истории

Не все позволено шахтеру, что позволено мажору Как Турчак борется с Володиным за «Единую Россию» и Госдуму

Meduza
06:00, 16 апреля 2018

И.о. секретаря генсовета «Единой России» Андрей Турчак принимает граждан в общественной приемной партии в Краснодарском крае, 1 декабря 2017 года

Екатерина Штукина / пресс-служба правительства РФ / ТАСС

Партию «Единая Россия» и ее фракцию, контролирующую Госдуму, многие считают монолитным бюрократическим образованием, обслуживающим интересы власти. Однако в «ЕР» тоже есть свои конфликты и борьба за влияние. Эта борьба особенно обострилась после того, как Вячеслав Володин, ранее отвечавший за внутреннюю политику в администрации президента, был назначен спикером Госдумы — а бывший губернатор Псковской области Андрей Турчак, которого журналист Олег Кашин обвиняет в организации своего избиения в 2010 году, стал секретарем генсовета «Единой России». Спецкор «Медузы» Таисия Бекбулатова рассказывает, как Володин, Турчак и первый замглавы АП Сергей Кириенко борются за контроль над «партией власти» — и как эта борьба отражается на деятельности парламента и выборах в России.

Дагестанский блицкриг

Когда бывший первый замглавы администрации президента (АП) Вячеслав Володин стал спикером Госдумы, в лексикон близких к нему политологов сразу прочно вошло слово «субъектность». Точно так же, как до этого — аббревиатура КОЛ: декларировалось, что выборы в стране при Володине проходят «конкурентно, открыто, легитимно».

«Субъектом» в новом раскладе сил должна была стать Госдума: Володина явно не устраивали вес и влиятельность органа, который ему пришлось возглавить. Управляя внутренней политикой в АП, чиновник сам серьезно влиял на происходящее в Думе, но, оказавшись по другую сторону, быстро дал понять, что такой же расклад в отношениях с новым составом внутриполитического блока его не устроит. В свою очередь, в администрации президента не горели желанием оставлять за Володиным полномочия, выходящие за рамки думских.

«Во времена Володина АП выполняла функцию такого единого заказчика, единого окна. В нарышкинской Думе володинская администрация президента пользовалась очень высокой степенью влияния. То есть [спикер Госдумы в 2011–2016 годах Сергей] Нарышкин не оборонял Думу как свои позиции. Володин, естественно, хочет там быть более субъектным, — рассказывает собеседник „Медузы“, близкий к руководству Госдумы. — В тот момент, когда произошла эта замена — Володин ушел в Госдуму, а [новый первый замглавы АП Сергей] Кириенко пришел на его позицию, — не была четко маркирована граница, где начинается сфера ответственности одного и заканчивается сфера ответственности другого. И тут же началась позиционная борьба». Одним из самых ярких эпизодов этого противостояния стал конфликт вокруг кресел — Володин попытался сократить число сотрудников АП, имеющих право посещать совет Госдумы, до двух, сославшись на недостаток мест.

«Собственно, вся эта „холодная война“ началась с момента его ухода в Госдуму. Логика при назначении Володина как раз была в том, что главных и единоличных распорядителей через какое-то время вообще не должно остаться, — предполагает собеседник „Медузы“ в „Единой России“. — И да, Госдума начала расти, как-то пытаться балансировать с АП, но все игроки в системе все равно живут в логике „кто главнее, кто старше“, по-другому просто не умеют. Володин все равно воспринимается как игрок, а еще один амбициозный игрок на и без того перегретой поляне никому сейчас не нужен. Поэтому для нынешних распорядителей внутренней политики, да и для всех, кто с Володиным воюет, парламент сейчас — это в первую очередь такая идеальная вещь в себе, где можно его закрыть».

Володин «закрываться» не собирался. Одним из ресурсов, за который между ним и Кириенко началась борьба, оказалась партия власти. В АП Володин контролировал «Единую Россию» по должности. «Весь административно-партийный властный ресурс монополизирован „Единой Россией“. Володин в АП вне зависимости от амбиций на себя это замыкал», — объясняет собеседник в партии. Более того, Володин, сменив в АП Владислава Суркова, установил больший контроль над партией, чем раньше, говорит бывший сотрудник «ЕР». «Неверов стал секретарем генсовета, и они стали назначать марионеточных руководителей центрисполкома. Например, [бывший руководитель ЦИКа Максим] Руднев — вообще человек без бэкграунда, мгеровский активист. Никакого опыта, чтобы руководить ЦИКом, у него не было», — рассказывает он. Покинув пост в АП, Володин продолжил контролировать партию через своих людей в руководстве, в первую очередь секретаря генсовета Сергея Неверова, — и какое-то время казалось, что «Единая Россия» может остаться за ним.

