Перейти к материалам
истории

Самоочищение Александра Бастрыкина Главные дела и конфликты руководителя Следственного комитета

Meduza
Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ

Вечером 14 сентября стало известно, что свой пост покидает глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Он руководил СК с момента его создания в 2007 году, при нем ведомство возбудило десятки резонансных уголовных дел, а сам Бастрыкин был участником громких конфликтов и автором удивительных заявлений. «Медуза» рассказывает, чем запомнится один из самых влиятельных российских силовиков.

Подмосковный лесок

13 июня 2012 года главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов обратился к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с открытым письмом, в котором потребовал гарантий безопасности для своего заместителя Сергея Соколова и других журналистов газеты. Главред издания решил написать Бастрыкину после того, как стало известно, что председатель СК угрожал жизни Соколова.

Конфликт между «Новой» и Бастрыкиным возник после публикации текста Соколова о расследовании дела банды Цапка (организованной преступной группировки, совершившей массовое убийство в Кущевском районе Краснодарского края), он назывался «10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства». По мнению журналиста, Сергей Цеповяз (фигурант дела по убийству в Кущевке) получил слишком мягкий приговор: штраф в 150 тысяч рублей за сокрытие преступления. Соколов назвал Бастрыкина и других руководителей правоохранительных органов «обслугой» и «опорой власти Цапков и их бизнеса».

В ответ на публикацию в «Новой газете» Бастрыкин потребовал публичных извинений и пригласил Соколова на совещание в Нальчике. Однако извинения от журналиста на совещании глава СК не принял — и грубо потребовал, чтобы он покинул помещение.

В Москве после приземления борта Бастрыкина, на котором летел и Соколов, журналиста силой заставили сесть в автомобиль главы СК, по дороге машина свернула в лес. Там Бастрыкин лично угрожал Соколову. Заместитель главного редактора «Новой» после этого уехал из России, опасаясь за свою безопасность. 

14 июня, на следующий день после публикации открытого письма Дмитрия Муратова, Бастрыкин встретился с главным редактором «Новой» и другими журналистами в «Интерфаксе» — и на этот раз извинился сам. Информацию о поездке и разговоре в лесу Бастрыкин не подтвердил. Позже по телефону он извинился и перед Сергеем Соколовым. Муратов и Соколов извинения приняли.

Корреспондентка «Новой газеты» Диана Хачатрян на акции возле здания Следственного комитета. Москва, 13 июня 2012 года
Корреспондентка «Новой газеты» Диана Хачатрян на акции возле здания Следственного комитета. Москва, 13 июня 2012 года
Фото: Константин Куцылло / PhotoXPress

Богемское право

Журналист и депутат Госдумы от «Единой России» Александр Хинштейн — самый последовательный и яростный критик Следственного комитета и его руководителя. В июне 2012 года Хинштейн заявил, что во время той самой поездки в «подмосковный лесок» Бастрыкин упоминал и его фамилию.

Вражда Бастрыкина и Хинштейна началась в конце нулевых. В июле 2008-го Хинштейн обвинил Бастрыкина в том, что он с 2000 года владеет в Чехии собственным бизнесом, связанным с недвижимостью. Хинштейн продемонстрировал документы, из которых следует, что Бастрыкин — соучредитель половины фирмы «Богемское право» (в 2012-м об этом же сообщал основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный, уточняя, что у Бастрыкина также есть вид на жительство в Чехии). Глава СК все отрицал. 

Позднее, в ноябре 2010 года, тогда еще и. о. главы Следственного комитета Александр Бастрыкин неожиданно предложил Хинштейну должность начальника службы собственной безопасности СК. Хинштейн отказывался, выдвигал заведомо невыполнимые требования — в частности, права прямого выхода на руководство страны, минуя председателя СК РФ. Это еще больше раздражало Бастрыкина. В конфликт пришлось вмешиваться администрации президента — по данным источника «Газеты.ру», сторонам напомнили, что «решение о назначении руководителя и заместителей СК при прокуратуре РФ (так тогда называлось ведомство — прим. „Медузы“) принимает президент».

Срыв «репетиции Майдана»

6 мая 2012 года согласованная акция «Марш миллионов» закончилась столкновениями демонстрантов с полицией на Болотной площади в Москве. В тот же день были задержаны около 400 человек, а вскоре СК возбудил уголовное дело по статьям 212 УК РФ (призывы к массовым беспорядкам) и 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). В итоге фигурантами Болотного дела стали 30 человек, и ни один из них не был оправдан. 

