Перейти к материалам
истории

Фильмы про женщин приносят рекордные кассовые сборы. Ух ты, как так вышло?

Источник: Meduza

16 июля телеканал Би-би-си объявил, что в новом сезоне фантастического сериала-долгожителя «Доктор Кто» главный герой станет женщиной: Доктора сыграет британская актриса Джоди Уитакер. Однако часть фанатов осталась недовольна, а решение шоураннеров вызвало упреки в конъюнктуре: якобы сценаристы и продюсеры поддались моде на «феминизацию» персонажей в поп-культуре. Специально для «Медузы» журналист Григорий Пророков рассказывает об этой тенденции: что хорошего (или плохого) в том, что на место главных героев в кино и сериалах пришли героини.

Доктор, а не медсестра

Способность регенерировать — одна из фирменных деталей вселенной «Доктора Кто», которая позволила шоу идти больше полувека (хоть и с перерывом) и не буксовать на месте. Каждые несколько сезонов у сериала вместе со сменой актера обновляется и главный персонаж, но до 2017 года Доктор упорно продолжал быть мужчиной. Это удивляло и самих поклонников шоу: как минимум последние годы в фандоме регулярно говорили о том, что знаменитому путешественнику во времени пора сменить пол. Тем, что это в итоге случилось, довольны, как обычно, не все: кто-то жалуется, что у создателей сериала нет ничего святого, другие и вовсе возмущаются, что «Доктор Кто — Доктор, а не медсестра».

BBC

«Феминизация» Доктора, впрочем, обусловлена не только механикой самого сериала, где даже по теории вероятностей главный герой давно мог стать женщиной. Сложно не заметить, что на экранах появляется все больше героинь, причем первого плана. Только за последние полгода в кино вышло несколько блокбастеров про всепобеждающих женщин — «Призрак в доспехах», «Чудо-женщина» и «Красавица и чудовище». А еще вот-вот стартуют «Взрывная блондинка» с Шарлиз Терон в роли суперагента и «Роковое искушение» Софии Копполы, ремейк фильма с Клинтом Иствудом — но с акцентом, смещенным на женщин. Одна из самых громких сериальных премьер года — «Рассказ служанки» по антиутопии Маргарет Этвуд, целиком посвященной положению женщин.

Этот план расписан на годы вперед: например, летом 2018 года нас ждет спинофф «Одиннадцати друзей Оушена»: «Восемь подруг Оушена» с полностью женским составом. Готовится и «женский ремейк» комедии «Отпетые мошенники», где персонажей Майкла Кейна и Стива Мартина сыграют Энн Хэтэуэй и Ребел Уилсон. И это не исключения, а продуманная стратегия, которую еще в прошлом году протестировали на полностью феминизированном ремейке «Охотников за привидениями».

Сухие цифры доказывают, что ставка на женщин действительно оправдывается. По данным недавнего исследования Центра изучения женщин на телевидении и в кино, 2016 год стал рекордным для блокбастеров с главными героинями: из 100 самых кассовых фильмов в 29% главную роль играли актрисы. Это не так уж много, но для сравнения, в 2015-м таких фильмов было всего 7%. «Прибытие», «Охотники за привидениями», «Изгой-один» разрушили давно существующий в Голливуде миф, что деньги приносят только мужчины. Конечно, это преимущественно голливудская тенденция — но, с другой стороны, даже в идущем сейчас в прокате российском фильме с ироничным названием «Блокбастер» солируют женщины.

Фелисити Джонс в «Изгой-один: Звёздные Войны. Истории»
Lucasfilm / Walt Disney
Эми Адамс в «Прибытии»
Columbia Pictures / Sony Pictures

Чудо-женщина и Красавица

О том, что перемены назрели, говорили и сами актрисы. Многие сетовали, что в массовом кино крайне мало выразительных ролей для женщин, им меньше дают говорить на экране и меньше платят за работу. Об этом напоминали и звезды Голливуда вроде Мерил Стрип, Сальмы Хайек или Дженнифер Лоуренс, и актрисы, больше ассоциирующиеся с телевидением и независимым кино — Оливия Уайлд и Лена Данэм. При этом аргумент, что в кино ходят в основном мужчины (или как минимум это они платят за билеты) и поэтому их надо в первую очередь представлять на экране, давно устарел. В США женщины составляют 52% аудитории кинотеатров (в России, по мнению экспертов, ситуация схожая), а фильмы с разнообразным актерским составом приносят больше денег.