Вячеслав Володин на первом заседании Госдумы седьмого созыва, где его избрали спикером, 5 октября 2016 года
Станислав Красильников / ТАСС / Vida Press
Рамазан Абдулатипов представляет своего преемника во главе Дагестана Владимира Васильева в зале заседаний народного собрания республики, 5 октября 2017 года
Владимир Смирнов / ТАСС / Vida Press

Перемены произошли резко. 3 октября 2017 года президент Владимир Путин подписал указ об освобождении от должности главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, и это решение стало началом цепочки других назначений. В тот же день временно исполняющим обязанности руководителя региона был назначен вице-спикер Госдумы, председатель фракции «Единой России» Владимир Васильев. Решение, по словам собеседников «Медузы», стало полной неожиданностью для Володина. Оно спровоцировало ряд других перестановок: вакантное место главы фракции пришлось занять Сергею Неверову, а спустя несколько дней в его кабинет в здании партии на Кутузовском проспекте, 39, въехал новый секретарь генсовета — только что освобожденный от должности губернатора Псковской области 41-летний Андрей Турчак (по версии журналиста Олега Кашина, Турчак был заказчиком его избиения в ноябре 2010 года; по делу об избиении арестованы двое подозреваемых, косвенно связанных с Турчаком; сам он связь с избиением отрицал).

«Кириенко и его подчиненные не стали сразу устраивать конфликт с Володиным — боялись не боялись, но действовали очень аккуратно. Но когда представился момент, они технично убрали Неверова, — констатирует бывший сотрудник „Единой России“. — [Володин и его люди] сопротивлялись до конца, они до последнего хотели сохранить позицию секретаря генсовета — даже если Неверов станет главой фракции. Для них это была шоковая история, никто не думал, что Васильева уберут в Дагестан. Они не ожидали этого удара. Начали лихорадочно искать способы, как оставить партию за собой, но ничего не получилось. Очень быстро все произошло. Все было сделано очень технично». «Размен Турчака на Васильева был хорошей аппаратной победой», — признает источник «Медузы» в администрации президента. Реакция на нее, добавляет он, была связана еще и с тем, что, «как некоторые говорят, Володин маниакально думает, что везде заговор, иезуитская атака на него». Сам Вячеслав Володин рассказывал, что у Госдумы «очень хорошие» отношения с администрацией, а у него самого — с Кириенко. «У нас отношения более чем, можно назвать, служебные, — заявлял он. — Здесь в принципе проблемы нет».

Володин не хотел терять контроль над «Единой Россией», потому что партия — это деньги, отмечает бывший единоросс. «У Володина сейчас есть бюджет Госдумы, он может его расходовать. Но все равно на это очень сложно будет содержать тот же пул экспертов. То есть технически это можно делать, но через партию это было бы гораздо легче проводить», — объясняет собеседник «Медузы». Многие политтехнологи, работавшие на Володина, после его перехода в Госдуму рассказывали, что потеряли контракты; остались только самые близкие — вроде его советника Алексея Чадаева. С начала 2018 года аппарат Госдумы разместил с десяток госзакупок на экспертно-аналитические работы, по несколько миллионов рублей каждая, а также большое социологическое исследование на 20 миллионов рублей для выявления мнения граждан о деятельности Госдумы и «ранней диагностики возможных социальных и общественно-политических конфликтов» (конкурс на него выиграл ВЦИОМ).