Бастрыкин, которого называли «главным архитектором» Болотного дела, настаивал, что демонстрация 6 мая была «репетицией Майдана». Глава СК говорил, что под сценой для митинга «лежали палатки и шины», и если бы власти не проявили тогда твердость, то «у нас могло быть такое, что происходит сегодня на Украине».

В феврале 2014 года Александр Бастрыкин заявил, что следователям, которые ведут Болотное дело, угрожали; однако они «не поддались ни на поступавшие угрозы, ни на рекомендации смягчить обвинение», — рассказал Бастрыкин. 

Первый приговор вынесли 9 ноября 2012-го бизнесмену из Подмосковья Максиму Лузянину — он, несмотря на признание вины и сделку со следствием, был осужден на четыре с половиной года тюрьмы. В апреле 2013-го два с половиной года колонии получил оппозиционер Константин Лебедев, который также заключил сделку со следствием. В октябре 2013-го инвалид II группы Михаил Косенко был отправлен на принудительное психологическое лечение. 24 февраля 2014-го Замоскворецкий суд вынес приговоры сразу восьми фигурантам дела: все, кроме студентки Александры Наумовой, получили реальные сроки. К тюремному заключению были приговорены также спикер движения антифа Алексей Гаскаров, член незарегистрированной национал-демократической партии Илья Гущин и другие участники «Марша миллионов». Еще 13 фигурантов дела попали под амнистию, объявленную к 20-летию Конституции.

Суд над участниками Болотного дела, февраль 2014 года
Суд над участниками Болотного дела, февраль 2014 года
Фото: Maxim Shemetov / Reuters / Scanpix / LETA

Левый поворот

17 октября 2012 года СК обвинил координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, а также его соратников Константина Лебедева и Леонида Развозжаева в организации массовых беспорядков и возбудил против них уголовное дело.

Обвинение строилось на материалах документального фильма «Анатомия протеста 2», который показал телеканал НТВ. Анонимные авторы расследования сообщили о встрече российских оппозиционеров с главой комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе, консулом Грузии в Молдавии Михаилом Иашвили и их помощниками, которая прошла в июне 2012-го в Минске. В ходе этой встречи якобы обсуждалось финансирование протестного движения из-за рубежа, подготовка массовых беспорядков и заговор о свержении власти в России. Доказательством журналистам, а потом и следователям служила аудиозапись. Фоноскопическое исследование установило подлинность голоса Таргамадзе, по голосу Удальцова подобную экспертизу не проводили; отдельно не исследовался и монтаж фильма. 

После того, как СК признал подлинность беседы в Минске, появилось уголовное дело, квартиры обвиняемых обыскали. В официальном сообщении у себя на сайте официальный представитель СК Владимир Маркин заявил, что «Удальцов подтвердил факт контактов летом 2012 года с <…> гражданами Грузии», а целью их встречи, по словам Маркина, координатор «Левого фронта» назвал «легальное финансирование движения „Левый фронт“».

19 июня 2013-го СК предъявил Удальцову и Развозжаеву окончательное обвинение в организации массовых беспорядков на Болотной и попытке их проведения по всей России. В июле 2014-го Мосгорсуд приговорил их к четырем с половиной годам лишения свободы.

Кировский лес и Почта России

Еще в мае 2011 года против оппозиционера Алексея Навального завели дело по статье 165 УК РФ («причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием»). Следствие посчитало, что «Вятская лесная компания», которую Навальный создал вместе со своим знакомым Петром Офицеровым, по заниженным ценам покупала сырье у «Кировлеса», а потом перепродавала его конечным получателям уже по рыночной цене. Таким образом Навальный и Офицеров нанесли «Кировлесу» ущерб в 16 миллионов рублей. 10 апреля 2012-го дело было прекращено за отсутствием состава преступления, но уже 29 мая возобновлено снова. 5 июля, выступая перед расширенной коллегией СК, Бастрыкин отчитал начальника кировского управления ведомства за закрытие дела, и пригрозил увольнением, если тот «не поменяет позицию по данному вопросу».

31 июля Навальному предъявили новые обвинения по «делу Кировлеса» — на сей раз в организации растраты чужого имущества. Судебное разбирательство закончилось вынесением 18 июля 2013 года обвинительного приговора — Навальному дали пять лет колонии, Офицерову — четыре. За день до этого политик получил официальный статус кандидата на выборах мэра Москвы. Обоих взяли под стражу немедленно, однако через сутки Кировский областной суд внезапно отпустил Навального и Офицерова под подписку о невыезде до вступления приговора в силу. В октябре того же года реальный срок обоим фигурантам заменили на условный.

