Перейти к материалам
Сергей Колтырин в Медвежьегорском районном суде, 3 октября 2018 года
истории

«Ладно бы он деньги отмывал — я бы еще поверил» Директора карельского музея, следившего за состоянием могил репрессированных, обвиняют в педофилии. Репортаж «Медузы» и «7×7»

Источник: Meduza
Сергей Колтырин в Медвежьегорском районном суде, 3 октября 2018 года
Сергей Колтырин в Медвежьегорском районном суде, 3 октября 2018 года
Сергей Маркелов / «7×7»

3 октября в Карелии арестовали директора Медвежьегорского музея Сергея Колтырина и его знакомого Евгения Носова. Их обвиняют в развратных действиях по отношению к ребенку. Все друзья и знакомые Колтырина говорят, что он не мог совершить такого преступления. По их мнению, директору музея мстят за поддержку историка Юрия Дмитриева, который сам сейчас обвиняется в насильственных действиях сексуального характера по отношению к приемной дочери (один раз по аналогичному обвинению его уже оправдали). Дмитриев нашел место массового захоронения репрессированных в Сандармохе, Колтырин следил за состоянием этих захоронений и критиковал гипотезу историков, близких государству, о том, что здесь захоронены не репрессированные, а пленные советские солдаты. Журналист издания «7×7» Сергей Маркелов побывал в Медвежьегорске и увидел, как суд арестовал Колтырина. «Медуза» публикует его репортаж.

В августе 2018 года на дни памяти жертв сталинских репрессий в Сандармохе приехали родственники репрессированных, представители посольств из разных стран и члены общества «Мемориал». А карельские чиновники — не приехали: республиканские и районные власти последние годы мероприятие игнорируют. Впервые не посетил Сандармох и директор Медвежьегорского музея, историк Сергей Колтырин. Сейчас его друзья вспоминают, что Колтырин рассказывал им: приезжать на дни памяти ему запретили местные власти.

2 октября историка задержали и обвинили в развратных действиях по отношению к подростку. По схожим статьям в Карелии судят главу республиканского отделения «Мемориала» Юрия Дмитриева, который нашел массовые захоронения расстрелянных заключенных в Сандармохе.

На следующий день Медвежьегорский районный суд выбирал меру пресечения Сергею Колтырину и его предполагаемому сообщнику, жителю Североморска Евгению Носову. Проходя по коридору в комнату заседаний, Носов закрыл лицо листом бумаги. Колтырин обреченно смотрел в пол.

Два заседания прошли в закрытом режиме. Адвокат по назначению Елена Морозова и прокуроры комментировать дело отказывались. Носова и Колтырина обвинили в развратных действиях в отношении несовершеннолетнего, совершенных группой лиц. Еще до публикации официального сообщения на сайте Следственного комитета «Известия» и Пятый канал опубликовали видео оперативной съемки задержания подозреваемых. Колтырина эти СМИ называли соратником Юрия Дмитриева.

Журналистов пустили только на оглашение обоих решений суда. По сути дела в этих решениях не было сказано ничего; Колтырина и Носова арестовали на два месяца.

О Носове известно мало. «Новая газета» узнала, что ему 39 лет, он из Североморска, был моряком, у него есть жена и 12-летняя дочь. С Колтыриным он познакомился около семи лет назад через общих друзей. Последний раз ездил в Медвежьегорск в отпуск в сентябре 2018 года.

Почетный житель Медвежьегорска

Работницы Медвежьегорского музея, увидев журналиста, прикрывают дверь в кабинет директора. Внутри несколько человек, кто-то выносит коробки с бумагами. Все коллеги Колтырина общаться с корреспондентом «7×7» отказались.

У продуктового магазина рядом с музеем разговаривали двое местных жителей. Они прекрасно знали, кто такой Колтырин.

— Мы в шоке. Мы в магазине работаем, если бы [обвинения против историка были правдой] — услышали бы уж давно, у нас городок-то маленький, — говорила женщина. — Я думаю, надо петицию какую-то составить в его защиту? Не знаю, что делать.  

— Да это бред! — соглашался ее собеседник. — Человеку сколько — 66 лет в октябре будет? Ну что это такое? Додуматься до такого. Я его столько лет знаю — нормальный, вежливый мужик. Прибегает, пирожки берет вечером в магазине. Ладно бы он деньги отмывал, дачу построил, хоромы, машину, я бы еще поверил.

