Перейти к материалам
истории

Битва за балкон Илья Жегулев — о том, как работает администрация президента при Сергее Кириенко

Meduza
Фото: PhotoXPress

Администрацию президента давно принято считать едва ли не главным управляющим органом в России — а от перемен в ее руководстве может сильно зависеть то, как меняется в стране политический климат. Последние перемены случились в 2016 году, когда сначала на место главы АП пришел Антон Вайно, а потом его заместителем, отвечающим за внутреннюю политику, стал Сергей Кириенко, бывший глава «Росатома» и премьер-министр РФ в 1998 году. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев попытался выяснить, как работает администрация президента при новом руководстве и как строятся ее отношения с новой Госдумой и с журналистами.

Кириенко против Володина

Несмотря на то что формально спикер Государственной думы — четвертое лицо в стране, для Вячеслава Володина это назначение было обидной отставкой; об этом говорят сразу несколько источников «Медузы», близких к руководству «Единой России» и к администрации президента. По их словам, управлять парламентом из Кремля, имея в дополнение к этому рычаги влияния на массу других политических процессов, в качестве первого замглавы АП Володину нравилось гораздо больше.

Однако Владимир Путин решил иначе. Источники «Медузы» объясняют перестановки в администрации президента по-разному. По одним данным, Путин был недоволен результатами выборов; в особенности — провалом по явке в двух столицах, случившейся во многом из-за полной зачистки политического поля, в которой принимали деятельное участие Володин и его люди.

По другой версии, никакого репрессивного умысла у Путина не было. Как рассказывает источник, близкий к администрации президента, судьбу Володина вообще решил Михаил Фрадков, бывший премьер-министр, в 2007-м отправленный руководить Службой внешней разведки. Президент давно через своих людей получал негативные отзывы от сотрудников ведомства. «Все в СВР жаловались, что [Фрадков] всего боится и главное для него — это собственная задница», — поясняет источник. В ситуации кадрового голода на место Фрадкова президент захотел поставить спикера Госдумы Сергея Нарышкина — проверенного человека, с которым Путин работал еще в мэрии Санкт-Петербурга. Вариант с назначением Володина в Думу вместо Нарышкина лежал на поверхности, рассуждает источник «Медузы»: Володин давно работал с Думой и знал всех и в парламенте, и в правительстве, и в администрации президента — при этом, в отличие, например, от своего предшественника в АП Владислава Суркова, не чурался публичности.

Первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко и спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече премьер-министра Дмитрия Медведева с лидерами партии «Единая Россия» в резиденции «Горки», 28 ноября 2016 года<br>
Первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко и спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече премьер-министра Дмитрия Медведева с лидерами партии «Единая Россия» в резиденции «Горки», 28 ноября 2016 года
Фото: Дмитрий Астахов / пресс-служба Правительства РФ / ТАСС / Scanpix / LETA

Для Сергея Кириенко назначение на должность первого заместителя главы АП стало новым вызовом. Именно Кириенко, будучи премьером, в 1998-м представлял публике Владимира Путина в новой для того должности главы ФСБ. За последующие годы на госслужбе он доказал свою лояльность власти, однако своим человеком для «Единой России» он не был и никогда не присягал на верность партии (в отличие от того же Володина). От партийной деятельности Кириенко, когда-то возглавлявший парламентскую фракцию «Союза правых сил», отошел еще в 2000 году, когда Путин назначил его своим полномочным представителем в Приволжском федеральном округе; потом он больше десяти лет возглавлял госкорпорацию «Росатом».

Как писал РБК, кандидатура Кириенко на должность куратора внутренней политики в администрации президента могла возникнуть по предложению близких к Путину братьев Михаила и Юрия Ковальчуков. «Росатом» входит в их сферу интересов: сын одного из Ковальчуков работал там заместителем Кириенко; сам Михаил Ковальчук возглавляет Курчатовский институт, занимающийся исследованиями в области атомной энергии. Кроме того, могло сыграть свою роль и то, что у Кириенко сложились хорошие отношения с главой кремлевского управления по вопросам госслужбы и кадров Антоном Федоровым, который до прихода в Кремль возглавлял в «Росатоме» департамент по работе с регионами.

Так или иначе, с переменами человеческими изменились и отношения между Думой и администрацией президента. «Кнопки теперь нет, — объясняет источник, близкий к АП. — Если раньше центр принятия решений был в Кремле в управлении внутренней политики, то сейчас он во многом сместился в Думу. И это большая проблема для Кириенко».

