истории

Оправдательный приговор историку Юрию Дмитриеву отменен. Прокуратура добивается новых показаний от его 12-летней дочери

Meduza
17:00, 15 июня 2018

Юрий Дмитриев после оправдательного приговора у петрозаводского городского суда, 5 апреля 2018 года

Владимир Ларионов / Reuters / Scanpix / LETA

Юрия Дмитриева судили за развратные действия по отношению к дочери — и оправдали. Правозащитники называли дело сфабрикованным.

Верховный суд Карелии 14 июня отменил приговор историку Юрию Дмитриеву, вынесенный Петрозаводским городским судом 5 апреля. Тогда первая инстанция оправдала Дмитриева по обвинению в изготовлении порнографии с участием несовершеннолетнего и развратных действиях по отношению к лицу младше 12 лет.

Юрий Дмитриев — 62-летний руководитель карельского отделения «Мемориала», историк-энтузиаст, краевед, с 1988 года занимающийся поисками захоронений жертв сталинского террора. В 1997-м Дмитриев нашел массовое захоронение в карельском местечке Сандармох; он находил и другие захоронения, например в карельском Красном Бору и на Соловецких островах. У Дмитриева двое детей от первого брака, в нынешнем браке — 12-летняя приемная дочь Наталья.

В декабре 2016 года Дмитриева арестовали, у него дома нашли ржавый и непригодный к стрельбе обрез ружья. Обвинение в изготовлении порнографии строилось на девяти фотографиях, найденных на компьютере историка. Директор музея общества «Мемориал» в Москве Ирина Галкова объясняла, что Дмитриев периодически фотографировал дочь Наталью — после того, как воспитательницы детского сада, куда ходила девочка, ошибочно приняли следы чернил на ее теле за синяки. Развратные действия, по мнению обвинения, заключались в самом фотографировании Натальи.

Дмитриев связывал уголовное преследование со своей краеведческой деятельностью, «Мемориал» признал его политическим заключенным, а зампредседателя совета организации Никита Петров заявил о «политическом шельмовании» историка.

Прокурор Елена Аскерова требовала приговорить Дмитриева к девяти годам строгого режима, но Петрозаводский городской суд дал Дмитриеву два с половиной года ограничения свободы за хранение оружия (с учетом времени, проведенного в СИЗО, этот срок сократился до трех месяцев).

Адвокат Дмитриева уверен: прокуратура начала давить на 12-летнюю дочь Дмитриева и ее бабушку

13 апреля прокурор Елена Аскерова обжаловала решение Петрозаводского суда, 14 апреля стало известно, что биологическая бабушка Натальи, которую зовут Валентиной (фамилия неизвестна), также подала апелляцию на оправдательную часть приговора. После рождения Натальи Валентина отдала девочку в детдом — и тогда ее взяли на попечение Дмитриев с женой; после ареста историка ребенка вернули бабушке. В разговоре с журналистами издания «7×7» Валентина отказалась пояснять, зачем она подает апелляцию, а затем отключила телефон.

Как рассказал «Медузе» журналист издания «7×7» Глеб Яровой, Валентина с приемной дочерью Дмитриева Натальей живут в деревне в Лоуховском районе Карелии (семь часов езды на север от Петрозаводска). «Она обрубила все контакты девочки с внешним миром, не только с Дмитриевым, но и, например, с ее крестной [матерью], да и вообще со всеми, с кем та общалась в „прошлой жизни“», — сказал Яровой. За оформленную над Натальей опеку, по словам Ярового, Валентина получает 16 тысяч рублей в месяц.

Валентина выступала на заседании Верховного суда Карелии 14 июня, оно проходило в закрытом режиме. По его окончании адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев рассказал журналистам: после оправдательного приговора Наталью направили на экспертизу к психологу, где она «под давлением» сделала заявление о том, что «расстроена и опозорена». «Бабушка сказала, что уполномоченный по правам ребенка в Карелии [Геннадий Сараев] организовал доставку девочки и бабушки в Петрозаводск, привел психолога, и та составила бумагу, якобы психологическое обследование, и там якобы привела речь девочки, которая то ли что-то вспомнила, то ли что-то решила сказать негативное в отношении Юрия Алексеевича», — заявил «Медузе» Ануфриев. Он добавил, что неизвестно, сыграл ли этот документ роль в отмене судебного решения, но отметил «никакой правовой сути он не имеет» и повлиять на решение «не должен был». Полного текста решения об отмене оправдательного приговора у Ануфриева еще нет.

«Чувства досадные, приходится терять время, опять доказывать, что ты не верблюд, — сказал „Медузе“ Юрий Дмитриев. — Но это было ожидаемо, прокуратура спасает лицо. Что касается [апелляции] бумаги, которую предоставила бабушка — мы только о ней слышали. Как-то реагировать пока не совсем правильно».

«Формально они выступают за девочку, защищают ее права, но как они это делают, всем видно, — заявил адвокат Ануфриев. — Разве можно было так уродовать душу ребенка? Что-то с ребенком сделали, что-то ему внушили». Ануфриев говорит, что обсуждал с Дмитриевым такой сценарий еще в апреле: «Никакого другого выхода у обвинения не было, кроме как пойти во все тяжкие, попытаться бросить ребенка на алтарь ради своего престижа».

Ануфриев убежден, что прокурор Елена Аскерова «будет биться до конца», потому что в ином случае «в отношении нее могут наступить оргвыводы». Новое рассмотрение дела Дмитриева, по словам адвоката, скорее всего, начнется в августе — тогда и станет ясна линия обвинения.

Евгений Берг