После смены людей на двух главных постах в «Единой России» — секретаря генсовета и руководителя центрисполкома (эту должность покинул Владимир Бурматов) — Володин лишился рычагов управления партией. ЦИК партии — это «структура, которая физически управляет партией и ее работой в регионах, включая курирование всех региональных выборных кампаний», объясняет один из партийцев. «С учетом того, что „Единая Россия“ в стране фактически превращена в КПСС, на выходе получалась практически параллельная администрации президента система кураторства процессов, — говорит он. — Эта структура — важнейшая отправная точка для работы со всей региональной политикой, и от нее сейчас Володина физически отстранили». «По сути, когда у тебя убирают главу ЦИКа, ты больше не контролируешь деньги — и способов бороться не остается, — констатирует собеседник, работавший в партии. — Володин потерял все — не только деньги, но и контроль над региональными отделениями, людьми».

На открытый конфликт с администрацией президента спикер Госдумы не пошел. «Везде, где Вячеслава Викторовича оттирали, он говорил: да, конечно, все для фронта, все для победы, Владимир Владимирович — наше все. То есть он не ввязывался в зарубы по политике, за сохранение своих людей. Отдать исполком? Да, отдать, — рассказывает собеседник „Медузы“ в „Единой России“. — Он не сопротивлялся, и политически это было правильно: его бы быстрее слили, если бы он сопротивлялся и в момент тяжелой годины президентских выборов делил бы власть. С другой стороны, то, что он не устраивал никаких сражений, привело к тому, что теперь он достаточно ограничен в своем влиянии и оно продолжает сужаться».

После смены руководства в партии спикеру Госдумы оставалось только забрать своих людей на Охотный Ряд, что он и сделал. «Им всем что-то дали. Это было массовое отступление, бегство», — описывает процесс бывший сотрудник партии. Среди прочего, бывший глава ЦИКа Владимир Бурматов получил место во главе комитета по экологии, первый замглавы ЦИКа Константин Мазуревский стал руководителем аппарата фракции, еще до смены руководства в Госдуму забрали начальником управления информационно-технологического обеспечения Павла Климовского — бывшего главу управления информации и массовых коммуникаций «Единой России». «Бывший руководитель юридического департамента ЦИКа Надежда Шмарова тоже сейчас работает в Думе. При этом структуры и бюджеты у Думы не резиновые, поэтому забирают только по-настоящему своих, тех, без которых сложно обойтись», — рассказывает собеседник «Медузы» в партии. У Сергея Неверова влияния в «Единой России» не осталось, констатирует он: «Его тут же начали сливать. В регион уже приезжаешь, и местные тебе начинают рассказывать, какой был Неверов урод и какой Турчак сейчас хороший. Совок головного мозга».

По мнению собеседника «Медузы» из АП, острая фаза конфликта администрации и Госдумы уже прошла, хотя «во время кампании были видимые попытки [бороться]». «Центр силы партии постепенно уходит из Госдумы на аппарат „Единой России“, — добавляет он. — Точнее, уже ушел».

Разделенная Россия

Когда благодаря администрации президента в партии сменилось руководство, ожидалось, что внутриполитический блок АП сможет беспрепятственно ей управлять, — в преддверии президентских выборов для Кириенко и его команды это было особенно важно.

Андрей Турчак стал вице-спикером Совета Федерации
Meduza

Впрочем, уже первые полгода пребывания Андрея Турчака в должности показали, что ему тоже не чужда тяга к «субъектности». «Неверова убрали, но партия как инструментарий к Кириенко в полной мере не вернулась», — констатирует собеседник, близкий к Володину. «[Турчак] не до конца кириенковский, у него есть свои серьезные амбиции, и он это совершенно четко демонстрирует. Он самостоятельный, — говорит собеседник в „Единой России“. — Вся эта история с ребрендингом партии, с экспертными советами, в которые не включили разве что тех, кого не нашли, — это именно из-за этой субъектности, которую он хочет показывать и в будущей заварухе где-то и как-то использовать».

Бывший начальник управления внутренней политики АП, политтехнолог Константин Костин, который в феврале был назначен координатором экспертного совета партии и лично консультирует Андрея Турчака, открыто заявил о том, что партии нужна «достройка политической и идеологической субъектности», «поскольку „Единая Россия“ как президентская партия занимает особое место в нашей политической системе». Один из единороссов говорит, что идея создания третьего центра между АП и Госдумой максимально близка Турчаку.

Это стремление к независимости часто проявляется в выступлениях Турчака, говорит один из партийцев. У секретаря генсовета, как и у спикера Госдумы, есть свои любимые выражения. «Муссируется тема о некоем расколе между партией и фракцией. Никакого раскола нет!» — заявил Турчак меньше чем через месяц после назначения на пост. И тут же добавил: «Это фракция — партии, а не партия фракции». С тех пор этот тезис всплывает во время любого разговора о состоянии дел в «Единой России», повторяет его и сам Турчак. При этом в пятницу он заявил, что никакого напряжения внутри партии нет «и мы подобного рода домыслы и публикации будем рассматривать как информационные провокации».

«Фактически у нас сейчас в стране две „Единые России“ — „партия фракции“ и „фракция партии“», — говорит собеседник «Медузы» в «ЕР». Проявляется этот раскол самыми разными способами. Например, ни Турчака, ни главы высшего совета «Единой России» Бориса Грызлова (его считают союзником Турчака и врагом Володина) не было на состоявшемся в начале апреля расширенном заседании думской фракции с участием премьера Дмитрия Медведева и членов федерального правительства. Многие партийцы увидели в этом еще одно проявление напряжения между партийным руководством и Вячеславом Володиным. Замглавы ЦИКа «Единой России» Дмитрий Миненко сказал «Медузе», что Турчак «не присутствовал из-за личных причин», а за несколько дней до заседания «представил свои предложения» Медведеву на другой встрече.

Секретарь генсовета нередко выражает противоположное позиции Вячеслава Володина мнение. Именно это произошло, например, в случае с обвинениями депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого в домогательствах к журналисткам. Если Володин предложил недовольным журналисткам уволиться, то Турчак заявил, что будь Слуцкий единороссом, партия бы с ним «быстро разобралась». История со Слуцким была на руку АП в борьбе с Володиным, отмечает собеседник «Медузы» в партии. «То, что Слуцкий — редкостный мудак и все, что про него говорят, это правда, этого не отменяет», — добавляет он. «Со Слуцким все сделано было коряво, неказисто и грубо, — сказал „Медузе“ близкий к Турчаку единоросс. — Надо было с Фаридой [Рустамовой, сотрудницей „Русской службы Би-би-си“, одной из трех журналисток, открыто заявивших о домогательствах] поговорить, может не в присутствии прессы, посидеть спокойно — не с интонацией судебной тройки, а доброжелательно. Извиниться надо было, в конце концов».

Использовал Турчак и ситуацию с законом о запрете контактной притравки, подготовленным руководством Госдумы при участии самого Володина. Законопроект вызвал ожесточенную дискуссию и конфликт между Госдумой и Советом Федерации — верхняя палата в итоге даже отклонила документ в первой редакции. Володин изо всех сил отстаивал законопроект, поскольку он вписывался в «путинскую повестку» и спикер рассчитывал на одобрение Путина, объясняет близкий к нему собеседник; Володин и сам заявлял, что «у нас в этом вопросе есть поддержка президента».

«Как известно, наш президент очень сильно любит животных. И вот Вячеслав Викторович хотел такой подарок на Новый год сделать президенту. А Валентина Ивановна [Матвиенко, председатель Совета Федерации] гадость совершила, показала свою субъектность», — описывает ситуацию собеседник, близкий к руководству Госдумы. Собеседники «Медузы» сходятся в том, что в последние месяцы все политические фигуры «ожили» и «стали игроками» — даже те, кто раньше себя практически никак не проявлял. «Как-то принято считать, что этот срок будет последним, — объясняет один из них. — Все пытаются перед финишной прямой занять лучшую позицию».

Полемика вокруг закона о контактной притравке в Совете Федерации
Meduza

Для Турчака (он также является заместителем председателя Совета Федерации) конфликт вокруг притравки стал поводом заявить о необходимости увеличить вес партии в решении таких «потенциально резонансных» вопросов. Володин же проводит в жизнь противоположную стратегию: при нем в Госдуме у единороссов появилась необходимость согласовывать законопроекты перед внесением с руководством фракции, то есть с Сергеем Неверовым, правой рукой Володина. Это правило по факту не позволяет другим игрокам вроде Турчака использовать думскую площадку в своих интересах.

