истории

«Моя ориентация — это аморально?» Даниил Туровский — о том, как в Петербурге уволили гомосексуальную учительницу

Meduza
12:53, 12 декабря 2014

Фото: Алексей Тихонов / «Медуза»

В декабре руководство петербургской школы № 565 для детей с ограниченными возможностями уволило гомосексуальную учительницу — с формулировкой «за аморальный проступок». Отставки учительницы добивался местный активист Тимур Исаев, занимающийся «принудительным аутингом»: он ищет геев в социальных сетях и докладывает об их сексуальной ориентации работодателям. Исаев утверждает, что за несколько лет он таким образом «уволил» 29 преподавателей по всей России. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский отправился в Петербург, чтобы выяснить подробности этой истории.

8 декабря 2014 года взволнованная Анастасия (имя изменено) — учительница музыки в петербургской школе № 565 для детей с ограниченными возможностями — зашла в кабинет директора.

Она догадывалась, о чем будет разговор. За полторы недели до этого директор школы Станислав Виноградов и заместитель главы администрации Кировского района Петербурга Ирина Бойцова в этом же кабинете просили Анастасию уволиться по собственному желанию. Накануне местный борец с геями Тимур Исаев поймал директора на улице возле школы — и вручил ему файлы с фотографиями Анастасии, на которых она обнимается со своей подругой. Исаев требовал уволить учительницу за «безнравственное поведение». Те же файлы он отправил в администрацию Кировского района.

В письме, переданном директору (его Исаев выложил и на своей странице «Вконтакте»), он писал: «У вас работает нездоровая и имеющая психиатрические отклонения от нормы учительница-лесбиянка», «Данная учительница показывает себя открыто в соцсетях как аморальная особа-лесбиянка и проживает или сожительствует, по данным из соцсетей, с такой же нездоровой барышней». «Мы настоятельно просим уволить ее по статье „служебное несоответствие“», — заключал Исаев, не поясняя, чьи интересы он представляет. «Антигей-активист» ссылался на закон о гей-пропаганде («О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию») и указывал, что «отрицание традиционных семейных ценностей считается аморальным и неприемлемым для ведения данного вида трудовой деятельности».

Тимур Исаев
Кадр: Omar Hayam / YouTube

Помимо письма и фотографий девушки Исаев приложил отдельный файл с информацией о том, с кем Анастасия дружит в социальных сетях и на какие паблики подписана; он обращал особое внимание на страницы Земфиры, Ренаты Литвиновой и телеканала «Дождь», которые Анастасия отметила как понравившиеся.

Полторы недели назад в кабинете директора школы, рассказывает Анастасия, представительница администрации сказала: «Вы принадлежите к ЛГБТ, вам нельзя работать с детьми». Чиновница утверждала, что Анастасия больше никогда не сможет работать учителем.

Однако уволиться по собственному желанию Анастасия отказалась. Тем же вечером она рассказала о случившемся коллегам из гей-бара, где она подрабатывает барменом. Друзья предложили ей обратиться в петербургскую ЛГБТ-организацию «Выход», защищающую права геев.

* * *

Найти «Выход» (его офис расположен недалеко от Невского проспекта), если точно не знаешь номер комнаты и тебя не встречают, невозможно — даже вывески над дверью нет. Помещение завалено радужными наклейками и брошюрами о гендерной идентичности и гомофобии; на стенах — афиша ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок» и плакат «Наши права дороже вашего газа».

Юрист «Выхода» Дмитрий Лаптев то, чем занимается Тимур Исаев, называет «принудительным аутингом». Активист ищет в социальных сетях гомосексуалов и докладывает работодателям об их сексуальной ориентации. Из-за Исаева, по данным «Выхода», за последние месяцы из петербургских школ уволили двоих учителей — мужчину и женщину, причем женщину — дважды: после первого увольнения она устроилась в другое учебное заведение, но Исаев разыскал ее и там. Оба уволенных не раскрывают своих имен.

Кроме того, прошлой зимой Исаев добивался увольнения Екатерины Богач — учительницы испанского в петербургской гимназии № 67, но чиновники управления образования не нашли никакой «гей-пропаганды» в деятельности преподавателя.

