истории

«Это будет точечно» Вице-спикер Госдумы Петр Толстой рассказал «Медузе», какие СМИ станут иностранными агентами

Meduza
18:23, 15 ноября 2017

Александр Шальгин / ТАСС / Vida Press

15 ноября депутаты Госдумы — за один день и единогласно — приняли поправки к закону о СМИ, которые позволяют признавать отдельные издания иностранными агентами. Стремительность принятия документа объяснялась российскими властями необходимостью как можно скорее ответить на действия Минюста США, который обязал телеканал RT зарегистрироваться в качестве иностранного агента в Америке. «Медуза» поговорила о законопроекте с вице-спикером Госдумы Петром Толстым — он был главой рабочей группы, которая его готовила.

— Если исходить из текста поправок, практически любая зарубежная структура — будь то сайт или даже аккаунт в соцсетях — может быть признана иностранным агентом. Это сделано намеренно — или подразумеваются все-таки более четкие разграничения?

— Внутри поправок есть ограничитель: иностранным агентом может быть признано иностранное средство массовой информации — или [СМИ] получающее деньги из-за рубежа. Мы как законодатели даем возможность исполнительной власти принимать точечные — ответные — меры в отношении некоторых средств массовой информации. Это не касается всех, это не носит всеобщий характер, это не закон прямого действия, это рамка, внутри которой Минюст может действовать.

— То есть [например] блог Навального, который [теоретически] вполне может получать финансирование из-за рубежа, под действие поправок не подпадет?

— Конкретно под эти поправки он не подпадает. Но там могут быть другие вещи, они могут касаться призывов к свержению власти или к незаконным действиям, — это уже содержательная часть.

Почему я говорю, что поправки не повлияют на свободу слова? Это не просто красивая формулировка — у нас не было цели влиять на содержательную часть. Наши граждане по-прежнему имеют возможность выбора любой информации, из любых источников. Но если на российскую аудиторию работает иностранное средство массовой информации, получающее деньги из-за рубежа, оно должно об этом открыто сказать.

— Если исходить из тех критериев, по которым СМИ может быть признано иностранным агентом, то получается, что и канал RT может подпасть под действие поправок. Ведь в США он работает через американского представителя и получает там доходы. Нет ли здесь противоречия?

— Если бы это был закон сплошного действия, то многие компании могли бы попасть под его действия. Например, информационные агентства ТАСС и «Интерфакс», на которые подписан Госдепартамент США и платит деньги за подписку. Но мы же исходим из того посыла, что до маразма доводить не нужно. RT — все-таки не иностранная компания и под этот закон, конечно, не попадет.

— Почему в поправках не были сформулированы критерии, которыми будет руководствоваться министерство юстиции для составления списка иностранных агентов?

— Мы вообще такие меры принимать не хотели, но ситуация нас вынуждает. И делаем мы это для того, чтобы у исполнительной власти была возможность принять зеркальные меры в отношении тех стран, где ущемляются права наших журналистов.

— Можете ли вы хотя бы предположить, какими будут эти критерии?

— Прежде всего, Минюст может рассматривать деятельность тех или иных средств массовой информации, исходя из происхождения средств их финансирования. Но как это будет делаться — это вопрос к министерству. Они должны выработать подзаконные акты, которые будут регламентировать эту работу. Я не думаю, что список СМИ иностранных агентов будет длинным.

— Значит, это будет что-то точечное?

— Это будет точечно. Еще важно отметить, что у этого решения будет терапевтический эффект. У руководства стран, в которых сейчас российские СМИ называют средствами пропаганды, абсолютно бездоказательно говорят о русских хакерах, навешивают ярлыки, говоря о токсичности контактов с русскими, — будет лишний повод задуматься о том, что ответные меры с российской стороны последуют в любом случае. Сегодняшнее голосование в парламенте показало, что парламент может делать это быстро, эффективно — и при поддержке всех политических сил, которые представлены в Думе (законопроект был принят единогласно — прим. «Медузы»).

Вы упомянули соцсети. И после принятия закона мы не будем распускать нашу рабочую группу, мы будем продолжать следить за различными аспектами. Так что если последуют дальнейшие шаги со стороны США, мы будем предпринимать аналогичные действия.

— Какого рода?

— Приведу пример. Я знаю, что конгрессмены и сенаторы обеспокоены тем, что социальные сети, зарегистрированные в США, не в состоянии отличить хорошую рекламу от плохой, продвижение контента от промывания мозгов. Вот у нас тоже есть основания для того, чтобы этот вопрос нас беспокоил.

Как Госдума принимала закон об «иностранных агентах» среди СМИ
Meduza

— Правильно ли я понимаю, что российский Минюст сконцентрируется, в первую очередь, на американских СМИ?

