Перейти к материалам
истории

Все вместе будем тонуть Как и почему единоросс Светлана Орлова проиграла выборы во Владимире «договорному кандидату». Репортаж Таисии Бекбулатовой

Meduza
Светлана Орлова голосует на втором туре выборов во Владимирской области, 23 сентября 2018 года
Светлана Орлова голосует на втором туре выборов во Владимирской области, 23 сентября 2018 года
Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

К утру 24 сентября стало ясно, что действующая глава Владимирской области, член «Единой России» Светлана Орлова уступила во втором туре губернаторских выборов кандидату от ЛДПР Владимиру Сипягину. Из четырех регионов, где должны были пройти вторые туры губернаторских выборов, «Единая Россия» фактически проиграла везде (в Приморье результаты второго тура отменены, будут перевыборы; в Хакасии действующий глава республики снялся с выборов и второй тур состоится позже). Спецкор «Медузы» Таисия Бекбулатова отправилась во Владимир и узнала, как московские политтехнологи пытались спасти Орлову — и почему у них не получилось.

«В последний раз Владимир привлекал столько внимания в 1243 году», — шутили журналисты в пресс-центре избиркома в здании администрации Владимирской области, пока на экране появлялись данные о голосовании в разных районах. Несмотря на колебания цифр и странный ночной «сбой» в работе системы ГАС «Выборы», из-за которого эта система, по словам замглавы облизбиркома Сергея Канищева, «зависла» на два часа, уже к двум ночи стало понятно, что выборы выигрывает кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин.

Будущий губернатор, впрочем, вниманию к своей персоне был не то чтобы рад. В последние дни кампании он явно избегал журналистов и практически не вел агитацию. В третьем часу ночи, когда победа Сипягина стала очевидной, депутат местного законодательного собрания от ЛДПР Иван Лютков сообщил, что кандидат не появится в администрации, — и зачитал журналистам свою короткую переписку с ним:

— Выйдете к журналистам?

— Рано.

— Что им сказать?

— Ничего.

Однако уже через час Сипягин появился в здании правительства. Сочувственно спросив у журналистов: «Бессонная ночь?..» — он тут же попросил ни о чем не спрашивать. Один вопрос ему все же задали: где он был всю ночь; Сипягин ответил, что он был так уверен в победе, что на публике ему было появляться необязательно. После этого Сипягин скрылся за дверью избиркома, а через несколько минут вышел, поблагодарил журналистов за поддержку, неловко помахал рукой и ушел.

Еще через полчаса Сипягин обнаружился в том же здании перед камерами телеканала «Россия». Сипягин несколько раз повторил, что он «человек спокойный» и «системный», а за «народную победу» благодарен жителям Владимирской области и лично Владимиру Вольфовичу Жириновскому. После съемки победитель выборов признался журналистам, что рад тому, что у него наконец найдется время ходить в спортзал, попрощался и окончательно ушел.

Светлана Орлова на публике после подсчета голосов так и не появилась — свет на шестом этаже владимирского Белого дома, где находится губернаторский кабинет, горел до поздней ночи, но сама глава области рано уехала домой. На девять часов вечера местные сторонники оппозиционера Алексея Навального назначили у здания администрации праздничную прогулку, чтобы отметить поражение «оккупационного режима» Светланы Орловой, — но ни протестующих, ни празднующих там так и не появилось.

«Сипягин — свой, договорной!»

«Обстановка здесь очень непростая. Это феноменальное протестное голосование», — говорил «Медузе» перед вторым туром источник, близкий к штабу Светланы Орловой.

В первом туре выборов 9 сентября при явке 32,96% действующий губернатор Орлова получила 36,42% голосов, а Сипягин — всего на три с небольшим процента меньше. Об антирейтинге Светланы Орловой в области говорили все — и в то же время все были уверены, что она переизберется без проблем. За пять лет управления регионом поначалу крайне популярная Орлова успела стать для жителей региона таким раздражителем, что ее политтехнологи во время избирательной кампании даже не стали вывешивать на улицах баннеры с ее именем и портретом.

При этом ко второму туру никто готов не был. «[В регионе] был очень высокий процент неопределившихся, — объясняет собеседник „Медузы“, близкий к областному правительству. — Была надежда, что они не настолько нелояльны». Другой источник, знакомый с ходом кампании, рассказывает, что подчиненные губернатора описывали ее так: «У нас все хорошо, Светлана Юрьевна ездит, все замечательно».