Офис ЛГБТ-организации «Выход»
Фото: Алексей Тихонов / «Медуза»

В феврале 2014-го Исаев преследовал в социальных сетях девятиклассницу из Брянской области, которая высказывалась в поддержку ЛГБТ. После его обращений девушку поставили на учет в комиссии по делам несовершеннолетних; на улице на нее напали с криком: «Умри, лесбиянка!» Когда на происходящее обратили внимание журналисты, школьницу сняли с учета.

Сам Тимур Исаев заявил мне по телефону, что добился увольнения уже 29 учителей-геев из учебных заведений по всей стране — и сказал, что на следующей неделе уволят двух учителей из московских школ, однако подробности рассказать отказался.

Свою откровенную гомофобию он не скрывает, на его странице «Вконтакте» уже долгое время висит статус: «Россия — это АД для педерастов, пускай привыкают!» «Гомосексуализм ― это не норма, это заболевание, которое лечится гормональной терапией, — рассказывал мне Исаев в феврале 2014-го. — Я как давил эту нечисть, так и буду давить, законы на моей стороне. Они говорят — „личная жизнь“ и так далее, но когда это появляется в социальных сетях, это переходит из разряда личной информации в публичную».

* * *

В «Выходе» Анастасии посоветовали взять больничный. Когда он закончился, на новую встречу с директором школы Станиславом Виноградовым 8 декабря 2014 года Анастасия отправилась с диктофоном (аудиозапись есть в распоряжении «Медузы»).

— Ирина (имеется в виду Ирина Борисовна Бойцова, заместитель главы администрации Кировского района Санкт-Петербурга — прим. «Медузы») просит результатов. Давайте честно: что будем делать? — говорит директор.

— Я не считаю, что это причина для увольнения моего, — отвечает Анастасия.

— Почему вы так считаете, скажите. Почему?

— А за что?

— Есть статья за совершение аморальных поступков. Один источник про вас — это Тимур Исаев. Он мне опять сейчас звонил. Ему сказали, что у меня зуб заболел, и я не могу говорить.

— Мне кажется, он психически ненормальный.

— Он психопат, я согласен. Но я думал, что только по его линии идет. И тут звонит Ирина Борисовна и говорит, что заедет в школу. Замглавы приедет в школу, значит жди неприятностей. И она сказала, что у нее информация про вас. Насколько я понимаю, цепочка такая: вице-губернатор [Петербурга] Владимир Владимирович [Кириллов] передал информацию в комитет по образованию, комитет передал главе района, глава района передал замглаве, и замглавы приехала ко мне. Она говорит, что в комитете по образованию ждут результатов.

— Значит, комитет по образованию считает, что моя ориентация — это аморально?

— Да-да, в школе нельзя. Мне начальство сказало: не надо крови, не надо статьи. От нас не отстанут. Может, вам есть смысл фамилию сменить? Выхода у нас нет — только по собственному желанию.

— Есть конкретные примеры того, что является аморальным?

— Хотите я сейчас напишу увольнение по статье 81 пункт 8 [«совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы»], и мы встретимся в суде? Попробуйте. Я не могу оставить вас. Я предлагаю вам по-доброму. Нет у нас другого варианта. Сейчас мне будет звонить Ирина Борисовна, ей нужно отвечать перед комитетом образования. Ох, непростая ситуация. Я по телевизору видел, что молодые люди находят этих самых педофилов и наказывают их сами.

— Вы считаете, что я педофил, что ли?

— Нет, я просто рассказываю.

— Вы же знаете: я пришла сюда работать не за большими деньгами. Я пришла на зарплату в семь тысяч рублей после зарплаты в 46 (Анастасия работала продавцом в спортивных магазинах — прим. «Медузы»). Мне нравится школа, мне нравится коллектив, мне нравится, что мы много всего придумываем, мы выигрываем конкурсы.

— Сейчас фортуна отвернулась, но это не значит, что жизнь кончилась.

— У вас ко мне претензий нет по работе?

— Нет. Ирина Борисовна тоже считает, что вы хорошо работаете. Но видите, как получается.

— Если бы вы сказали мне, что я вот это, это и это делаю по работе плохо, я бы сама ушла. Но эти обвинения — это просто маразм. Увольняйте меня по статье.

— Хорошо, тогда пишите объяснительную.

Офис ЛГБТ-организации «Выход»
Фото: Алексей Тихонов / «Медуза»

После разговора с директором Анастасия написала объяснительную, в которой указала, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», и что не считает свою личную жизнь «препятствием для работы с детьми». В приказе об увольнении (копия есть в распоряжении «Медузы») указано, что Анастасия уволена за «совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением педагогической работы».