«Никакого конфликта и недопонимания нет, все взаимодействие проходит в конструктивном рабочем русле. Члены партии и ее сторонники, независимо от того, работают ли они в Госдуме или в центральных и руководящих органах партии, являются единым механизмом», — заверяет замглавы ЦИКа Дмитрий Миненко. Он также обращает внимание на жест доброй воли Турчака, который сам предложил Сергея Неверова на должность координатора всех депутатских объединений «Единой России». «Нам нечего делить между собой, и цель у нас одна — это реализация тех задач, которые ставят перед нами президент и избиратели», — заявил сам Турчак на заседании президиума генсовета в пятницу.

«Турчак обороняет свои границы и от нас, и от АП, — рассказывает собеседник „Медузы“, близкий к руководству Госдумы. — Он не чистая креатура Кириенко. Он, естественно, для Кириенко более выгоден, чем Неверов, но назвать его полностью прокириенковским человеком я не могу». В качестве доказательства он приводит в пример случай, произошедший в конце 2017 года во время одного из совещаний по поводу выдвижения Владимира Путина в президенты. «Парфенов с коллегами подготовили документ, список всего, что необходимо сделать в рамках президентской кампании. Это и вопрос комплектации штабов юристами, которые будут заниматься оформлением подписей, и еще длинный список различных организационных вопросов, — рассказывает собеседник. — И на общем совещании, где присутствовали практически все — Медведев точно был, — Турчак огласил этот список. Он зачитывает: вот это есть? а вот это есть, а вот это?.. Выясняется, что ничего из этого нет. Кириенко настучал Харичеву прилюдно за это по голове, потому что это его сфера ответственности, он орговик. В итоге все было сделано. О том, что Турчак озвучит такой список, ни Харичев, ни Кириенко накануне совещания не знали». По словам собеседника «Медузы», это не единственный случай, когда Турчак «показывал зубы».

Подготовка к президентским выборам стала для нового секретаря генсовета «ЕР» одним из главных эпизодов в борьбе за влияние. «В региональных поездках он ведет себя как человек, который пришел управлять партией, который имеет влияние и полное право использовать весь партийный ресурс на местах, — рассказывает источник в „Единой России“. — Собственно, президентская кампания со стороны партии была в первую очередь аппаратной борьбой Турчака за влияние и субъектность. Партийная мобилизация была не только традиционной „показухой“ для администрации, но во многом и реальной работой. В куче регионов подписи реально собирали руками на местах, я сам до середины января в регионе просидел. Всех сотрудников ЦИКа раскрепили по стране, и подписи во многих ключевых регионах реально собирала партия и ее актив, а не левые люди. У нас 3 января был уже рабочий день».

При этом партия еще и «саботировала ряд установок из АП», рассказывает партиец. «То, что делала администрация, — это был полный бардак, — объясняет он. — По семь раз на дню установки менялись, регионы вешались просто после каждого селектора с участием штаба АП: если регионы четко следовали бы всем методичкам, то они бы подписи не собрали». По его словам, в АП «не смогли даже процесс проверки и отбраковки наладить — браковали кучу действительных подписей». «При этом администрация же не может признать, что она обосралась с логистикой и проверкой. Поэтому в сильные регионы звонили и вешали на них якобы „плохие“ подписи, кричали, что они подставляют президента, и требовали срочно собрать еще», — продолжает собеседник, утверждая, что в итоге в сданных в избирком подписных листах были нарушения. Глава Центризбиркома Элла Памфилова заявляла, что нет никаких «поблажек» для президента и условия проверки были «максимально равные».

A post shared by @er_turchak on

Вячеслав Володин и Андрей Турчак после обсуждения «участия Госдумы в реализации послания президента», 13 марта 2018 года

Сама администрация президента признала кампанию успешной. Начальник управления по внутренней политике Андрей Ярин даже заявил, что «сделали больше, чем сначала планировали». И добавил, что на всех этапах кампании в избирательном штабе Путина «чувствовали партийное плечо».

Как отмечает собеседник «Медузы» в «Единой России», формально президентские выборы действительно прошли успешно: результат есть, серьезных скандалов не было, «Навальному вообще медаль нужно выдать за заслуги перед действующей властью за его кампанию бойкота и повышение апатии гражданского общества». «При этом неочевидного мухлежа было фантастическое количество, — утверждает он. — Вот, к примеру, есть Питер — из него взяли избирателей и тупо распихали их по ближайшим муниципалитетам и регионам, раскрепив их и за счет этого подняв явку и изменив результат. Люди приходят, а им говорят: так вы же на Урале или в Петрозаводске прикреплены. Это массово происходило, и никто даже не возмутился». (Движение «Голос» после выборов опубликовало доклад, в котором говорилось об аномальном оттоке избирателей в Санкт-Петербурге.)