Старший брат Колтырина — водитель скорой помощи Владимир Колтырин — в обвинение тоже не верит.

— Не знаю, как он там [в СИЗО] будет. У него куча болезней, он гипертоник, предвестье сахарного диабета, печень, с желудком не все нормально, — говорил Владимир Колтырин. — Ну не может человек всю жизнь быть двуличным, он очень честный. Я сам очень спокойный человек, но меня это [обвинение] приводит в какое-то неадекватное состояние. Как это могло быть? Не знаю, откуда могло это взяться? Я понимаю, развязный человек в 30-летнем возрасте, 40-летнем. Но в 65 лет! Я уверен, у него даже физических сил-то не было на это. 

Мы разговариваем в квартире директора музея. Здесь повсюду следы обыска: на кровати валяются фотоальбомы, компакт-диски и личные вещи. Не тронули иконы на журнальном столе и фотографию мамы Колтырина — историк жил с ней до ее смерти.

Сергей Колтырин всю жизнь работал в Медвежьегорске. До музея был директором школы, в 1980-х уходил заниматься партийной работой.

После перестройки его назначили директором Медвежьегорского музея. При нем музей полностью поменял экспозицию, его стали посещать туристы. Колтырина много раз награждали почетными грамотами и благодарственными письмами от руководства республики и местной администрации за развитие музея. Дали звание почетного жителя города. Наградили благодарственным письмом за помощь в съемке новой версии фильма «А зори здесь тихие». Отдельная гордость Сергея Колтырина — фотография, сделанная в 2010 году. На ней он стоит рядом с патриархом Кириллом во время поездки в Сандармох. 

«Сиди тихо, чтобы тебя слышно не было»

В августе 2018 года в урочище Сандармох начались раскопки. Их проводило Российское военно-историческое общество (РВИО), члены экспедиции искали останки советских военнопленных. Они хотели подтвердить гипотезу о том, что в урочище, на месте массовых расстрелов жертв политических репрессий, могли быть захоронены убитые финнами советские военнопленные.

Выдвинули гипотезу историки Петрозаводского университета Сергей Веригин и Юрий Килин (это произошло за несколько месяцев до первого ареста Дмитриева). В феврале 2018 года на круглом столе в Медвежьегорске Сергей Колтырин высказывался против этой теории. «Меня тогда немного даже удивила его смелость. Он ведь человек достаточно лояльный к власти, — вспоминает депутат медвежьегорского горсовета Валентина Евсеева. — Мы со знакомой, когда обсуждали эту версию, этот поворот в сторону военнопленных, пришли к выводу, что Колтырина уберут».  

Сергея Колтырина назначили ответственным за раскопки РВИО от администрации Медвежьегорска. Уже тогда, вспоминает Евсеева, он был подавлен и испуган. Контракт на должность директора музея последний раз ему продлили только на полгода. Во время раскопок РВИО в Сандармохе Колтырин в разговоре с журналисткой «Новой газеты» признавался, что боится повторить судьбу Дмитриева. Уже тогда он просил не упоминать его имени в публикациях.

Журналистка финского издания Ilta Sanomat Арья Паанонен вспоминает, что встречалась с Колтыриным 4 сентября, когда раскопки были завершены. Колтырин в беседе с ней еще выразил сомнения в правдивости гипотезы, которую проверяло РВИО, и тоже просил или не цитировать его, или цитировать с осторожностью.

«Ранее Колтырина уже широко процитировали в российских СМИ, после чего сверху ему приказали заткнуться. В результате наше издание пришло к выводу, что нам вообще не следует упоминать Колтырина в материалах, поскольку у него могут возникнуть проблемы», — пишет Арья Паанонен.

Публицист из Санкт-Петербурга Елена Типикина рассказала «Медузе», что 28 августа она была в Сандармохе и увидела там разграбленную могилу. Но по просьбе Колтырина никому об этом не рассказывала.

