истории

Успех «Объединенных демократов» и «Яблока» в Москве. Как им это удалось? Московские власти пытались не привлекать внимания к выборам, а провластные кандидаты не хотели вести кампанию

Meduza
Голосование на выборах муниципальных депутатов в Москве, 10 сентября 2017 года
Голосование на выборах муниципальных депутатов в Москве, 10 сентября 2017 года
Владимир Астапкович / Sputnik / Scanpix / LETA

Муниципальные выборы 10 сентября в Москве прошли при низкой явке, которая обычно на руку кандидатам от власти. Тем не менее оппозиция показала на них выдающиеся результаты: созданная Дмитрием Гудковым коалиция «Объединенные демократы» и кандидаты от «Яблока» одержали уверенную победу над «Единой Россией» сразу в нескольких округах; более того, теперь в столице есть советы муниципальных депутатов, в которых «партия власти» не представлена вовсе. Специальный корреспондент «Медузы» Таисия Бекбулатова рассказывает, как это произошло — и что все это значит.

«Яблоко» + «Объединенные демократы» — вторая политическая сила в Москве. Но «муниципальный фильтр» они пройти не смогут

Как сообщил председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов, на выборах муниципальных депутатов в столице, по предварительным результатам, из 1502 мандатов 76,83% (около 1150 мандатов) получают кандидаты от «Единой России», 11,7% — «Яблоко» (176–177 вместо 25 на прошлых выборах). На третьем месте самовыдвиженцы — 7,2% (108 мандатов). КПРФ получила 2,9% (около 43 мандатов вместо прежних 212), «Справедливая Россия» — 0,67% (порядка 10 мандатов вместо 128). ЛДПР (4 мандата вместо 25), Партия роста и «Парнас» набрали менее 1%. Горбунов отметил, что «политические пристрастия москвичей меняются».

Эти результаты означают, что ни одной партии, кроме «Единой России», не хватит муниципальных депутатов для самостоятельного прохождения «муниципального фильтра» на выборах мэра в 2018 году — для этого нужно иметь депутатов в 109 районах (для участия в губернаторских выборах в России необходимо собрать подписи муниципальных депутатов — в случае Москвы по закону это 6% подписей из трех четвертей районов). «Ничего не изменилось. И тогда никто не проходил, и сейчас», — считает секретарь бюро совета регионального отделения «Справедливой России» Илья Свиридов.

«Наша победа оказалась неполной, но это — победа», — написал по итогам кампании Дмитрий Гудков. Вместе с бывшим муниципальным депутатом Максимом Кацем Гудков координировал группу «Объединенные демократы» в Москве. Эта группа тесно сотрудничала с партией «Яблоко» — всего «Объединенные демократы» выдвинули около тысячи кандидатов, и большая часть от них шла на выборы именно от «Яблока». При этом Гудков подтвердил, что собирается участвовать в выборах мэра при поддержке партии. О мэрских амбициях заявлял также глава московского «Яблока» Сергей Митрохин, но, как сообщили в партии «Медузе», вопрос о том, кто именно будет выдвинут от «Яблока» в 2018 году в столице, пока не решен.

Где и как победили яблочники и «Объединенные демократы»

Оппозиции не удалось провести достаточно депутатов для преодоления «муниципального фильтра», однако то, что в некоторых районах оппозиция взяла большинство, стало неприятным сюрпризом для московской мэрии. Так, «Единая Россия» не получила вообще ни одного мандата в традиционно оппозиционном Гагаринском районе, где голосовал президент Владимир Путин, и в Хамовниках, где, по словам собеседников «Медузы», близких к мэрии, прописана вице-мэр Анастасия Ракова (в Хамовниках муниципальным депутатом среди прочих стал бывший спецкор «Медузы», а сейчас журналист «Новой газеты» Илья Азар). Ни одного мандата партия власти не получила и в Останкинском районе.