Самый яркий пример — триумф «Чудо-женщины» с Галь Гадот в главной роли. История про супергероиню уже стала самым кассовым фильмом этого лета в США и первой по-настоящему успешной экранизацией комиксов с женщиной в главной роли. В мировом прокате фильм собрал рекордные 767 миллионов долларов, уступая лишь новым «Стражам Галактики» с их 859 миллионами; Россия тоже внесла заметную часть в сборы фильма. Показательно и то, что в американском бокс-офисе в этом году в принципе лидируют женщины: над «Чудо-женщиной» возвышается только «Красавица и чудовище».

WBRussia

Создатели «Чудо-женщины» пошли на риск и выиграли, хотя фильмы про женщин-супергероинь традиционно считались в Голливуде гарантией провала: после «Электры» и «Женщины-кошки» в 2000-х большие студии боялись снимать блокбастеры не про мужчин. Студия Warner Bros., кажется, сама не очень верила в успех «Чудо-женщины» — фильм крайне скромно рекламировали, а в итоге получили один из главных хитов киностудии. Более того, он понравился и зрителям, и критикам — те хвалили и саму Чудо-женщину в исполнении Гадот за интересный и многогранный характер.

Часть успеха «Чудо-женщины» у публики — это вклад той самой женской аудитории, которая наконец-то увидела в супергеройском блокбастере себя. Мир сложнее и многообразнее, чем его принято показывать в поп-культуре — и эта узкая экранная картина реальности по-настоящему нам вредит. Глава Центра афро-американских исследований при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе объясняет, что это создает иллюзию нормы, из которой исключены очень многие люди и ситуации. Возможность ассоциировать себя с героями фильмов и видеть на экране пример для подражания не просто нужен любому, но и вызывает мощный отклик, в том числе в виде кассовых сборов. Кроме того, это положительно отражается на самих фильмах: чем больше разных героев — тем больше характеров и интересных историй. К примеру, обозреватель Rolling Stone Тим Гриерсон отмечал, что у Чудо-женщины больше эмпатии и сострадания, чем у супергероев-мужчин, и это тоже выделяет картину из череды супергеройского кино.

Clay Enos / Warner Bros. / AP / Scanpix / LETA

Тролли на службе кассовых сборов

Впрочем, не стоит думать, что киностудии действуют исключительно из благих побуждений и острого чувства социальной справедливости. Критики обращают внимание на то, что в Голливуде в последнее время заметен кризис идей — именно поэтому мы видим столько возрожденных франшиз, ремейков и переосмыслений. В том числе и с гендерным разворотом в сторону женщин. Warner Bros., как и многие другие студии, вовремя подхватили феминистскую повестку, которая сейчас продается так же, как раньше продавался секс. Более того, недовольство части аудитории этой политикой тоже оборачивается в пользу рекламной кампании фильмов.

Так, в прошлом году бурные баталии в интернете вызвал релиз феминизированных «Охотников за привидениями», где все главные роли сыграли женщины. Часть поклонников старых фильмов отнеслись к перезапуску крайне негативно: у его трейлера на ютьюбе было рекордное количество дизлайков. В то же время реакция недовольных поклонников и примкнувших к ним интернет-троллей превратила «Охотников» в одно из главных культурных событий 2016-го. Про сексистский скандал написали чуть ли не все главные американские издания, режиссер Пол Фиг в каждом интервью комментировал интернет-мизогинию, а в Los Angeles Times в итоге вышла рецензия с заголовком «Почему феминистки обязаны увидеть новых „Охотников за привидениями“».

О «Чудо-женщине» писали в таком же ключе — как о прорыве для женской аудитории. Фильм преподносили и как первый блокбастер с сильной главной героиней, словно за последнее время не было ни «Безумного Макса», ни седьмого эпизода «Звездных войн», ни «Голодных игр», сыгравших важную роль в этой женской волне. Антиутопическая сага о храброй девушке с большим сердцем не просто подарила героиню целому поколению, но и поставила кассовые рекоды. Только вторая часть «Игр» собрала в мировом прокате 865 миллионов долларов (это больше, чем у «Человека-паука» или идущих сейчас вторых «Стражей Галактики») и стала в Штатах самым успешным фильмом 2013 года. А еще — первым фильмом про женщину, возглавившим бокс-офис за 40 лет, со времен «Экзорциста».