Другое уголовное дело против Навального Следственный комитет завел в том же 2012 году по заявлению Бруно Лепру, который тогда возглавлял российский филиал «Ив Роше». Вторым обвиняемым стал брат Навального — Олег. Обоих обвинили в мошенничестве и отмывании денег на сумму в 55 миллионов рублей: по версии следствия, братья оказывали услуги по перевозке почтовых отправлений «Ив Роше» по заведомо завышенным ценам.

Несмотря на то, что Лепру вскоре ушел со своей должности, а финансовый директор «Ив Роше Восток» Кристиан Мельник заявил об отсутствии реаль­ного ущерба и упущен­ной выгоды из-за сотрудничества с Навальными, 30 декабря 2014-го братьям был вынесен обвинительный приговор. Алексей Навальный получил три с половиной года условного срока, Олег — реального. 

Олег и Алексей Навальные после оглашения приговора по делу «Ив Роше», 30 декабря 2014 года
Олег и Алексей Навальные после оглашения приговора по делу «Ив Роше», 30 декабря 2014 года
Фото: Артем Коротаев / ТАСС / Scanpix / LETA

Обобрали бизнесменов 

В 2015 году Генпрокуратура отчиталась, что впервые за несколько лет количество дел по «экономическим» статьям УК РФ выросло на 22% — до 235 тысяч. Этот рост объяснялся принятием в конце 2014-го поправок в УПК РФ, меняющих порядок возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях: раньше следователю требовалось получить материалы от налогового органа, теперь же он мог завести дело и сам, если хватало показаний, полученных в ходе дознания. Александр Бастрыкин заявлял, что поправки были подготовлены именно в СК.

После принятия поправок работа Следственного комитета приняла такой размах, что в декабре 2015 года президент Владимир Путин во время послания Федеральному собранию отдельно высказался на этот счет: по его словам, 83% бизнесменов, оказавшихся фигурантами уголовных дел, полностью или частично потеряли бизнес. «Их попрессовали, обобрали и отпустили», — сказал Путин, попросив СК и Генпрокуратуру обратить на это внимание.

Среди резонансных разбирательств СК с крупным бизнесом — дело против владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика. Его и еще нескольких топ-менеджеров обвиняли в том, что они не обеспечили необходимых мер безопасности, в результате чего террористу-смертнику Магомеду Евлоеву в январе 2011 года удалось взорвать в терминале аэропорта бомбу. Тогда погибли 37 человек. «Они [владельцы аэропорта] пять лет уходили от ответственности… Никуда не скрывались, были в Москве. Не хотите материально возмещать, будете нести уголовную ответственность как собственники и как менеджеры», — грозил Бастрыкин 25 июля 2015 года.

19 февраля 2016-го Басманный суд поместил задержанного накануне Каменщика под домашний арест, но уже 1 июля Мосгорсуд освободил его, удовлетворив представление замгенпрокурора Владимира Малиновского. Судебное производство в отношении бизнесмена приостановили. Источники «Медузы» указывали, что уголовное дело может иметь экономические причины — Каменщика склоняли к продаже аэропорта.

Фигурантами других резонансных уголовных дел также становились миллиардер Алексей Семин (обвинялся по четырем статьям в ходе дела о пожаре в казанском ТЦ «Адмирал» в 2015 году, унесшем жизни 17 человек; уголовное преследование в итоге прекращено), владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков (в 2014 году обвинялся в отмывании денег после покупки компаний башкирского ТЭК; после передачи всех купленных акций государству уголовное преследование против него прекращено) и Дмитрий Михальченко, один из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга (обвиняется в контрабанде алкоголя, например 104-летнего коньяка под видом строительного герметика; сейчас находится под арестом).

Губернаторские дела

С 2015 года произошло несколько громких задержаний глав регионов. Бывшего губернатора Сахалина Александра Хорошавина, руководившего областью восемь лет, задержали в марте 2015-го вместе с тремя заместителями прямо в здании регионального правительства. В СК заявили о заведенном на чиновника уголовном деле о взятке, а пресс-секретарь ведомства Владимир Маркин отчитался об изъятии крупной суммы денег во время обыска. Были опубликованы и фотографии с брикетами пятитысячных купюр, якобы найденных у губернатора. Сейчас Хорошавин находится в СИЗО, 3 сентября 2016-го стало известно, что СК в течение недели собирается направить в Генпрокуратуру обвинительное заключение. Хорошавину, у которого конфисковали имущество на сумму в 1,1 миллиарда рублей, грозит до 15 лет тюрьмы за получение взяток.