Вице-губернатор Владимир Кириллов не смог ответить на вопрос «Медузы» — он в командировке до понедельника. В комитете по образованию Петербурга опровергли причастность к увольнению. «Такого не может быть, мы не имеем отношения к школе, тем более к кадровой политике, для них начальник — администрация района», — заявила глава пресс-службы комитета Лариса Кузьмина. Замглавы администрации Кировского района Ирина Бойцова не смогла дать оперативный комментарий. Поймать на рабочем месте директора школы Станислава Виноградова также не удалось — по словам его секретаря, он «все время на совещаниях»; по телефону Виноградов разговаривать отказался.

«Можно же найти нормального, здорового человека, а не больного? — говорит „Медузе“ Тимур Исаев. — Учитель — это лучший из нас. Вряд ли больной может быть лучшим. ЛГБТ — это экстремисты. Учитель должен воспитывать, а все эти педерасты не болеют патриотизмом. Как они могут воспитывать наших детей? Все они белоленточники, пятая колонна, все подписаны на „Лождь“, „Ленту.вру“».

* * *

Сама Анастасия — вовсе не ЛГБТ-активистка. Она не ходит на акции геев, не слышала про группировку «Оккупай-педофиляй», не знает о проекте «Дети-404»; она не в курсе, что закон «о гей-пропаганде» 30 июня 2013 года был распространен на всю страну. Даже сейчас, после увольнения, она не хочет ввязываться в публичные разборки.

О своей работе в школе она может говорить бесконечно.

Анастасия приехала в Петербург семь лет назад с Сахалина, где окончила колледж искусств (по образованию она — дирижер академического хора). Несколько лет работала продавцом в магазинах, потом поняла, что без музыки жить не может. На некоторое время вернулась на Сахалин, там случайно подменила знакомую в школе. Анастасии понравилось работать с детьми — и в Петербург она отправилась со списком школ и детских домов, где может пригодиться музыкальный преподаватель. В школе № 565 в тот момент как раз открылась ставка, и ее взяли. За три года работы, рассказывает Анастасия, у нее не было конфликтов ни с кем из коллег, претензий к ее работе не предъявляли.

Школа № 565, Санкт-Петербург
Фото: wikimapia.org

По словам Анастасии, в школе есть две параллели. В одной учатся аутисты и дети с ДЦП. В другой — дети, которые не успевали в обычной школе. 80% детей — из соседнего детского дома. «Сначала меня совсем не воспринимали, долго привыкали, но теперь очень сильно привязались, особенно аутисты, — рассказывает Анастасия. — Им нужно очень много времени, чтобы открыться тебе. Я в них очень много вложила. Для детей то, что меня не будет, тоже удар».

Она рассказывает, что дети, с которыми она работает, больше всего любят разучивать песни из мультфильмов. «Если учим песню — в картинках должен быть каждый этап, — говорит она. — Каждое движение показываем руками. Если учим песню про елочку, то я достаю елочку и каждому этой елочкой по ладошкам провожу. Чтобы они чувствовали колкие иголки — тогда лучше запомнят песенку. Нужно все прохлопать, протопать, протанцевать».

Кроме занятий в классах, Анастасия вела индивидуальные занятия на дому для восьмерых детей. «Есть у меня девочка, с которой я занимаюсь на синтезаторе, — рассказывает учительница. — У нее левая рука атрофирована. Мы с ней долго занимались. Она усердная, мы с ней память развивали, учили ноты. Обычно она одной рукой играет, а другая у нее на коленке лежит. И вот на второй год в один день, когда играла правой рукой, на левой зашевелились пальчики».

Я спрашиваю, как она будет обходиться без этого всего. «Пока не осознала, что произошло, — говорит Анастасия. — Я ни в чем не виновата. Меня выгоняют из дела, которым я занималась и которому отдавала свою душу. Но я буду отстаивать свои права».

Адвокат Анастасии Дмитрий Бартенев, защищающий сейчас и создательницу проекта «Дети-404» Елену Климову (в ноябре Роскомнадзор обнаружил в сообществе «признаки пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних»), заявил «Медузе», что иск с требованием восстановить учительницу на работу будет подан в суд до конца декабря. 

Даниил Туровский

Санкт-Петербург