истории

«Эту власть ничего не спасет» Интервью коммуниста Валентина Коновалова. Он с большим отрывом выиграл у единоросса первый тур губернаторских выборов в Хакасии

Meduza
Хакасское отделение КПРФ

9 сентября во многих регионах России прошли губернаторские выборы. В большинстве из них победили действующие губернаторы — однако сразу в четырех регионах состоится второй тур. Главная сенсация произошла в Хакасии — кандидат от КПРФ Валентин Коновалов здесь не только вышел во второй тур вместе с действующим губернатором, членом «Единой России» Виктором Зиминым, но и с большим отрывом обогнал его, получив больше 44% голосов — против 32% у оппонента. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев поговорил с Коноваловым.

— Как вы оцениваете кампанию, в которой вы одержали победу?

 — Я прошел 10 избирательных кампаний — эта была, наверное, самой грязной и нервной. Мы все выложились на сто процентов. Говоря «мы», я имею в виду Коммунистическую партию, широкий фронт народно-патриотических левых сил, себя и всех людей, кто меня поддерживал. Один в поле не воин, без них ничего бы не получилось.

— Что значит — самая грязная?

— К сожалению, примеров очень много. В последнюю неделю началась откровенная травля лично меня и моих товарищей по партии в провластных СМИ. Была выпущена подпольная листовка с клеветнической информацией на меня — сейчас возбуждено уголовное дело за клевету, и мы подали иски о защите чести и достоинства против республиканского телеканала. Потом вышла еще одна листовка с поддельным интервью, которое я в жизни не давал. Причем подделали нашу газету «Правда Хакасии», а на передовицу они поставили откуда-то статью Зюганова — так что многие поверили. Все это было признано незаконными агитационными материалами.

— То есть вас боялись? А переговоры с вами какие-то вели?

— Конечно, они почувствовали, что запахло жареным. Но, видимо, до дня голосования не думали, что настолько все плохо. А почему в республике такая реакция населения? Вы должны понимать, что у нас под чутким руководством действующей власти позакрывалось огромное количество предприятий как в городах, так и на селе. Нет работы, нет достойной зарплаты, люди вынуждены уезжать на вахты, их обманывают там, семьи не видят отцов. В республике задержка [по зарплате] бюджетникам местами огромная.

— Как решать эти проблемы?

— Для начала, наверное, не надо разворовывать бюджетные средства. Надо заниматься кадровой политикой исходя не из личных пристрастий, а из профессионализма человека, его моральных, нравственных качеств. Стараться работать на благо людей, а не на благо кармана. У нас огромное количество тех же угольных разрезов, которые наносят вред экологии, а бюджет от них получает меньше, чем от пивзавода. Под выборы власть добилась, что у нас зарегистрировали одного собственника, который заплатил 5 миллиардов рублей подоходного налога. Что мешало им это сделать в предыдущие девять лет? Другой пример — рудник в поселке Вершина Теи: губернатор несколько лет лично обещал его не закрывать, и в итоге его закрыли.

— Вы еще часто говорите, что у региона огромные долги.

 — Минфин признал нашу бюджетную политику крайне неэффективной. Вообще, на мой взгляд, там присутствует жесткая коррупционная составляющая. Изначально в структуре этого республиканского госдолга огромную часть составляли коммерческие долги, проценты от которых составляли миллиарды рублей, — и все это платилось из бюджета в частный карман. Просто откровенно мошенническая схема.

Вообще, республика у нас очень бедная. То есть, с одной стороны, нищета основной массы населения, а с другой — шикарный образ жизни наших чиновников и местных олигархов, которые тут имеют свои добывающие предприятия. 

— Как вы собираетесь с этим бороться? Вы же можете стать губернатором в очень централизованной стране, а регион — дотационный.

— Мы программу представили исходя из региональных полномочий. Первое — планируем добиваться регистрации на нашей территории угольных разрезов, завода алюминиевого. У региона есть определенные рычаги, это в первую очередь вопросы экологии, которые наша власть не решалась поднимать, идя на поводу у олигархии.