Главу Коми Вячеслава Гайзера задержали в сентябре 2015 года в Москве — оттуда он собирался улететь в отпуск после удачных выборов в местное заксобрание. Его обвинили в мошенничестве и организации преступного сообщества, позже добавилось обвинение во взяточничестве. На кадрах задержания видно, как в московском кабинете Гайзера открывают сейф, где лежат пачки денег и хранится коллекция часов. По делу бывшего главы Коми проходят более 20 человек, в том числе его заместитель, заместитель председателя правительства Коми, бывший сенатор от региона и другие высокопоставленные чиновники. 14 сентября 2016-го суд продлил арест Гайзера до 19 декабря.

Губернатор Кировской области Никита Белых был задержан 24 июня 2016 года с поличным в московском ресторане сразу после того, как ему передали пакет с деньгами. Как и в предыдущих случаях, кадры задержания сразу попали в СМИ — на них Белых сидит за столом, на котором разложены купюры по 100 евро. Как заявили в СК, размер взятки составил 400 тысяч евро. Сейчас Никита Белых — в СИЗО, ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Журналист Андрей Перцев на сайте Московского центра Карнеги связывал задержание трех руководителей регионов с электоральным календарем: Хорошавина взяли перед предстоящими региональными выборами с расчетом на то, что его преемник успеет провести успешную предвыборную кампанию; Гайзера задержали после выборов в заксобрание, чтобы их не сорвать (команда бывшего губернатора умела обеспечивать нужный результат), а Белых, среди соратников которого были Навальный, глава «Роснано» Анатолий Чубайс и живущая сейчас на Украине Мария Гайдар, оказался за решеткой в свете предстоящих выборов в Госдуму.

Среди других фигурантов уголовных дел, возбужденных СК, вице-губернатор Приморского края Олег Ежов, вице-губернатор Новгородской области Виктор Нечаев и вице-губернатор Челябинской области Николай Сандаков.

Губернатор Кировской области Никита Белых вскоре после задержания, 24 июня 2016 года
Губернатор Кировской области Никита Белых вскоре после задержания, 24 июня 2016 года
Фото: СК РФ

Падение дома Бастрыкина

19 июля 2016 года ФСБ пришла с обысками в Следственный комитет и задержала троих высокопоставленных сотрудников ведомства. Это дало повод заговорить о переделе власти внутри силовых структур и даже о «падении дома Бастрыкина». По словам источника РБК в ФСБ, «недовольство Бастрыкиным зрело в течение долгого времени». «Федералам» не нравилось, что он привлекает к себе слишком много внимания. Плохую реакцию якобы вызвали: его статья во «Власти», в которой он оправдывал антиэкстремистское законодательство; «прогулка» с Соколовым из «Новой газеты»; данные о недвижимости за границей; связи с членами тамбовской преступной группировки, о которых узнала испанская прокуратура. По информации РБК, президент тоже был недоволен Бастрыкиным: в частности, он назвал «топорной» организацию совместной работы российских и армянских силовиков, расследующих убийство армянской семьи российским солдатом.

РБК утверждает, ссылаясь на источник, близкий к руководству ФСБ, что «вопрос о карьере Бастрыкина был решен после ареста его подчиненных», просто кадровые перестановки «оставили на период после думских выборов».

Задержанные в июле заместитель руководителя Главного следственного управления СК по Москве Денис Никандров, начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Максим Максименко и руководитель управления собственной безопасности ведомства Александр Ламонов входили в ближний круг главы СК. ФСБ выдвинуло против них обвинение в получении взятки в особо крупном размере. Также коллеги Бастрыкина подозревались в связи с «криминальным авторитетом» Захарием Калашовым (Шакро Молодой): полученные взятки должны были способствовать выходу на свободу людей «криминального авторитета».

Два дня спустя после ареста Никандрова, Максименко и Ламонова источники «Коммерсанта» сообщили, что дело о получении взяток высокопоставленными сотрудниками СК якобы возбудил сам Александр Бастрыкин. Он назвал арест «предательством памяти погибших при исполнении служебного долга товарищей». На то, что именно СК инициировал «чистку» рядов, намекал и официальный представитель СК Владимир Маркин. Он выразил сожаление, что эта историю бросит «тень на все ведомство», но заверил, что «работа по самоочищению будет продолжаться». 

Днем 14 сентября стало известно, что свой пост покидает спикер СК Владимир Маркин. Вечером источники РБК сообщили, что после выборов в Госдуму 18 сентября последует отставка и самого Бастрыкина.

Саша Сулим

Москва

Евгений Берг

Москва