— С удовольствием ответил бы вам на этот вопрос, но я не могу говорить за Минюст. Но логика принятия этого решения была публично объяснена в рамках зеркальных мер по отношению к США. Но чем меньшего количества средств массовой информации это решение коснется, тем лучше — это моя личная позиция.

— Если поправки — это зеркальные меры, почему в их текст не стали вносить никакие «политические» критерии? Ведь в США иностранным агентом называют физическое или юридическое лицо, которое занимается политическим лоббированием в пользу другого государства.

— Любое СМИ можно назвать средством пропаганды. Это вопрос определений. Они возникают тогда, когда в общественном мнении создается шум. Сегодня это история вокруг публикации BuzzFeed по поводу денег на выборы 2016 года в российских посольствах (издание опубликовало текст о том, что в августе—сентябре 2016 года в российские дипломатические миссии по всему миру были переведены средства «на проведение выборов». В МИД РФ заявили, что это были деньги на организацию голосования россиян за рубежом на выборах в Госдуму — прим. «Медузы»). На таких фейковых новостях все и растет. Не реагировать на это мы не можем.

— Просто получается, что под действия поправок могут попасть не только политические СМИ, но и, например, спортивные.

— У нас в последнее время столько событий в спорте, связанных с политикой, что, конечно, ничего нельзя исключать. Но мы старались максимально не конкретизировать эту ситуацию — не давать названия СМИ, не называть страны происхождения, не писать слово «политические». В США закон [об иностранных агентах] 1938 года используют как хотят: и в отношении физических лиц, и в отношении юридических лиц, и используют понятие «политический лоббизм». У нас его нет, потому что, может, у нас другая правовая культура.

— В США обязали зарегистрироваться именно американскую компанию, через которою в стране работает телеканал RT. У нас же собираются накладывать ограничения на структуры, которые находятся вне России. Это разве соотносимые меры?

— Американский закон обязывает направлять в Минюст анкеты из 60 пунктов раз в три месяца, все материалы — не финансовую отчетность, как в нашем законодательстве, а в том числе и журналистский продукт; они также обязаны раскрывать источники, что ставит это СМИ в более уязвимое положение с точки зрения конкуренции на рынке. (Иностранные агенты в США в своих отчетах должны просто описать свою деятельность. Например, агентство ТАСС — было иностранным агентом в США до 1992 года — каждый раз присылало один и тот же рассказ о своем корпункте в Нью-Йорке. Анкету надо присылать не каждые три месяца, а раз в полгода. В ней не 60, а 27 пунктов. Зато российские НКО — иностранные агенты обязаны будут каждые три месяца присылать отчет, в котором более 150 пунктов — прим. «Медузы».)

— Что случится, если СМИ, признанное иностранным агентом, откажется отправлять отчеты в министерство юстиции?

— Санкции прописаны в законе «Об иностранных агентах», на который ссылаются поправки. По нашему законодательству последствия мягче, чем в Соединенных Штатах — речь идет о штрафах и административной ответственности, в Америке — максимальное наказание пять лет лишения свободы (имеется в виду российский закон об НКО — иностранных агентах, который действует с 2012 года; «злостное уклонение» от исполнения этого закона наказывается по уголовной статье, вплоть до двух лет тюрьмы; в России было заведено одно такое дело, но оно позднее было прекращено за отсутствием состава преступления — прим. «Медузы»).

— Значит, ни блокировки, ни включения в реестр не будет?

— Блокировку и включение в реестр могут применить по другим основаниям — по содержательным основаниям. Мы даем Минюсту формальные основания для того, чтобы усилить финансовую отчетность, а не влиять на содержание того, что предоставляет СМИ своим пользователям.

— Санкции не были прописаны в поправках, потому что их содержание описано в законе об иностранных агентах?

— Именно так. Мы думаем, что российский Минюст уже наработал в этом определенный опыт, пусть он и менее значимый, чем у коллег в США — у нас в списке иностранных агентов 88 организаций, а у них — более 400. Но правоприменительную практику они смогут основать на опыте взаимодействия с НКО — иностранными агентами.

— Когда, как вы предполагаете, поправки вступят в силу?

— В течение недели их рассмотрит Совет Федерации, дальше они поступят на подпись к президенту. Как глава государства их подпишет, так они и вступят в силу.

— После этого можно ждать уже первых списков?

— Во-первых, списки будут короткими, во-вторых, для того, чтобы появились списки, нужно еще некоторое количество решений принять по подзаконным актам.

Уже после этого интервью, вечером 15 ноября, Минюст РФ направил предупреждения «Голосу Америки» и «Радио Свобода» о возможном признании их иностранными агентами.

Саша Сулим

при участии Михаила Зеленского