Как рассказывают источники «Медузы», представителей администрации президента просто перестали пускать в парламент. Сначала им закрыли доступ на заседания совета Думы, разрешив заходить туда исключительно полпреду президента в Госдуме Гарри Минху (в его приемной «Медузе» сообщили, что Минха нет на месте, но комментариев он обычно все равно не дает). Потом — закрыли для людей Кириенко даже доступ в правительственную ложу, специальный балкон в общем зале заседания, — теперь для всех, кроме Минха, просто включают телевизор с трансляцией в депутатском холле перед входом в зал. Впервые со времен, когда спикером был коммунист Геннадий Селезнев, Дума принялась действовать строго по регламенту — Володин публично указал кремлевским чиновникам на новую расстановку сил. В начале февраля в интервью «Коммерсанту» Володин и вовсе заявил, что хочет за счет лож для представителей правительства и АП провести реконструкцию зала заседаний: «Ну чего же [депутат Госдумы Николай] Валуев сидит в безвоздушном пространстве…»

Битва за балкон, как прозвали этот конфликт в околодумских кругах, закончилась увольнением замначальника управления внутренней политики Сергея Смирнова. Его в свое время назначил курировать деятельность парламента сам Володин — но с приходом Кириенко бывший подчиненный оказался по другую сторону баррикад и вынужден был пытаться решать спор между бывшим и новым начальниками. Тем не менее у Смирнова ничего не вышло, и его попросили подписать заявление об увольнении, — а спор в итоге разрешился тем, что чиновников Кремля все же начали пускать в Думу, но по согласованию с представителями парламента.

Кириенко против СМИ

Учитывая прошлое Кириенко и его общую репутацию интеллигентного либерала, от него ожидали политической оттепели. Но никаких заметных изменений за первые несколько месяцев не произошло. Все опрошенные «Медузой» эксперты и политтехнологи сходятся в одном: пока новая администрация не сделала сколько-нибудь заметных шагов, которые бы определили ее особенный стиль.

Скажем, журналисты связывали последние новости из Генпрокуратуры — ведомство попросило отменить приговоры Ильдару Дадину и Евгении Чудновец — с личным решением Кириенко, однако источник «Медузы», близкий к руководству прокуратуры и имевший прямое отношение к обеим историям, это отрицает. По его словам, инициатива исходила изнутри самого ведомства и связана главным образом с приходом в прокуратуру новых людей — например, Леонида Коржинека, с ноября 2016 года работающего заместителем генпрокурора. Именно он, утверждает источник, ходатайствовал об отмене приговоров Дадину и Чудновец.

По словам источника, близкого к руководству «Единой России», Кириенко дали полгода на то, чтобы освоиться и написать новую концепцию внутренней политики и президентских выборов. Что-то из этой концепции просочилось в прессу. Например, как сообщали «Ведомости», начиная с апреля профильные ведомства правительства должны будут ежемесячно отчитываться перед администрацией президента, рассказывая о событиях в регионах, которые могут негативно повлиять на политику и экономику, — а перед министерствами, соответственно, будет отчитываться о рисках крупный бизнес.

Что касается президентских выборов, то позиция администрации сейчас заключается в том, что они должны стать «референдумом о доверии Владимиру Путину». АП постарается провести выборы максимально прозрачно, добиться большой явки, привлечь на голосование молодежь и не выдвигать для Путина «искусственных» конкурентов.

Публикация информации о стратегии АП на выборах, кроме прочего, продемонстрировала и стратегию работы Кириенко и его команды с журналистами. За одну неделю дважды повторились ситуации, когда целый ряд изданий — в диапазоне от «Дождя» и «Ведомостей» до «Комсомольской правды» и «Лайфа» — выпустил фактически одинаковые материалы, построенные на информации от неназванного источника в Кремле. 21 февраля эта информация касалась будущих выборов; 17 февраля — того, что власти Петербурга передали Исаакиевский собор РПЦ без согласования с Владимиром Путиным.