В штабе Орловой рассчитывали на много раз испытанную технологию, при которой в бюллетене оказываются только «безопасные» кандидаты, согласованные с властью, рассказывают «Медузе» собеседники в регионе. Они в один голос утверждают, что Владимир Сипягин от ЛДПР был специально выбран в соперники Орловой как кандидат, не имеющий никаких шансов на победу. «Я вообще не понимаю — Сипягин свой, договорной. Он договорной изначально!» — удивлялся итогам первого тура один из источников «Медузы», работавший в области.

Владимир Сипягин голосует с сыном на втором туре выборов, 23 сентября 2018 года
Владимир Сипягин голосует с сыном на втором туре выборов, 23 сентября 2018 года
Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

Впрочем, голосовали не за Сипягина — и вообще не за конкретных кандидатов, констатируют близкие к штабу Орловой собеседники «Медузы». Избиратели просто голосовали против Орловой — теми способами, которые им были доступны. «Справедливоросс Бирюков набрал 17%, а его вообще никто в области не видел! Техник [технический кандидат] Глумов [от „Патриотов России“] набрал 8% — ну вообще! И 8% с лишним было испорченных бюллетеней», — рассказывает собеседник «Медузы», работавший в региональной администрации. «Понятно, что это не голосование за кандидата. Кандидат, который вышел во второй тур, по сути абсолютно ничего из себя не представляет. В области сложилась уникальная ситуация, когда голосование идет против действующего губернатора и вообще против всех, — говорил один из собеседников „Медузы“, близкий к штабу Орловой. — Если смотреть результаты первого тура, здесь участвуют в выборах три кандидата — Орлова, Сипягин и кандидат „против всех“. Его хоть и нет в избирательном бюллетене, но незримо он здесь присутствует». Собеседники «Медузы» в регионе подчеркивают, что поддержка Сипягина на выборах намного превысила его узнаваемость в регионе, которая находилась на уровне статистической погрешности.

Перед первым туром, по словам собеседников «Медузы» в регионе, уровень поддержки Орловой среди жителей Владимирской области составлял немногим более 30%, а число тех, кто «не одобрял» ее деятельность, перевалило за 60%. Исключали для себя возможность проголосовать за нее около трети избирателей. Многие так и не поняли, почему Орлову вообще решили снова выдвинуть на выборы.

Двое собеседников «Медузы», работавших в регионе, объясняют это личным знакомством Орловой с Владимиром Путиным. Один из них утверждает, что Орлова «самоходом» дошла до президента, с которым знакома с конца 1990-х, и вернулась в регион, добившись одобрения своей кандидатуры. «Фактически только первое лицо принимало решение о переназначении. Плюс еще был момент, что есть гендерная квота — ну, что нужны женщины [во главе регионов]. И она уехала [в регион] с очень низким рейтингом», — говорит источник, знакомый с Орловой.

Другой собеседник, близкий к областному правительству, обращает внимание на то, что полпредство в Центральном федеральном округе во время подготовки массовых отставок губернаторов неоднократно включало Орлову в списки на отстранение от должности, но «на каком-то этапе ее всегда вычеркивали». «По ней очень долго решался вопрос — она находилась в зоне риска, пока президент не принял решение», — говорит политтехнолог Дмитрий Фетисов. Об одобрении второго срока Орловой стало известно только в конце мая. Соответственно, поздно началась и ее избирательная кампания. «Это была ошибка — ее здесь оставлять. Ситуацию перегрело еще то обстоятельство, что многие в течение зимы и весны шушукались, переживали, население активно обсуждало, оставят ее или нет. Склонились к мысли, что оставлять ее незачем, пришлют нового, — описывает настроения в области один из собеседников, работавший с Орловой. — На протяжении четырех-шести месяцев население активно это обсуждало. И это очень повлияло на голосование».

Сама Орлова до последнего не верила, что она не победила в первом туре, говорит знакомый с ней источник «Медузы»: «Она реально считала, что у нее все хорошо. У нее крутой характер — и люди просто боятся приносить ей плохие вести. В пять вечера ей все-таки занесли данные экзитполов — она даже слушать не стала. В десять, пол-одиннадцатого пошли первые итоги, и вот это все посыпалось — а уже поздно что-то делать. Уже ни мобилизовать людей, ни попросить [глав муниципалитетов о помощи]».

