Перейти к материалам
Активисты, пришедшие 28 декабря к зданию Верховного суда поддержать «Международный Мемориал»
новости

«Если государство запрещает сохранять память, не трудно догадаться, к чему оно движется» Верховный суд ликвидировал «Международный Мемориал». Вот реакции на это решение

Источник: Meduza
Активисты, пришедшие 28 декабря к зданию Верховного суда поддержать «Международный Мемориал»
Активисты, пришедшие 28 декабря к зданию Верховного суда поддержать «Международный Мемориал»
Наталья Колесникова / AFP / Scanpix / LETA

Во вторник, 28 декабря, Верховный суд принял решение о ликвидации «Международного Мемориала». С просьбой об этом в суд обратилась Генпрокуратура, обвинившая организацию в неоднократном нарушении законодательства об «иностранных агентах». В этом материале «Медуза» собирает реакции на решение суда. Некоторые из высказываний приведены с сокращениями из-за их большого размера.

Материал дополняется по мере поступления новых реакций.

Нюта Федермессер

Глава московского Центра паллиативной помощи, учредитель фонда помощи хосписам «Вера»

Суд постановил ликвидировать «Мемориал». Позор. Позор, с которым стыдно жить в одно время. «Мемориал» был основан академиком Сахаровым. «Мемориал» — одно из достойнейших начинаний страны. «Мемориал» — это память. Память нельзя ликвидировать, нельзя убить.

Судебной системы нет. Никто, никто, ни самые распростые жители страны, ни руководство страны, никто не верит в судебную власть в России. Все ее ненавидят и боятся. Нет, не боятся. Презирают. Ненавидят и презирают.

Интересно, привлекут ли меня к ответственности за эти слова… Поглядим.

Много чем запомнится этот год, но вспоминать потомки будут не ковид, а Дмитриева и «Мемориал». А вспоминать будут. Это точно. Потому что ПАМЯТЬ НЕЛЬЗЯ ЛИКВИДИРОВАТЬ. Позор.

Дмитрий Колезев

Главный редактор Republic

Вот и все: Верховный суд принял решение о ликвидации «Международного Мемориала». Если честно, я не верил, до последнего надеялся, что этого не случится. Очень печальное, вредное, ошибочное решение. Которое сильно добавляет пессимизма по поводу перспективы происходящего в России. Потому что главный смысл существования «Мемориала» — сохранять память о репрессиях, чтобы государственные преступления не повторились в будущем. А если государство запрещает сохранять эту память, то не трудно догадаться, к чему оно движется.

Борис Вишневский

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

Верховный суд решил ликвидировать "Мемориал" и все его региональные структуры.

Кроме слова «Позор!» прокурорам и судьям — ничего.

Как же наследники палачей боятся тех, кто хранит память о преступлениях.

И да, это решение не могло быть принято без согласия (или инициативы) Путина.

Он — прямой его виновник.

Дмитрий Гудков

Политик

Политес палачей соблюден. Сначала «Международный Мемориал» ликвидирует Верховный суд, а завтра уже Мосгорсуд проедет катком по Правозащитному. Старшинство судей — это главное. Вот только ни память они не уничтожат, ни политзаключенных не смогут в глазах общества объявить преступниками. А что нам объявлена война на уничтожение, это не новость. Только на длинной дистанции выиграем все равно мы: они на ней просто вымрут.

«ОВД-Инфо»

Правозащитный проект; текст приведен с сокращениями

Ликвидация «Международного Мемориала» — это приговор всему российскому гражданскому обществу. Верховный суд сегодня транслировал политическое решение. И это — не решение о ликвидации организации. «Мемориал» — это институт национальной памяти о временах большого террора и советских репрессиях. Закрытие такого института — это публичное оправдание сталинских репрессий.

<…>

Сегодня власти громко и внятно заявили: мы готовы перейти от ограничительно-репрессивных мер по отношению к «социально опасным элементам» к чему-то совсем иному. И это приговор не только для общества, но и для элит. Да и для самого политического режима. Последствия для настоящего и будущего нашей страны будут катастрофические.