Sony Pictures

В то же время за кадром коммерческого успеха «Чудо-женщины» остался настоящий прорыв для индустрии: режиссером фильма тоже была женщина. Невероятно, но факт: Голливуд до сих пор не доверял женщинам блокбастеры. «Чудо-женщина» стала всего лишь вторым фильмом в истории с бюджетом больше ста миллионов долларов, снятым женщиной. Первым был «К-19» Кэтрин Бигелоу, вышедший в 2002 году: фильм провалился в прокате и Бигелоу не снимала после него кино еще шесть лет. Пэтти Дженкинс поставила кассовый рекорд среди фильмов, снятых женщинами, и ей уже доверили снимать продолжение «Чудо-женщины». Этого не произошло даже с «Сумерками»: первый фильм трилогии сняла Кэтрин Хардвик, но все остальные части студия решила отдать в руки мужчин-режиссеров.

Первая беременная супергероиня

Гендерное и прочее разнообразие героев, тем не менее, приносит деньги не всем. В начале 2010-х издательство Marvel взяло такой же курс в своих комиксах. Осознав, что у историй о супергероях сформировалась широкая аудитория, которая больше не ограничивается белыми мальчиками-подростками, Marvel стали вводить новых персонажей (которые, правда, нередко были вариациями старых): школьницу-мусульманку Хамалу Кан, латиноамериканского Человека-паука, женщину-Тора и даже издали серию про беременную супергероиню. С одной стороны, это привлекло новых читателей и вызвало волну одобрения у прессы, с другой — оттолкнуло часть старых поклонников и в итоге так и не привело к росту продаж комиксов.

Один из представителей компании заявил, что проблемы издательства, чьи продажи последовательно падают, именно в стремлении к разнообразию и новых героинях, которые, по его мнению, никому не нужны. Некоторые поклонники комиксов все же считают иначе: в адрес издательства звучали упреки в том, что оно перенасытило комиксы глобальными событиями и кроссоверами, постоянно перезапускало серии и не давало читателям выстроить с ними долгосрочные отношения — а разнообразие тут ни при чем.

Появление женских персонажей может действительно отталкивать аудиторию — но, как правило, поклонников по-настоящему возмущает только решение сменить пол у полюбившегося героя. Собственно, негативная реакция на новость про «Доктора Кто» в большей степени объясняется приверженностью канону — традиционному ходу вещей в сериале, комиксе или кинофраншизе. Так что дело скорее не в мизогинии или гомофобии аудитории: фанаты чрезвычайно трепетно относятся к оригиналу, но часто одобряют эксперименты в спиноффах, фанфиках и косплее (где героев нередко переосмысляют как женщин или гомосексуалов).

Так, многие не обрадовались, когда на роль Стрелка в «Темной башне» Стивена Кинга взяли Идриса Эльбу (в книге персонаж — белый американец), Гермиону из «Гарри Поттера» в театре сыграла афроамериканская актриса, а детективом L в американской экранизации манги и аниме «Тетрадь смерти» выбрали Лейкита Стэнфилда. Вероятно, поэтому нас в ближайшее время не ждут изменения в одной из самых долгоиграющих кинофраншиз — про агента 007. Хотя, как и в случае с «Доктором Кто», зрители (и даже Крис Хемсворд!) давно рассуждают, не пора ли взять на роль Джеймса Бонда женщину или темнокожего актера.

Идрис Эльба в «Темной башне»
Imagine Entertainment / Sony Pictures
Нома Думезвени, сыгравшая Гермиону в театральной постановке «Гарри Поттер и Проклятое дитя»
Charlie Gray / Camera Press / Vida Press

Квота на белых гетеросексуальных мужчин

Для недовольства кастинговыми решениями, поддерживающими этническое и гендерное разнообразие в поп-культуре, есть и еще одна причина — она описывается словом «квота». Противники изменений имеют в виду, что это разнообразие навязано сверху из политкорректности — и, например, женщин берут на главные роли не из-за того, что их пол важен в сценарии, а из соображений конъюнктуры. С другой стороны, речь все-таки идет не о каком-то перевесе в пользу женщин, а об устранении их явной нехватки — ведь в поп-культуре долгое время существовала (да и продолжает существовать) своего рода квота на белых гетеросексуальных мужчин.

В конце концов, даже если изменения в политике киностудий и телеканалов объясняются имиджевыми или меркантильными соображениями, то кумулятивный эффект у этих кастинговых решений все равно положительный: все больше людей может получить работу в кино и на телевидении, и все больше людей видят на экране героев, похожих на них и их близких. В конечном счете, как говорит в интервью Пэтти Дженкинс, важно, какую историю ты рассказываешь: будь то про женщину, человека из другой страны или собаку. Любой из них может быть героем общечеловеческой истории. «Есть определенная ирония в том, что мы способны сопереживать мультяшной собаке, но не всем людям», — считает режиссер «Чудо-женщины».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Григорий Пророков

Реклама