Фанатка Путина

В 2013 году Владимир Путин отзывался об Орловой как о «женщине крепкой»: «Это как раз та категория, которая коня на скаку остановит и в горящую избу войдет». Незадолго до первого тура выборов во Владимире, 16 августа, президент встретился с губернатором — и, в частности, обещал помощь со строительством перинатального центра в Коврове.

Работавшие с Орловой люди описывают ее как настоящего «фаната Путина». «Коллега Орлова была известна в Совете Федерации как „хлопальщица“. Хлопала она всегда много, неистово, но самое главное: хлопать она всегда начинала первой, — писал об Орловой бывший сенатор Константин Добрынин. — Секрет был прост: когда президент еще не успевал закончить мысль, она уже поднимала локти на уровень груди, раздвигала руки и начинала бить в ладоши. Именно бить — не хлопать. Иногда сопровождая это громкими выкриками „Браво!“ или „Верно!“ с места. Самое важное было, чтобы ее заметили. И президент замечал». Не подвела президента Орлова и летом 2018 года: несмотря на то что у нее шла избирательная кампания, а технологи отговаривали ее от этого шага, губернатор публично выступала в поддержку пенсионной реформы. Это, как признают в ее штабе, прямо ударило по ее и так невысокому рейтингу.

Владимир Путин встречается со Светланой Орловой, 16 августа 2018 года
Владимир Путин встречается со Светланой Орловой, 16 августа 2018 года
Михаил Климентьев / Sputnik / Scanpix / LETA

Двое собеседников «Медузы», близких к Светлане Орловой, называют причиной ее неудачи 9 сентября то, что на фоне высокого антирейтинга в регионе фактически не велась агитационная кампания. «Одно наложилось на другое. Если бы был популярный губернатор, не нужно было бы такой серьезной избирательной кампании проводить. Ну или наоборот — если бы губернатор был слабый, а кампания была сильной, тут, возможно, это помогло бы», — отмечает один из них. Конкуренты Орловой, в отличие от нее, были активны: например, резко критиковал Орлову незарегистрированный кандидат от КПРФ Максим Шевченко, и даже «договорной» Владимир Сипягин выпустил прямо направленную против нее агитацию со слоганами «Выжгу коррупцию каленым железом!» и «Владимирской области нужна крепкая мужская рука!».

Лозунги Сипягина попали в точку: при Орловой в области случались громкие коррупционные скандалы, — в частности, были арестованы два ее заместителя. Если бы «она сказала — так и так, гады, расстреляю всех сама лично, выжгу коррупцию каленым железом», результат был бы иной, уверен бывший владимирский чиновник, — но Орлова от такой реакции воздержалась. После первого тура, впрочем, практически прекратил агитацию и сам Сипягин. Поддержать его даже не приехал лидер партии Владимир Жириновский. Единственным напоминанием о том, что в городе идет избирательная кампания, оказался припаркованный у штаба ЛДПР автобус с гигантской надписью «Жириновский. ЛДПР».

Агитации Орловой в регионе видно не было, зато в первом туре «был произведен грубый административный нажим — то есть люди, скажем откровенно, были по приказу мобилизованы на избирательные участки», рассказывает один из собеседников, близких к штабу Орловой. «Те, кто заставлял их идти на участок, рассчитывали, что они проголосуют за губернатора, потому что так было в марте (на президентских выборах в регионе Владимир Путин набрал 73,65% голосов при явке в 65% — прим. „Медузы“). Но они перепутали Владимира Владимировича со Светланой Юрьевной. Заставлять людей приходить на участки было для них самоубийственно, потому что они фактически занимались мобилизацией протестного электората», — объясняет источник.

В итоге люди, которых заставили прийти на участки, либо голосовали за других кандидатов, либо — если им нужно было отчитаться — сначала ставили галочку за Орлову, а затем, сделав фото, ставили галочки в другие клетки. Этим, по мнению собеседника «Медузы», объясняется высокое число испорченных бюллетеней. «Был бы точечный привод своих избирателей, может быть, она бы и выиграла в первом туре», — предполагает он.

Собеседник, близкий к областному правительству, возражает: по его словам, инициатива по мобилизации избирателей исходила с мест. «Директора, некоторые главы районов, главврачи, директора школ, где-то жэкахашники — в общем, вся административная машина. [Технологи] им доказывали, что этого не надо, а они слушали, кивали и делали по-своему, — объясняет он. — Они погнали людей на участки. Особенно во Владимире постарались. Там прямо уговаривали, говорили: не вздумайте, во Владимире протестные настроения. А они, придурки, учителей, врачей начали напрягать — и нагнали». Поэтому перед вторым туром, по его утверждению, одной из главных задач было «остановить административную машину».