— В полвосьмого вечера, когда жизнь в Сандармохе останавливается и посетителей там нет, когда они [участники экспедиции РВИО] думали, что Колтырин уехал, мы вернулись, — вспоминает Типикина. — Посреди Сандармоха — я с легкостью опознаю это место — была вскрыта могила. Они разгребали эти ямы без выкладки, без научной работы, без идентификации кусочков, без фотопротокола. И когда они увидели Колтырина, то изменились в лице. Сергей Иванович тогда попросил меня: «Я очень прошу вас. Сейчас над Сандармохом сгущаются очень непонятные для меня тучи. Я вас попрошу через несколько месяцев это опубликовать, не прямо сейчас, потому что какое-то очень странное напряжение, я очень боюсь за судьбу Сандармоха».

Колтырин, по словам Типикиной, говорил, что самые разные люди предупреждали его: «Закрой рот и сиди тихо, чтобы тебя слышно не было. Тише мыши».

Историк Анатолий Разумов, который выступал в поддержку арестованного Юрия Дмитриева, тоже говорит, что Сергей Колтырин давно переживал из-за происходящего с Сандармохом. И задержание директора музея для него не стало неожиданным.

«Этим летом мы с ним долго и откровенно говорили. И он говорил: „Анатолий Яковлевич, вы вообще себе отдаете отчет, какая тут обстановка, какие условия работы? Если меня отсюда уберут, считайте, что все, что вложено в музей, вся работа просто окончится“. Последние два года он говорил: что-то худое может произойти, — вспоминает Разумов. — Да, он рисковал. Поэтому думаю, что это своего рода месть ему».

Сандармох, считает Разумов, это продолжение истории Катыни под Смоленском, Медного под Тверью и «Перми-36».

«Последнее время он был очень грустный»

3 октября в группе «ВКонтакте» «Медвежьегорск: команда жителей. Перезагрузка» появились комментарии местных жителей по поводу ареста Колтырина. Там же опубликован пост местного депутата Александра Плеханова со словами поддержки: «Умный, здравомыслящий, адекватный человек, ставший за многие годы чуть ли не символом города. Не верю, что к старости у человека появились „странные“ наклонности, которых раньше „органы“ не замечали». Александра Плеханова этим летом сняли с поста директора местного Дома культуры: по его мнению, за критику в адрес местных властей.

Жена Плеханова Ольга говорит, что к ней приходили около десяти человек, которые спрашивали, как можно поддержать Колтырина. Хотели даже встать с пикетами у суда, но решили не рисковать. «Я уже слышала слово „сочувствующие“. Мне кажется, сейчас просто ждут и смотрят, кто выступит», — говорит Ольга Плеханова.

— Я Сергея Ивановича знаю с 16 лет. Мы были комсомольцами, он был заведующим РОНО. У нас был комсомольский штаб, он нас курировал, помогал, — говорит Александр Плеханов. — Я ничего плохого о нем сказать не могу. Конечно, у него своя личная жизнь, мы вместе не ужинаем, не сидим, но я за ним ничего не замечал и не верю в то, что говорится. Я и многие жители воспринимают его как очень уважаемого, авторитетного человека, которому не зря было присвоено звание «Почетный житель Медвежьегорска». Поэтому мы все-таки надеемся, что правда и справедливость восторжествуют.

Педагог Тамара Шикова знакома с Сергеем Колтыриным больше 30 лет. «Мне кажется, это все из-за Сандармоха. Везде мелькает это слово, — говорит она. — Последнее время он был очень грустный, как будто отделился немного, просто по состоянию души. Я чувствовала, что ему очень тяжело, очень трудно. Он был чем-то очень обеспокоен, но ничего не говорил. Он человек в этом отношении скрытный».  

Единственный комментарий стороны обвинения опубликован на сайте Следственного комитета Карелии. В нем сообщается, что «развратные действия» были совершены в сентябре 2018 года — и что один из подозреваемых «дал признательные показания». Пресс-релиз завершается фразой «Наказание за данное преступление предусмотрено в виде лишения свободы на срок до 15 лет».

В среду, 3 октября, в Медвежьегорске вышел свежий выпуск газеты «Вперед». Газету верстали до ареста историка, и в ней есть статья о новой выставке в Медвежьегорском музее. Проиллюстрирована она фотографией улыбающегося Сергея Колтырина.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Сергей Маркелов7×7»), Медвежьегорск

Реклама