Перейти к материалам
разбор

Очень хочется избавиться от шрама. Что делать? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza
разбор

Очень хочется избавиться от шрама. Что делать? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza

Если повреждение случилось недавно, попробуйте не допустить появления (большого) шрама

Шрамы, с которыми обычно люди хотят что-то сделать, можно разделить на атрофические (при которых возникает углубление, то есть ткани становится меньше, чем необходимо) и выпуклые — гипертрофические или келоидные рубцы. Гипертрофические рубцы — это темные объемные шрамы, которые перестают увеличиваться, когда рана заживает, и могут даже со временем уменьшиться. Келоидные рубцы тоже объемные, но они разрастаются за пределы раны и могут появиться снова, даже если их удалить. И келоидные, и гипертрофические рубцы бывают болезненными и зудят.

Считается, что предотвратить развитие большого шрама проще, чем потом избавиться от него. Обычно в качестве профилактики рекомендуют следовать таким правилам:

  • Если вы только что обожглись, нужно подставить место ожога под холодную или прохладную (но не ледяную) воду как минимум на 20 минут. Это уменьшает повреждение и размер шрама.
  • Если рана уже есть, первое время она должна быть влажной и покрытой. На нее можно наносить вазелин (если она не инфицирована, то есть нет воспаления, гноя). Можно также использовать специальные повязки, которые не прилипают.
  • Кожа в области раны не должна быть натянута. Чтобы этого избежать, можно использовать различного рода повязки.
  • Когда рана затянется, можно использовать повязки с силиконовым гелем. Их применяют в течение трех-шести месяцев и накладывают на срок от 12 до 24 часов в день. Если использовать повязки технически невозможно (например, шрамированная область слишком большая), можно применить специальный силиконовый гель. При поверхностных ожогах хватит одного увлажнения, силиконовые повязки не нужны.
  • При ожогах можно также в течение года использовать приспособления, которые создают давление. Например, компрессионные чулки. Однако делать это можно, когда рана заживет.

К сожалению, у этих методов довольно слабая доказательная база, однако за неимением лучшего их рекомендуют в различных руководствах для врачей и базах знаний. Тем более что вреда от этих методов немного, а то, как они в теории могут работать, более-менее ясно.

И еще пара профилактических рекомендаций:

  • Людям, у которых уже возникали выпуклые шрамы, рекомендуют избегать, например, пирсинга или удаления родинок по эстетическим соображениям, то есть любого необязательного травмирования. Велика вероятность, что следующее повреждение приведет к образованию такого же рубца.
  • В случае с акне (угревой сыпью) лечение заболевания — лучшая профилактика шрамов.

Не загорайте

Если вы не хотите, чтобы шрам был еще более заметным, лучше защищать его от солнца. Проблема в том, что, по некоторым данным, воздействие ультрафиолета на недавно зажившую рану приводит к тому, что шрам темнеет. Защищать его от УФ-лучей лучше не менее года. Для этого подойдет плотная одежда, повязки, солнцезащитные средства с SPF 50 и в целом избегание солнца.

Все подробности

Как защититься от солнца. Инструкция

Все подробности

Как защититься от солнца. Инструкция

Сходите к врачу

Если шрам уже образовался и вы хотите сделать его менее заметным, лучше обратиться к врачу. Специалист определит тип шрама (если это вообще шрам, а не какое-то заболевание). Самостоятельно это сделать не всегда просто. «Иногда возникают сложности определиться, гипертрофический это рубец или келоидный, — пишет в ответ на вопрос „Медузы“ дерматолог клиники DocDeti Мария Журавлева. — Для этого существует ряд критериев, помогающих врачу определить, кто есть кто». Врач также предложит варианты лечения в зависимости от разновидности шрама. Вот о чем, скорее всего, расскажет специалист:

  • Силиконовые повязки и гели используются не только для профилактики келоидных и гипертрофических рубцов, но и при лечении. Они помогают уменьшить рубец, сделать его мягче, уменьшить зуд и боль.
  • Давление также применяют и для профилактики, и для лечения келоидных и гипертрофических рубцов.
  • Инъекции кортикостероидов помогают смягчить выпуклый рубец и уменьшить его размер. Боль и зуд также могут уменьшиться.
  • Криотерапия (удаление рубца с помощью низких температур) может быть эффективна (особенно в комбинации с другими методами) в случае келоидных рубцов.
  • Выпуклый рубец можно удалить (но если это келоидный рубец, то, скорее всего, он вырастет снова и после удаления нужно применить методы профилактики).
  • Для выпуклых рубцов используют также лазерную терапию, чтобы скорректировать цвет и уменьшить объем. При атрофических рубцах, возникших из-за акне, также могут в качестве первого шага лечения использовать лазерную терапию: одна ее разновидность помогает убрать красноту, а лазерная шлифовка может выровнять кожу.
  • Если рубец атрофический, то используют филлеры: в поврежденную область вкалывают «наполнитель», из-за чего кожа выравнивается.
  • При «вдавленных» шрамах, возникших из-за акне, также могут провести небольшие хирургические вмешательства, которые помогают «приподнять» шрам.

Это не полный список методов лечения, и, нужно сказать, какого-то одного алгоритма действий сейчас нет: все эти вмешательства имеют плюсы и минусы, которые играют разную роль для разных людей. Кроме того, опять же у этих методов есть проблемы с доказательствами эффективности.

Сделайте татуировку

Один из вариантов сделать шрам менее заметным — перекрыть его татуировкой (в том числе телесного цвета или имитирующей волосы на волосистой части тела). Но так можно делать далеко не всегда. Например, если шрам остался после удаления меланомы или лимфоузлов, делать на этом месте татуировку не рекомендуется. «Закрашивать рубцы после злокачественных новообразований кожи опасно, — пишет дерматолог Мария Журавлева. — Если были удалены не все клетки опухоли, то возможен ее рецидив, но из-за татуировки мы можем просто его не увидеть. Также не стоит наносить татуировки на келоидные рубцы, так как это может спровоцировать их рост».

Из других относительных противопоказаний:

  • прием изотретиноина (этот препарат используют при акне);
  • родинка или меланоцитарный невус на месте, которое закроет татуировка;
  • псориаз, витилиго, красный плоский лишай и другие заболевания, симптомы которых проявляются там, где повреждена кожа;
  • иммунодефицитные состояния (например, из-за химиотерапии);
  • нарушение свертываемости крови или прием антикоагулянтов.

Не стоит делать татуировки на незаживших шрамах. «Попытки сделать тату на незаживших шрамах могут привести к еще большему повреждению кожи, воспалению, и тогда вместо красивой татуировки останется размазанное пятно и новый рубец, — пишет в ответ на вопрос „Медузы“ тату-мастер, создательница благотворительного проекта „Покажи мне все свои шрамы“ Рина Цунами. — Корректировать подобные работы еще сложнее и дольше, чем просто сделать перекрытие». 

Татуировки на шрамах делать сложнее, чем на нормальной коже, потому что из-за особенностей строения такой ткани краска может повести себя непредсказуемо. «Шрамированная кожа неоднородна по плотности и текстуре, это добавляет сложности работе — нужно учитывать разницу чувствительности и „прочности“ на чистой и зарубцевавшейся коже, чтобы корректировать глубину пробива, натяжение кожи, плотность закраса и даже рабочие настройки тату-оборудования», — пишет Рина Цунами.

Возможно, на результат также влияют марка краски и воздействие солнца, но целенаправленно это не изучалось.

«Дело может быть и в неопытности мастера. Самая частая проблема начинающих мастеров — неравномерный пробив контура, — продолжает Цунами. — На старте сложно добиться крепкой постановки руки, при которой игла прокалывала бы кожу на одинаковую глубину. В случае с чистой кожей это может привести к неаккуратно заживающим линиям, „перебивам“, когда пигмент вносится слишком глубоко и расплывается под кожей, или выпадению краски при недостаточной глубине пробива. А если мастер работает со шрамами, это приведет к дополнительному травматизму и вместо перекрытия человеку достанется рана, которую придется долго заживлять, и новый рубец».