Иван Павлов

Юрист

«Мемориал» начинал правозащитную эпоху в нашей стране, он же ее сегодня и заканчивает. Власть демонстрирует нам, что отныне в информационно-общественном поле не должно быть ничего, никаких медийных проектов, просветительских инициатив и общественных движений. Остается либо отказаться от любой активности, даже худо-бедно компромиссной, либо попасть под каток репрессий. Причем это касается не только организаций, но и частных лиц, у нас ведь даже интерес к истории своей семьи приравнивается к политической деятельности. 

Вот только времена изменились благодаря интернету, который, кстати, Андрей Дмитриевич Сахаров предсказывал еще в 1974-м году. Медиа-проектам теперь не нужна бумага, правозащитные организации успешно работают не имея офисов, а мобильный интернет есть даже в самых отдаленных крошечных селениях. Остается только заняться просветительской деятельностью и донести до широких масс существование VPN, и тогда тотальная цензура советского образца будет совершенно невозможна.

Все мы, включая коллег из «Мемориала», должны искать новые (временные!) форматы и формы для того, чтобы продолжать нашу работу, несмотря ни на что. Да, это новая, мрачная и тяжелая эпоха, но и она закончится.

Виктор Шендерович

Публицист

«Когда они ввели налог на воздух…»

Ликвидация «Мемориала» — пустые хлопоты в этом подлом казенном доме. Кто может нам запретить помнить наших убитых? Убийцы суетятся напрасно. Просто урок нам: в следующий раз «не экономить на осиновых кольях», как сформулировал Лев Рубинштейн.

Лев Пономарев

Правозащитник; текст приведен с сокращениями

Для меня лично — уничтожена часть моей жизни. Я ушел из науки и пришел в политику и общественную деятельность, создавая с коллегами «Мемориал». Я считал эту работу самой главной, чтобы что-то изменилось, сделать что-то важное в стране.

То, что произошло — это поворот. Дальше только падение вниз, к тоталитарному режиму <…> Они же неслучайно в колониях развернулись, насилие уже неприкрытое. И президент Путин очень вяло реагировал на Ксению Собчак, когда она спросила про пытки в колониях — мол, везде, насилие, и что?

Не знаю, как дальше будут идти репрессии в России, будет философский пароход, самолет или что-то еще… Но гайки закручивать до предела они будут. Не знаю, что власти хотят получить. Таким путем страна погибнет в современном мире. <…> Их руками идет уничтожение России как сильного государства. Они все борются с зарубежной опасностью — а она на самом деле сидит внутри, в политбюро, ФСБ.

Сергей Пархоменко

Журналист

Нет.

Ни одного шанса нет у Верховного суда, как и у всей преступной своры, это сделать.

Верховный суд попытался уничтожить закон, совесть и достоинство в России. Но ничего у него не вышло.

«Мемориал» ликвидировать невозможно. Потому что «Мемориал» — это люди. Они люди несут в себе эти закон, совесть и достоинство.

А холуи, которые оклеветали «Мемориал», лживо и бессмысленно обвинили «Мемориал», и попытались сделать вид, что они в силах «ликвидировать» «Мемориал», — несут в себе только корм, который они жрут с руки хозяина.

Ева Меркачева

Член Совета по правам человека при президенте РФ; текст приведен с сокращениями

Предновогоднего чуда не случилось (пока). А ведь мы так надеялись на него! Ликвидация «Мемориала» войдет в историю, но это будет одна из самых печальных ее страниц. <…> Как всегда точно сказал на суде Генри Резник: « Я привлекаю внимание к одному пассажу, где написано, что „ликвидация „Мемориала“ направлена на защиту прав и интересов других лиц“. Мне интересно, какие лица стояли перед глазами генпрокурора, когда он подписывал это заявление. Это определенно не лица тех, кто 15 лет выходит на Лубянскую площадь и зачитывает имена репрессированных». <…> Мне хочется сказать всем тем, чьи близкие были расстреляны или сгинули в лагерях: память об этом будет жива несмотря ни на какие операции по «ликвидации» и она не зависит от существования каких-либо организаций. И может быть само предновогоднее чудо — оно в осознании этого. Единственное праведное желание состоит лишь в том, чтобы быть свободными. И единственный способ быть таковыми — не увязывать самоуважение с вещами, нам не подвластными. Это не общество проиграло суд. Это суд не услышал общество, от чего явно не выиграл.