В Хакасии дикий рост онкологических заболеваний. Состояние экологии оценивается как крайне низкое. И до сих пор правительство не озаботилось тем, чтобы провести комплексную экспертизу, пригласить специалистов, принудить заплатить компенсацию за ущерб природе и здоровью населения. Далее — мы выступаем за развитие народных сельхозпредприятий, по типу как у Павла Грудинина. При финансовой поддержке республики такие можно было бы строить. Более того — у нас в Хакасии вообще был промышленный город-гигант Черногорск, второй индустриальный город по Красноярскому краю. Сегодня он превратился в пригород Абакана. Надо возрождать производство.

 — Чего вы ждете от второго тура?

— Мы должны побеждать, причем с более существенным отрывом. Как показал первый тур, населению удалось отличить ложь от правды. Я думаю, на сегодняшний день ничего уже не спасет эту власть.

— Как вы будете взаимодействовать с Москвой, если изберетесь? Как вы относитесь к федеральной власти?

— Взаимодействовать буду. Отношусь к политике правительства и президента, конечно, отрицательно. Реформы, которые проводятся, откровенно антинародные и влазят в карман других людей. Назрели другие реформы, — например, прогрессивная шкала подоходного налога, госмонополия на табак, на алкоголь, национализация добывающей промышленности.

 — Вы в «ВК» подписаны на паблики ДНР и ЛНР. Что думаете об этих регионах?

— На сегодняшний день, по моему мнению, там созданы зоны фактически для отмывания средств что со стороны Украины, что со стороны России. Конфликт выгоден обеим сторонам. Если бы республикам дали развиваться самим, без войн и конфликтов… Но туда лезут с обеих сторон — и реализуют свои интересы.

— Вы молодой выдвиженец стареющей партии. Какой у вас электорат? Обычно считается, что за КПРФ голосуют пенсионеры, а вам 31 год. 

— Я хочу сказать, что я по взглядам коммунист, марксист. Конечно, все сторонники КПРФ голосовали за меня. Плюс я был кандидатом от широкого народного фронта. Так что те, кто за другие партии, тоже голосовали за меня. Увидели во мне альтернативу.

— Как вы стали сами коммунистом? Вы же в партию вступили в 20 лет.

— Это правда. У меня всегда были социалистические взгляды, левые. После школы пришел к мысли, что мне надо развиваться в общественной деятельности, нужны единомышленники, невозможно одному бороться за улучшение жизни общества. Зачитывался Лениным и Марксом я еще в школе. Нас уже не заставляли, я сам. И я такой не один был. Мы пришли в партию вместе с другом, потом еще несколько друзей подтянулись, да и сегодня молодежи в КПРФ довольно-таки много. Проблема в среднем возрасте — но сейчас уже к нему подходит наше поколение.

— Вы зачитывались Лениным, а как вам Сталин?

— Сталин — это был великий государственный деятель. Взял с сохой, а оставил с ядерной бомбой. Безусловно, как политик он совершал ошибки, и личность его надо оценивать в комплексе. Для меня злым гением он не является однозначно. Понимаю, что он допускал ошибки и не всегда признавал ошибки. Как, например, это делал Ленин. В этом плане он был не идеальный марксист.

— Миллионы репрессированных — это вы называете ошибкой?

— Любая ошибка государственного деятеля измеряется миллионами человеческих жизней. Возьмем Николая II. Он втянул страну в войну с огромным количеством жертв, при этом ничего для страны не сделал. Он достоин звания кровавого тирана. Но акцентируют внимание на Сталине. Да, при Сталине были ошибки и жертвы, но были и плоды трудов. А в данном случае мы имеем и огромные человеческие жертвы, и уничтоженное [правлением Николая II] государство.

— А Путин своим правлением уничтожает государство?

— Сегодня, к сожалению, да.

Илья Жегулев