«Сегодня „Единая Россия“ — это единственный действенный политический интерфейс путинского большинства», — заявлял в своей программной статье в «Независимой газете», опубликованной после выборов президента, Андрей Турчак. «Чем больше субъектность партии, чем более реальной силой она является (какой результат дали, как подписи собрали, сколько людей привели на выборы), тем сильнее становится распорядитель этого ресурса, в данном случае Турчак, — говорит один из сотрудников „Единой России“. — Тем с большей позиции силы он может разговаривать с руководителями регионов, с другими игроками, элитами. Например: ребята, вот мы сейчас захотим — и никакого Буркова у вас не будет в Омской области… Ну и дальше начинается политический торг».

Мандат от первого лица

«Не все позволено шахтеру, что позволено мажору», — говорит один из собеседников «Медузы» в партии, объясняя, почему Турчак позволяет себе гораздо больше, чем [работавший в молодости в шахте] Неверов на том же посту. «Есть Путин, есть папа, есть знакомства (преимуществами Турчака называют связи с „Ростехом“ и главой АП Антоном Вайно — прим. „Медузы“)», — предлагает свою версию другой партиец. «Я думаю, что у него есть мандат от Путина, но нет такого, что Путин ему сказал — партия твоя, — добавляет собеседник, работавший в партии. — Он должен это доказать, должен ее взять, Путин же не будет отнимать все у Володина. Это должен сделать он сам». «Он свой вес нарабатывает и, видимо, делает это не без каких-то гарантий со стороны первого лица. Я не думаю, что он сам по себе такой приехал на Ленинградский вокзал из Пскова, — говорит собеседник, близкий к Володину. — Я точно знаю, что он находится в постоянной коммуникации как минимум с Медведевым. И, видимо, в прямой коммуникации с Путиным».

Один из собеседников «Медузы» в партии характеризует Андрея Турчака как «жесткого человека»: «Крепкий орешек, не мягкий и не компромиссный». «Неверов сводил разные интересы, стремился избегать конфликтов. Турчак сейчас не стремится. Усиливает контроль над своей делянкой, — рассказывает единоросс. — Поссорился с фракцией, с Володиным лично, со многими депутатами. Теперь не сможет проводить законодательные инициативы, мобилизовывать депутатов Госдумы. Можно было вести переговоры, набирать вес, начать переманивать людей и лишь затем бросить вызов. А он решил вломить. Турчак понимает, что Володин будет только терять влияние, он уходящая натура. Но нужно было действовать более аккуратно». Собеседник отмечает, что у Турчака «стиль — давление, он не дипломатичен». «Он же из „МГЕР“, это была не обучающая структура, а воюющая, — продолжает он. — Руководил регионом довольно обособленным, со специфической элитой, замкнутой на него. Откуда ему было стать дипломатом и переговорщиком?»

Интересы Турчака простираются далеко за пределы функций секретаря генсовета, говорят партийные собеседники «Медузы»: в перспективе он будет пытаться перехватывать власть над фракцией, хочет получить контроль над выборами губернаторов и в большей степени влиять на законодательные собрания. «Он явно не болванчик АП, в некотором смысле с ним будет больше проблем, чем с Неверовым — тот был гибким, умел с АП находить общий язык, — говорит один из единороссов. — А здесь если он упрется, то как его ломать? Он же только зашел. АП ему, понятно, не отдаст контроль над губернаторскими выборами — вот и потенциальная зона конфликта».

Собеседник «Медузы», близкий к руководству Думы, рассказывает, что после вступления в должность Турчак в закрытом формате провел встречи с несколькими десятками депутатов Госдумы. «Турчак уже провел встречи со многими депутатами, в первую очередь с теми, кто работает по партийным проектам, платформам, в рамках МКС [межрегиональный координационный совет], членами генсовета, — подтвердили „Медузе“ в ЦИКе партии. — Обсуждалась повестка и работа по этим направлениям».