Григорий Явлинский

Политик

Ликвидация «Международного Мемориала» — это политическое решение, которое не имеет отношения ни к праву, ни к закону, ни к Конституции.

Этим решением нынешняя российская власть объявила себя преемником сталинского и советского режима. Таким образом любая критика советского режима и раскрытие исторических фактов о преступлениях сталинизма является дискредитацией сегодняшней российской власти.

«Мемориал» ликвидировали, потому что «Мемориал» говорит правду.

Это переход от авторитарного режима к тоталитарному.

Это еще один шаг к войне.

Андрей Лошак

Журналист

У меня уже нет новых слов для описания этого мрака. Реванш потомков сталинской вохры необратимо ведет к новой катастрофе. И мы уже ее наблюдаем в режиме реального времени — как зрители разбившегося когда-то при посадке Шаттла, с той только разницей, что мы — внутри корабля, а не снаружи. Очевидно, что из крушения СССР россияне никаких уроков не извлекли. Надо еще раз наступить на те же грабли, чтобы на этот раз разбить себе башку вдребезги. Никак иначе изжить эту травму ХХ века видимо не получится.

Марианна Максимовская

Президент коммуникационной группы «Михайлов и партнеры», бывшая телеведущая

Мой прадед был расстрелян во время сталинских репрессий. Второй — погиб в сталинских лагерях. Моя прабабушка сидела в сталинской тюрьме, ее чудом выпустили через какое-то время, мою бабушку — ей тогда было 17 лет — за одну ночь выселили из квартиры арестованных родственников, она носила своей маме передачи в тюрьму и потом всю жизнь рассказывала, каково было в те времена носить печать «члена семьи врага народа». Да, прадеда потом посмертно реабилитировали.

Общество «Мемориал» восстанавливало память о безвинно репрессированных и сохраняло память о преступлениях сталинского режима. Сегодняшнее решение суда о ликвидации «Мемориала» (ранее был признан иностранным агентом) ляжет тяжелым отпечатком на имидж судебной власти страны. Как бы ни относились силовики к этой организации. Странно это не понимать.

Линор Горалик

Писательница, поэтесса; текст приведен с сокращениями

Для меня вся история про «Мемориал» (и про иноагентов, и про сроки активистам, и про запрет митингов, и про множество других событий того же порядка), — это история, в первую очередь, про вопиющую, ослепительно выставленную напоказ трусость власти. Причем власти, больше всего боящейся выглядеть трусливой и слабой, власти, полагающей, что именно такими шагами она демонстрирует свою силу (и свое «мужество», требующее такого частого декларирования, что становится неловко). <…>

Фракция КПРФ в Госсовете Коми

текст приведен с сокращениями

<…> Руководство страны демонстрирует неготовность слышать любое мнение, отличное от своего собственного, и при помощи репрессивного правоохранительно-судебного аппарата стремится полностью ликвидировать любое инакомыслие вне зависимости от политического фланга. В этом и состоит цель как процесса над «Мемориалом», так и других актов современных политических репрессий.

Фракция КПРФ в Государственном Совете Республики Коми считает решение о ликвидации «Мемориала» глубоко ошибочным и призывает прокуратуру Российской Федерации отказаться от исков к «Международному Мемориалу» и Правзащитному центру "Мемориал".

Читайте также

У вас нет будущего Редакция «Медузы» — о решении уничтожить «Мемориал»

Читайте также

У вас нет будущего Редакция «Медузы» — о решении уничтожить «Мемориал»

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка