полигон

«Медузе» один год. Кратчайший пересказ Что мы сделали, что мы не сделали, что будет дальше

Meduza
11:38, 20 октября 2015

Фото: Евгения Николаева / «Медуза»

«Медузе» сегодня 365 дней. Формально. На самом деле, история «Медузы» началась в марте 2014 года, когда вы о ней еще ничего не знали, да и мы знали совсем чуть-чуть. Это было сумасшедшее время — и, будем надеяться, мы только начали. Отчитываемся за то, что мы за это время сделали и не сделали, и рассказываем, что будет дальше. 

Что мы сделали

Запустили «Медузу». В некотором роде, это уже было чудом.

Перезапустили «Медузу». Первое, что надо сделать после запуска, — все перепридумать. Теперь 80% читателей просматривают нашу главную страницу от начала до конца.

Запустили «Медузу» для айфона (170 тысяч скачиваний), андроида (100 тысяч скачиваний), телеграма (10 тысяч подписчиков) и Apple Watch (последнее приложение никто в редакции до сих пор в глаза не видел).

Запустили английскую «Медузу» (а ее материалы потом перепечатывали Quartz, Guardian и другие). 

Выпустили море крутых расследований: про Эболу в Новосибирске, про Сирию, про Полонского, про DDoS-атаки, про «Шалтая-Болтая», про охотников на геев в Петербурге, про бывшего губернатора Ткачева, про не бывшего губернатора Турчака, про бизнесы в Юрмале, Крыму и в Донбассе, про коррупцию в Коми. Наш спецкор Даня Туровский за материалы про «Исламское государство» (организация признана экстремистской, запрещена) получил премию GQ, мы ее считаем второй нашей подряд (в прошлом году был Азар — за Украину на «Ленте» и «Эхе Москвы»).

Взяли море важных интервью: поговорили с Борисом Немцовым, Екатериной Гениевой, Светланой Алексиевич, Михаилом Ходорковским, Андреем Мовчаном, Джоном Маккейном, Сергеем Петровым, Константином Эрнстом, Джен Псаки, Алексеем Венедиктовым, Сергеем Капковым.

Выпустили море идиотских (и не очень) тестов: «Зачем дагестанцы ломают уши» (и другие региональные тесты), «True or False: тест для программистов», «Насколько вы Нарышкин», «Удивлен или нет? Отгадайте, как реагируют на важные события чиновники», «Бред или абсурд? Прокомментируйте новости и слухи так же, как МИД», «Откинулся или чалится? Тест на знание легендарных персонажей 1990-х».

Придумали море странных и веселых игр: «Погадай на Бродском», «Нефтяное настроение», «Рукопожатность», «Ценный кадр», «Помоги Путину успеть к папе римскому», «Поставь Владимира на место», «Дорога к храму», «Вам в другое окошко», «Шоу Голос».

Сделали «Медузу» не только изданием с крутыми текстами, но и с крутыми технологиями — и вовсю хвастались ими на Medium (например, про наш «Монитор»).

Запустили «Вечернюю Медузу» (40 тысяч подписчиков), ежедневную почтовую рассылку, написанную человеческим языком. Сейчас она дает нам трафика больше, чем поиск «Яндекса» (что скорее говорит о «Яндексе», чем о «Вечерней Медузе»).

Научились делать (и продавать) рекламу, которая интересна и рекламодателям, и читателям, и нам. В топ-30 самых популярных материалов «Медузы» за год — два рекламных.

Стали главной картотекой страны. Карточки теперь делают все, но получается не у всех. Кстати, у нас сегодня в честь праздника спецкарточка — вопросы в ней задаете вы.

Час до запуска «Медузы». Рига, офис в квартале «Спикери», 20 октября 2014-го
Фото: Катя Летова / «Медуза»

Что мы не сделали

Мы надавали вагон обещаний, но выполнили далеко не все:

1. Не выпустили приложение для Windows Phone — оно в разработке.

2. Не выпустили приложения для планшетов — они рисуются.

3. Не запустили комментарии на сайте — будут в следующем году.

4. Мы еще много чего обещали, но не можем вспомнить, что.

Что мы сделаем в новом сезоне

1. Все, что не успели в этом.

2. Опять перезапустим сайт (на этот раз не так радикально — скорее, доведем до ума нынешний).

3. Обновим приложения.

4. Будем ближе к вам — дадим вам участвовать в жизни «Медузы», причем самыми разными способами.

5. Хотя, как показывает история этого года, о главных вещах, которые мы сделаем в новом сезоне, мы сами еще не знаем.