Андрей Турчак и его заместитель в генсовете «Единой России», депутат Госдумы Евгений Ревенко на встрече с победителями конкурса «Лидеры России», 15 февраля 2018 года

«Кто-то на его посулы и предложения согласился и сейчас ближе к генсовету, чем к руководству Думы. Например, [заместитель секретаря генсовета Евгений] Ревенко, который решил, что ему в партии интересней, чем в Госдуме. Посмотрите все последние выступления Ревенко — он продвигает повестку Турчака», — отмечает собеседник. Например, в ситуации со Слуцким Ревенко резко раскритиковал коллегу-единоросса Фатиха Сибагатуллина, который назвал журналистов «слугами» и заявил, что «пока женщина не захочет — мужик не будет приставать». Ревенко отдельно отметил, что эта точка зрения не имеет «ничего общего» с позицией «Единой России».

На эту перепалку Володин ответил нестандартными дисциплинарными мерами: на очередном заседании Госдумы Сибагатуллина и Ревенко, который к тому моменту уже заявил в фейсбуке, что помирился с коллегой, пересадили с их привычных мест на другие, ближе к президиуму, — в соседние кресла. «Посадили спорщиков рядышком на втором ряду, прямо под светлые очи спикера и объективы, — рассказывает источник „Медузы“, близкий к руководству Госдумы. — Самые неприятные места, по-тихому из зала вообще не выйти. Сиди всю пленарку с умным видом, зевнешь — гарантированно на фотку попадешь. Обычно там всякая молодежь сидит». У спикера «достаточно широкий инструментарий по бытовому ухудшению или улучшению жизни депутатов», поясняет собеседник, и при желании можно «создать конкретному депутату кучу бытовых сложностей».

Есть у Володина и более серьезные рычаги давления для тех, кто не демонстрирует полную лояльность. «К примеру, Крашенинников сейчас пострадал за сотрудничество с АП. Все законопроекты, касающиеся выборного законодательства, должны быть переданы комитету по регламенту, — отмечает собеседник „Медузы“, близкий к руководству Думы. — Крашенинников впервые попал в Думу в качестве депутата от „СПС“ [„Союза правых сил“], у него есть личная история взаимоотношений с Кириенко. Теоретически с ним АП могла решить вопрос о конкретном наполнении законов за спиной у Володина. С Ольгой Савастьяновой так не получится, она выходец из ОНФ и человек, ориентированный исключительно на Володина».

«Для Путина интриги — это способ удержания власти, — заключает один из партийных собеседников „Медузы“. — Его устраивает, когда политические фигуры конфликтуют или, наоборот, входят в вынужденные союзы. А он остается над схваткой и держит дистанцию».

Псковский субъект

На вопрос, волнует ли кого-то в партии история с избиением Олега Кашина, в котором сам журналист и многие его коллеги обвиняют Андрея Турчака, один из единороссов ответил корреспонденту «Медузы» так: «Котик, это террариум. Никто здесь ни о чем не переживает. Всем насрать».

Сотрудники, по словам одного из сотрудников партии, относятся к Турчаку «как и к любому начальнику в структуре: кто финансово или аппаратно от него вынужден зависеть — пресмыкаются, за глаза — обсмеивают». «Над хронометражем (сотрудников партии заставили поминутно отчитываться о своей работе — прим. „Медузы“) ржали всеми этажами. Ну и шутят по поводу арматуры, — добавляет он. — Не знаю ни одного человека, который искренне считал бы, что Турчак в деле Кашина ни при чем. Все убеждены, к слову, что он лично читает расшифровки прослушки всех кабинетов».

За несколько месяцев в «Единой России» под управлением Турчака успели произойти заметные кадровые изменения. «Сейчас завершается перестройка ЦИКа под желания и вкусы новых начальников. Турчак пришел и понемногу начал заводить своих людей, тех, кого он знал, с кем давно работал, — псковских, молодогвардейцев», — рассказывает собеседник в партии. ЦИК возглавил бывший член Совета Федерации от Псковской области Александр Борисов, давний товарищ Турчака и Александра Горбунова. Борисов работал в бизнесе семьи Турчаков — в начале нулевых он был первым заместителем гендиректора ОАО «Механический завод», сотрудники которого являются фигурантами дела о нападении на Кашина. Затем вместе с Турчаком Борисов работал в «Молодой гвардии „Единой России“»; в 2009 году, уходя в губернаторы, Турчак уступил ему свое место в Совете Федерации, а осенью 2017-го Борисов вернул ему это кресло, чтобы тот снова стал сенатором.