Сергей Кириенко выступает на открытии Всемирного русского народного собора в храме Христа Спасителя в Москве, 1 ноября 2016 года
Сергей Кириенко выступает на открытии Всемирного русского народного собора в храме Христа Спасителя в Москве, 1 ноября 2016 года
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС / Scanpix / LETA

Как рассказали «Медузе» несколько источников в пуле администрации президента (из опасений, что их могут удалить из этого пула, журналисты общались с «Медузой» на условиях анонимности), обе новости были сообщены на совместном брифинге Сергея Кириенко и заместителя главы управления внутренней политики Сергея Новикова, который прошел вечером 16 февраля. Такие брифинги регулярно проводил и предшественник Кириенко Володин — вместе с предшественником Новикова Тимуром Прокопенко; на них звали профильных корреспондентов «Ведомостей», «Коммерсанта» и других ведущих российских изданий. После того как часть прежней команды РБК перешла на «Дождь», туда стали ходить и представители телеканала — а Кириенко дополнительно расширил количество участников встречи за счет новостных агентств.

У подобных брифингов, по словам источников «Медузы», существуют свои установленные правила. Чаще всего журналисты приходят туда без диктофонов, разговор идет не под запись — однако позже цитаты организаторов встречи можно использовать в публикациях. Чтобы все были в равных условиях, журналисты договариваются между собой об эмбарго — то есть о том, что материалы по итогам брифинга публикуются не раньше определенного времени; для новости о выборах таким временем была полночь 21 февраля.

По словам одного из журналистов из пула администрации, одновременные публикации похожих заметок случались и раньше, однако заметны стали, когда на брифинги начали приглашать представителей агентств. Источники «Медузы», знакомые с ситуацией, связывают это с тем, что в администрации эффект одновременных публикаций просто не предусмотрели. «Общение с прессой — в провале, — поясняет знакомый с ситуацией чиновник. — Если у Володина в ежедневном режиме этим занимались Прокопенко и [бывшая замглавы управления внутренней политики] Ольга Ситникова, то сейчас не занимается никто. Никого не наняли на эту работу, и даже старые сотрудники управления внутренней политики не понимают, что им делать. Нет прямого контакта с Кириенко. Начальник никаких заданий не раздает».

«Их пресса вообще не волнует. Кириенко отказался от кураторства СМИ и не очень понимает, зачем они ему нужны», — подтверждает другой источник, близкий к администрации президента. При этом, по словам членов пула, брифинги сами по себе стали интереснее: Кириенко ведет себя куда раскованнее, чем его предшественник, и готов разговаривать на разные темы, а не только излагать «скучные истории про „Единую Россию“» и про внутренние перестановки.

Как объясняет источник в администрации, в ежедневном режиме с федеральными СМИ, обладающими широкой аудиторией, продолжает работать Алексей Громов, занимающий должность замглавы АП с 2008 года. Он регулярно собирает у себя руководителей телеканалов и решает вопросы с болезненными публикациями в печатных СМИ. Сергей Новиков, пришедший в администрацию президента вместе с Кириенко из «Росатома», самостоятельно никак с прессой не взаимодействует, в основном сопровождая на брифингах своего шефа. Зато многих журналистов кремлевского пула в конце ноября звали на премьеру оперы «Русалка», режиссером-постановщиком которой выступил Новиков.

Тем не менее, как поясняет источник, хорошо знакомый с Кириенко, он намерен действовать — просто другими методами. «У Кириенко есть амбиции, осталась и внутренняя боль в отношении не очень удачного премьерства, — поясняет собеседник „Медузы“. — Есть желание реабилитироваться».

Отчасти выгодно для Кириенко то, что в дела, связанные с внутренней политикой, абсолютно не вмешивается его непосредственный начальник — руководитель администрации президента Антон Вайно, ранее работавший в управлении протокола. Как рассказывает источник, близкий к администрации президента, в отличие от предыдущего главы АП Сергея Иванова, Вайно регулярно ходит на работу и не ездит в ненужные командировки по стране; при этом к своей работе он подходит «технократически», а к своим обязанностям — согласно регламенту.

Глава администрации президента Антон Вайно во время встречи с Владимиром Путиным в Ново-Огарево, 2 ноября 2016 года
Глава администрации президента Антон Вайно во время встречи с Владимиром Путиным в Ново-Огарево, 2 ноября 2016 года
Фото: Михаил Метцель / ТАСС / Scanpix / LETA

«На внутреннюю политику он [Вайно] не очень будет влиять не в силу своей слабости, а в силу того, что он довольно буквально воспринимает свои задачи: „Я отвечаю за общую координацию — значит, буду осуществлять общую координацию“, — поясняет источник. — Кадры, коррупция — вот этим он будет заниматься. У него никогда политической работы не было, он отвечал за график и за протокол. Он не политик».

Илья Жегулев, Москва