Борется с драконами, охраняет трон

Собеседники «Медузы» одновременно винят некоторых муниципальных чиновников в избыточном применении админресурса — и сетуют, что с большинством из них Орлова так и не сумела наладить отношения. «[Замгубернатора по внутренней политике Александр] Лобаков с главами [муниципалитетов] вообще не общается. За два года на этой должности он ни разу их не собирал», — утверждает бывший владимирский чиновник.

«Ну, они действительно не рвали задницу. Там проблема была в том, что задачи никто не ставил. Нельзя же так — „ну, вы сколько можете, столько и обеспечьте“, — объясняет близкий к правительству региона источник. — В бой они не полезут, да. Работать [с Орловой] год от года становится тяжелей, потому что она не администратор, систему управления она не выстроила. Фестивали и форумы уже надоели, людям кушать надо, лечиться надо, ходить в школы нормальные».

По словам бывшего владимирского чиновника, вместо реальной работы с общественниками в области проводили бесконечные форумы и праздники, на которых глава области не упускала шанса спеть что-нибудь народное. «Она это любит, а население к этому либо спокойно относится, либо это действует на него раздражающе», — говорит он. Кроме того, по его мнению, в регионе «не выстроена система общения с избирателями». «Вот говорят: ей главы [муниципалитетов] не помогли. А главы-то что могли сделать? Кнутом или пряником стащить избирателей, рассказать, какая она хорошая? Она это и сама делала, — отмечает он. — Но у нее же была совершенно закрытая избирательная кампания, она с людьми-то не встречалась, она выделяла какие-то сектора и ездила по закрытым встречам, и никто ее не видел».

Светлана Орлова поет «Я люблю тебя, Россия» вместе с французской шансонье Кристель Лури, 25 августа 2018 года
ПроВладимир

То, что радовало жителей в первые годы управления Орловой, теперь уже вызывает раздражение, констатирует собеседник, близкий к ее администрации; точно так же наскучили и разносы, которые она на манер бывшего губернатора Кузбасса Амана Тулеева устраивала подчиненным и главам муниципалитетов. «Она устраивала спектакль — с завязкой, развязкой. Людям это нравилось. Но просто когда это уже третий год подряд, возникает вопрос: а чего ты его держишь? — объясняет собеседник. — А никого [другого] не было. Нет людей, нет кадров».

Если в начале срока Орлову сравнивали с «царицей», то теперь все чаще называют Салтычихой. «Ну, Салтычиха, к сожалению, да, это есть. Она такая, агрессивная, иногда хамски себя ведет. Какое-то такое перерождение произошло. Это, наверное, в характере было — с возрастом все усугубляется», — предполагает один из знакомых Орловой. «Потом, она же женщина-война, ей всегда надо находиться в состоянии конфликта с кем-нибудь, — добавляет он. — Когда она доела Филиппова, нужны были какие-то другие враги. Потому что заниматься рутинной работой — [это не ее] она не администратор, ни разу не хозяйственник. Так что она начала открытую войну с областным судом, с ФСБ. Теперь у нее враги — следаки [расследующие нарушения ее заместителей] и главы [муниципалитетов], причем главы почти все: они ее предали [не обеспечили результат]. Она борется с драконами, она охраняет сокровища, трон, она добывает Эскалибур — то есть она в своем вымышленном мире сейчас».

О склонности Орловой во всем видеть заговоры и искать врагов говорят и другие собеседники «Медузы» в регионе. «Основная проблема Орловой в том, что она потеряла связь с реальностью. У нее там Филипповы, заговоры в голове, потусторонние силы, Госдеп, наверное. Но надо смотреть на себя, — добавляет собеседник, работавший с Орловой. — Она ж до последнего [9 сентября] не верила, что у нее проблемы, — поняла это только в девять часов вечера, хотя экзитполы все показывали».