Первым заместителем главы ЦИКа и руководителем организационного управления стал Максим Жаворонков, который работал сначала в принадлежащем отцу Турчака холдинге «Ленинец», а в 2009–2017 годах был заместителем Турчака и руководителем его администрации в Псковской области. Для Романа Романова, бывшего начальника управления внутренней политики в Псковской области, Турчак специально создал политическое управление аппарата ЦИКа, которое тот и возглавил. «Нужно было придать субъектности еще одному соратнику нового руководителя», — объясняет один из партийцев. Департамент агитационно-пропагандистской деятельности в управлении возглавил Андрей Татаринов, работавший вместе с Турчаком в «МГЕР». Экспертный совет отошел Константину Костину, с которым Турчак был знаком еще по работе в партии в 2000-x (один из единороссов называет его «главным „политологом-идеологом“, определяющим очередной пул экспертов на кормление» и отвечающим «за все эти программные статьи Турчака, „идеологии прорыва“ и „фабрики политических стартапов“»).

«Аппарат партии — это живой организм, — сообщил „Медузе“ сам Турчак через своего представителя. — И это естественный процесс, когда приходят новые сотрудники, уходят прежние, но это скорее единичные случаи».

Слева направо в первом ряду: председатель высшего совета «Единой России» Борис Грызлов, президент России Владимир Путин, премьер-министр Дмитрий Медведев и глава генсовета «ЕР» Андрей Турчак на XVII съезде «Единой России», 23 декабря 2017 года
Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС / Vida Press

«Любые руководители и замы подбираются строго по принципу лояльности, — говорит собеседник „Медузы“ в партии. — У Турчака вообще крайне ограниченный круг людей, которым он может доверять. Он доверяет либо своим, либо тем, кого старшие товарищи навяжут». При этом управление региональной и технологической работы пока остается за политтехнологом Андреем Парфеновым, который работает в «Единой России» с 2007 года и с Турчаком связан не был. Впрочем, часть его подчиненных партию уже покинула, а самого Парфенова, как предполагают два собеседника «Медузы», могут заменить уже после осенних выборов: по мнению одного из них, «Турчаку очень удобно будет все будущие проблемы партии на региональных выборах списать на лишенный реального влияния уходящий региональный блок „володинских“ управленцев». К тому же, отмечает он, старые сотрудники нужны, чтобы провести праймериз партии в этом году, — у новых назначенцев такого опыта нет.

«Кто-то и сам уходит, кого задолбало. Там же работа-то не сильно денежная и достаточно тяжелая», — говорит один из политтехнологов. «Технологам надо платить и давать что-то зарабатывать на выборах, а все заказы сейчас распределяет АП. А у нас зарплата советника, в зависимости от управления, 60–80 тысяч, при этом много иногородних, — добавляет один из партийных сотрудников. — Для взрослого мужика с семьей, снимающего квартиру в Москве, — это слезы. Если раньше что-то доплачивали за выборный цикл, то сейчас за сверхурочную работу на президентских практически без выходных рядовым сотрудникам не заплатили вообще ничего».

«Стиль новой команды — прагматичный, но не взвешенный. Они сначала заявляют: вот! будет так!.. а потом спрашивают: ну мы же это можем сделать?.. Как это будет технически реализовано, никого не интересует», — рассказывает еще один собеседник в «Единой России». Другой подтверждает: новое руководство принимает решения импульсивно и необдуманно. В пример он приводит телефонные сообщения с благодарностью за голосование на президентских выборах, которые «Единая Россия» прислала миллионам людей. «Любой адекватный человек же понимает, что есть масса тех, кто не ходил на выборы или голосовал за другого кандидата [но по ошибке попал в базу сторонников]. А мы по факту каждому из них сами, от своего имени сказали, что украли его голос, — говорит собеседник „Медузы“. — Раньше за такие косяки били по рукам нещадно. Сейчас же всем плевать: бюджет утвержден, начальники согласовали, вопросов никто не задает».

Таисия Бекбулатова

При участии Ильи Жегулева