Перейти к материалам
новости

С начала войны в России совершили 50 поджогов военкоматов и административных зданий «Медиазона» рассказала, кого и как преследуют за эти нападения

Источник: Медиазона
Канал «Мы — Ломоносовцы» в Telegram

Российские военкоматы начали поджигать сразу после начала войны в Украине. За семь месяцев было совершено более полусотни нападений на военкоматы и административные здания. К лету число таких нападений начало снижаться — в августе стало известно лишь об одном случае, в то время как в мае их было 14. Однако после объявления мобилизации число поджогов значительно увеличилось. «Медиазона» рассказала все, что известно об этих инцидентах.

Первый известный случай поджога военкомата произошел через несколько дней после начала «специальной операции». 21-летний Кирилл Бутылин закидал «коктейлями Молотова» военкомат в подмосковных Луховицах. 8 марта телеграм-канал «ВатаХантеры» опубликовал видеозапись инцидента и сопроводил пост манифестом Бутылина, в котором он сообщил, что поджег военкомат с целью уничтожить архив с личными делами призывников и помешать мобилизации. «Надеюсь, что не увижу своих одноклассников в плену или в списках погибших», — говорилось в сообщении.

Бутылина задержали в день публикации этого поста. Некоторые российские СМИ сообщали, что до этого он успел добраться до границы Литвы и Беларуси, откуда его отправили в Россию и доставили в отделение полиции в Луховицах. Согласно сообщению МВД, 13 марта Бутылин «самовольно покинул здание отдела полиции», однако к вечеру того же дня его снова задержали.

"Медиазона" пишет, что первоначально на Бутылина завели дело по статье о вандализме, но вскоре статью заменили на «поджог», а позже к делу добавили «совершение теракта». В июне Бутылина включили в реестр террористов и экстремистов. Ему грозит до 20 лет лишения свободы.

По подсчетам «Медиазоны», с начала войны в почти 40 регионах России было совершено более 50 нападений на военкоматы и здания других государственных учреждений. Большинство акций не повлекли значительного ущерба. Нападения были скорее символическими — «где-то обгорели только окна, дверь или облицовка здания, где-то имущество вовсе не пострадало», пишет "Медиазона".

Но в некоторых случаях ущерб был существенным. Бывший сельский учитель Илья Фарбер с разницей в два дня поджег в удмуртском поселке Игра здание военкомата и призывной пункт. По данным «Медиазоны», в первом случае сгорело помещение, где хранились служебные документы и картотека ветеранов Великой Отечественной войны, а во втором — комната с личными вещами сотрудников.

Два других крупных пожара произошли в подмосковном Щелково (в местном военкомате пострадали два кабинета и архив), и в поселке Зубова Поляна в Мордовии, где огонь распространился на два этажа, включая кабинеты, в которых хранились данные призывников.

Военкоматы не только поджигают

В Иркутской области местный житель открыл стрельбу в военкомате. Военком находится в реанимации

Военкоматы не только поджигают

В Иркутской области местный житель открыл стрельбу в военкомате. Военком находится в реанимации

Помимо военкоматов целями нападений стали здания местных администраций, полиции, ФСБ и Росгвардии. Нападения на здания ФСБ произошли в Краснодаре и Нижнем Новгороде, на отделы полиции — в Москве, Дагестане и Владивостоке. В Комсомольске-на-Амуре 50-летний мужчина пытался поджечь отделение Росгвардии.

В середине мая художник Богдан Зиза выплеснул на фасад администрации Евпатории два больших ведра с желтой и синей краской, а затем, по версии следствия, попытался бросить в помещение бутылку с зажигательной смесью, которая не взорвалась. Художника задержали, он находится в СИЗО. На него завели уголовное дело о подготовке к теракту.

«Медиазона» отмечает, что поначалу дела о поджогах рассматривались в рамках относительно легких статей — «хулиганство» или «умышленное уничтожение имущества». Однако ближе к лету правоохранительные органы начали квалифицировать их как более тяжкие. Например, Дмитрия Лямина, арестованного весной за попытку поджога военкомата в Ивановской области, в начале июля обвинили в совершении теракта.

В терроризме обвинили 21-летнего Андрея Алексеева из Владивостока, который в начале июня кинул горящую тряпку к зданию военкомата, и 46-летнего Игоря Паскаря, который в середине июня поджег коврик у здания краснодарского управления ФСБ. В покушении на теракт обвинили 21-летнего жителя Углича — его задержали возле военкомата с «коктейлями Молотова».

«Медиазона» предполагает, что после начала мобилизации таких дел станет еще больше. Из-за 18 поджогов, произошедших после 21 сентября (когда в России объявили мобилизацию), задержали четырех человек: в Нижнем Новгороде — 19-летнего Артема Лебедева, в Камышине — 37-летнего Павела Магаляса, в Черняховске — 30-летнего Сергея Чурсина, в Урюпинске — 35-летнего Михаила Филатова. Пока неизвестно, по каким статьям им будет предъявлено обвинение. До суда ни одно из уголовных дел о поджогах военкоматов за полгода войны так и не дошло.

Где в России поджигали военкоматы

По всей России после начала мобилизации — новая волна поджогов военкоматов и местных администраций. Вот длинный список инцидентов

Где в России поджигали военкоматы

По всей России после начала мобилизации — новая волна поджогов военкоматов и местных администраций. Вот длинный список инцидентов