«У нее есть серьезные достижения, но провалена информационная политика, плюс характер очень сложный — железной леди, идущей на конфликты, может быть даже несколько деспотичной, — и в результате испорченные отношения с местными элитами, буквально со всеми поголовно, — констатирует политтехнолог Дмитрий Фетисов. — Это все привело к тому, что ее достижения хорошо воспринимаются, к примеру, президентом, но совершенно не воспринимаются населением. По любому ее промаху раскручиваются скандалы, и как итог — высокий антирейтинг. Сложно даже сказать, кто бы из местных элит был ее сторонником». Орлова эффективно лоббировала интересы области и смогла привлечь много средств и заказов для местных предприятий, но все это нивелировалось неумением правильно преподнести это жителям, добавляет другой собеседник, работавший с Орловой. Гораздо большую популярность набирали материалы СМИ с критикой в ее адрес, — например, один из владимирских сайтов собрал список из 1300 невыполненных обещаний Орловой.

Вроде бы старалась, где-то недоглядела

За неделю до второго тура собеседники «Медузы», работавшие с Орловой, были настроены пессимистично. «Очевидно нежелание видеть действующего губернатора во главе региона, очевидно, что абсолютное большинство избирателей находится в протестном поле, и я думаю, что здесь вообще могут быть различные сюрпризы, — признавался один из них. — Очень много шансов на то, что протестная повестка возобладает».

Перед вторым туром выборов во Владимирскую область высадился целый десант из Москвы: помогать Светлане Орловой приехали начальник управления президента по внутренней политике Андрей Ярин, заместитель секретаря генсовета «Единой России» Виктор Селиверстов и сотрудники центрального исполкома партии, несколько депутатов Госдумы от партии власти, президент Компании развития общественных связей Сергей Зверев, направленный в регион первым замглавы администрации президента Сергеем Кириенко, и другие политтехнологи. Московские гости стали придумывать спасательную операцию для главы региона. Впрочем, в возможность победы при существующих условиях верили не все. «Все вместе будем тонуть», — так оценивал ситуацию один из источников «Медузы», близких к штабу.

Собеседники, близкие к правительству и штабу, уверяли, что за две недели Орлова проделала большую работу, чтобы вернуть доверие избирателей. Главным шагом в этом направлении они называли ее обращение к избирателям, которое было записано 20 сентября, а затем усиленно распространялось через СМИ и соцсети. В нем губернатор призналась, что «не ожидала, что первый тур пройдет так, как он прошел» и, «конечно же, переживает». «В последние дни постоянно задаю себе вопрос: вроде бы старалась — и результаты есть. Так почему же не удалось достучаться до многих из вас? И знаете, что отвечаю себе: значит, что-то сама сделала не так. Где-то недоглядела», — очевидно, зачитывала текст с суфлера Светлана Орлова, активно шевеля бровями. Она попросила у жителей поддержки — «не как губернатор, а просто как человек» — и пообещала исправить свои ошибки. В соцсетях ролик вызвал в основном издевательские реакции, а фразы «вроде бы старалась» и «где-то недоглядела» быстро разошлись на мемы.

Обращение Светланы Орловой к владимирцам перед вторым туром губернаторских выборов, 19 сентября 2018 года
ПроВладимир

Тем не менее в штабе роликом остались довольны: там отмечали, что ролик был снят не для молодежи, которая над ним издевается, а для электората постарше. По словам источника, близкого к областной администрации, текст обращения в разных вариантах тестировался на фокус-группах, и фразы, которые в него в итоге вошли, вызвали позитивную реакцию. Обращение было направлено на «сигнальщиков» — людей, которые голосуют за другого кандидата или портят бюллетень не для того, чтобы действующий губернатор ушел со своего поста, а для того, чтобы власть обратила на них внимание и решила их проблемы. Именно их Орлова называла «дорогие мои».

Кроме того, Орлова начала по-настоящему встречаться с людьми. «На самом деле по области металась другая Орлова. Она не такая самоуверенная, она общалась с простыми людьми, она ездила без свиты, за которую ее упрекали, она слушала, разговаривала, задавала вопросы, — описывал это близкий к штабу источник. — Ездил человек, а не высшее должностное лицо, нормальный публичный политик. Она повстречалась с огромным количеством людей». Но исправить ситуацию это уже не могло.

«Все фокус-группы показывают, что [избиратели] понимают: Орлова-то уйдет, но непонятно, что [Сипягин] нарулит», — говорит собеседник «Медузы», близкий к областной администрации. «Нет никаких причин считать, что и [из Сипягина] получится хороший управленец, — говорит политтехнолог Дмитрий Фетисов. — Понятно, что сразу же убирать его никто не будет, год-два он поработает. А дальше уйдет в отставку как человек, не справившийся со своей работой».

Таисия Бекбулатова, Владимир