Илья Азар, выигравший выборы муниципальных депутатов в Хамовниках
Илья Азар, выигравший выборы муниципальных депутатов в Хамовниках
Евгений Фельдман

Среди выдвиженцев «Яблока», которое набрало больше всех мандатов после «Единой России», были в том числе кандидаты, поддержанные штабом «Объединенных демократов» Дмитрия Гудкова и Максима Каца. Как сообщили «Медузе» в пресс-службе партии, вычислить их точный процент в списках «Яблока» не представляется возможным. Всего «Яблоко» взяло большинство в шести собраниях — помимо Гагаринского и Хамовников, это Якиманка, Тверской, Тропарево-Никулино и Ломоносовский. По данным Максима Каца, в 25 районах «Объединенные демократы» (включая выдвинутых «Яблоком») набрали более трети голосов, а в 16 районах — большинство. В последних оппозиционеры получат возможность всерьез влиять на решения советов депутатов — в прошлый срок мнение оппозиционного меньшинства на заседаниях нередко вообще не учитывалось.

Именно штаб Гудкова и Каца вел себя во время кампании наиболее активно. Они организовали сбор средств, чтобы оплачивать рекламу в социальных сетях и другие акции по привлечению избирателей: например, за два дня до выборов, 8 сентября, избирателям рассылали геотаргетированные СМС с призывом голосовать за конкретных кандидатов в зависимости от их района. Кандидаты активно проводили встречи с жителями, ставили кубы и вели поквартирный обход избирателей. По данным Гудкова, всего «Объединенные демократы» провели 266 депутатов в 62 районных совета. Среди них — оппозиционный политик Илья Яшин (он и его соратники выиграли семь мест из десяти в Красносельском районе) и активистка, сотрудница штаба Гудкова Люся Штейн.

Добиться поставленной цели удалось не всем оппозиционерам. «Если честно, я не то что не рад, а расстроен очень сильно результатами выборов в Печатниках, — написал в своем фейсбуке переизбравшийся депутат района Максим Мотин. — Я не скрывал, что вел эту кампанию, чтобы получить большинство в собрании (это восемь мест из 15), а выиграть мы смогли только четыре места из 15. Поэтому для меня лично итоги выборов в Печатниках — поражение. Причем очень обидное, так как мы могли победить. Нам не хватило буквально трех дней, чтобы обойти еще тысячу человек. А также сказалась низкая явка и огромные списки надомного голосования».

Московская мэрия управляла выборами муниципальных депутатов. Но не всегда удачно

Московские власти начали готовиться к выборам муниципальных депутатов задолго до дня голосования. Уже в апреле 2017 года столичные госорганы заказывали масштабные «консультационно-конфликтологические» исследования. От подрядчиков требовалось создать карты проблемных точек по районам, изучить все инициативные группы граждан вплоть до состава, создать базу фото- и видеофайлов с массовых мероприятий, а также отслеживать настроения жителей в соцсетях. Как пояснили «Медузе» источники, близкие к мэрии, в суммы госконтрактов на исследования «вшивались» будущие зарплаты политтехнологов. Среди выигравших конкурсы, к примеру, — «Центр политических технологий» Игоря Бунина и «Национальная служба мониторинга», близкая к главе Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константина Костина.

Мэрия и московское отделение «Единой России» решили провести кампанию максимально тихо. По информации «Медузы», единороссы планировали получить явку не выше 10–15% (в итоге она составила 14,8%). Кампания прошла с минимумом агитационных материалов и скудным информированием жителей о выборах. Глава Центризбиркома Элла Памфилова даже обвинила главу Мосгоризбиркома в провале информационной кампании перед выборами. Горбунов в ответ заявил, что «в Москве не знает о выборах только тот, кто не хотел о них знать».

Провластные кандидаты не вели активную кампанию, «Единая Россия» практически отказалась от проведения агитационных мероприятий. «Какие-то суперсекретные выборы», — описывает кампанию один из технологов, работавших на власть, в разговоре с «Медузой».

Единственным серьезным событием, нарушившим режим тишины на выборах, стал появившийся в интернете за день до выборов видеоролик о готовящихся нарушениях на избирательных участках в Ново-Переделкино (Сергей Собянин отреагировал на видеоролик через свои социальные сети, объявив об отставке главы и замглавы управы, а также о замене всех глав участковых комиссий в районе). По итогам выборов весь совет муниципальных депутатов в Ново-Переделкино будет состоять из депутатов от «Единой России».

Сколько стоят «честные» выборы? (на примере района Ново-Переделкино, ЗАО, Москва)
Светлана Антонова

«Ракова сказала [в отношении политтехнологов]: если встречи проводить, то мы бы это сделали без вас, а вы сделайте так, чтобы их [кандидатов] избрали без встреч, — рассказал „Медузе“ один из политтехнологов. — В целом отношение к технологам у мэрии Москвы очень плохое. Не ставят ни во что». Он отметил, что выборы курировал глава Департамента территориальных органов исполнительной власти Москвы Евгений Стружак, а также бывший глава департамента, нынешний заместитель вице-мэра Анастасии Раковой Вячеслав Шуленин (департамент традиционно считается главным «политическим» органом мэрии). Они же руководили совещаниями по предвыборным вопросам. «Из-за этих совещаний некогда работать с кандидатами, — добавил технолог. — То управа собирает, то префектура. Только и работаешь на отчетность. Мэрия замучила своими отчетами — только официальных, по-моему, 16 [штук]: мобилизация, личный ресурс, неличный ресурс… Постоянно что-то требуют». В мэрии участие чиновников в организации выборов комментировать отказались.

Как писала «Медуза», один из видов отчетов — списки «сторонников» — составлялся в районах перед муниципальными выборами повсеместно. Туда включали людей, которые должны проголосовать за каждого провластного кандидата, — родственников кандидатов и их знакомых, сотрудников бюджетных учреждений и так далее. В отчете указывали их имена, должности и контакты. Списки составляли руководители штабов кандидатов, которыми, как правило, были заместители глав управ. При этом, по признанию источника, близкого к «Единой России», это была «неуправляемая схема»: «Кого-то дал Минтранс, кого-то дали здравоохранение, культура. То есть они представляют, что эти люди, их семьи пойдут голосовать. А реально эти люди даже не знают, что они должны идти голосовать. Все сидят и рисуют цифры, а они все виртуальные». Он отметил, что в этих списках при просьбе проголосовать «каждый второй тебя на хер пошлет» — и зачастую так и происходило.

Многие кандидаты в муниципальные депутаты от власти не испытывали большого желания избираться и тем более вести кампанию, признают собеседники, близкие к «Единой России». «Например, учительница одна говорит: что это я буду ходить? Мне стыдно ходить и родителей просить за меня голосовать, — отметил один из собеседников „Медузы“. — Или назначают кандидата, его знать никто не знает. Зато у него дом на Рублевке. „Я буду ходить по квартирам — чокнулись, что ли, совсем? Идите на фиг“».

Источник «Медузы», близкий к московской мэрии, отмечает, что внутриполитический блок администрации президента, возглавляемый Сергеем Кириенко, воспользуется ситуацией, чтобы подчеркнуть неудачи мэрии в сфере внутренней политики. При этом в том, что вице-мэр Анастасия Ракова сохранит свое положение, никто не сомневается. «За время правления городом Собяниным у него лишь один блок вызывает бесконечное количество вопросов — внутриполитический. Любая его деятельная инициатива — выборы ли, транспортные инновации, реновация жилья — проходит через коллапс: митинги, невиданные проценты оппозиции, провал явки и нервные истерики москвичей. И что происходит с внутриполитическим блоком мэрии? А ничего! — говорит бывший сотрудник администрации президента, представитель близкого к Кремлю Экспертного института социальных исследований Андрей Колядин. — Он бронзовый и неприкасаемый. Так что ничего не будет и в этот раз. Накажут стрелочника. Например, руководителя московского избиркома».

Таисия Бекбулатова