Татуировки в цвет кожи в основном используются, если шрам более светлый, чем окружающая его кожа. Минус такой татуировки заключается в том, что из-за загара или любых других естественных изменений цвета кожи (на морозе, из-за жары) она может стать более заметной.

Если шрам темный, разнородной текстуры или занимает большую площадь (и есть уверенность, что это не келоидный рубец), чаще используют татуировки в виде изображений. На вопрос о том, стоит ли подбирать рисунок так, чтобы шрам вписывался в татуировку, Рина Цунами отвечает: «Как придумаешь, так и будет. Перекрытие не сгладит рельеф шрама, поэтому мы работаем с визуальным „якорем“ — татуировка будет заметнее рубцов. Для усиления визуального эффекта стоит подбирать эскиз, который полностью скроет повреждения и займет еще бо́льшую поверхность кожи. Но есть и много вариантов, когда шрам можно вписать в рисунок, сочетать с другими элементами и превратить в часть эскиза. Сделать шрам плавником золотой рыбки, веткой для маленькой дерзкой птахи или россыпи цветов». 

История Наташи
«Покажи мне все свои шрамы»

К сожалению, есть крайне мало исследований, в которых изучается то, насколько пациенты удовлетворены результатом после разного рода татуировок, но, по имеющимся скромным данным, получившимся довольны 78% человек.

Научные данные, касающиеся татуировок на шрамах, довольно скудные. У некоторых авторов научных статей, по их ощущениям, отличные результаты, и пациенты живут годами без потребности подправить татуировку.

«Коррекция может потребоваться любой татуировке — слишком много факторов влияют на заживление, — и мастерство татуировщика может быть даже не самым главным, — пишет Рина Цунами. — При правильном и бережном уходе тату на шрамах заживет абсолютно без проблем. Правда, индивидуальные реакции непредсказуемы, и шанс, что через месяц-два понадобится подправить контур или выпавший пигмент, есть всегда. Многие переживают, что свежие татуировки выглядят ярче и бодрее заживших. Новый слой кожи, который старательно регенерировался на месте тату, увы, непрозрачный, поэтому иногда кажется, что все надо обновить и освежить, хотя с татуировкой все в полном порядке».

В России есть немало тату-мастеров, специализирующихся на шрамах. Некоторые даже делают скидки или набивают татуировки бесплатно, если шрам — результат домашнего насилия, операции в связи с онкологическим заболеванием или возник по другой причине, которая кажется особенно важной мастеру.

Но выбрать специалиста может быть непросто.

Рина Цунами рекомендует в первую очередь обратить внимание на два фактора: нравятся ли вам работы мастера и занимается ли он перекрытиями регулярно. «Татуировщики работают в разных стилях и техниках, не всегда акварелист сможет выдать реализм или геометрию, — пишет Цунами. — Обращайте внимание на выложенные работы, свежие и зажившие. Узнайте, работает ли мастер со шрамами. Многие отказываются от перекрытий, и если в портфолио нет таких работ — возможно, нет и опыта работы с травмированной кожей и стоит посмотреть на других мастеров».

Также Цунами советует выбрать специалиста, который вам понравится в общении. «Перекрытие шрамов может быть волнительным не только из-за болевых ощущений, но и эмоционально — это важный и значимый шаг для многих, — объясняет Рина Цунами. — Посмотрите, подходит ли тату-мастер вам по настроению, стилю общения, интересно ли вам его читать, понравилась ли консультация. У вас впереди несколько часов близкого общения в не самой комфортной ситуации — выберите человека, с которым вам понравится их провести».

Научитесь наносить камуфлирующий макияж

Камуфлирующий макияж, при котором используются специальные средства, — более надежный, чем обычный, и им можно маскировать отличающиеся по цвету шрамы. Эти средства настолько стойкие, что с ними на коже можно принимать душ и ходить в бассейн. Как говорит консультант бренда Kryolan Анастасия Романова, чтобы подобрать такие средства, обязательно нужна консультация специалиста, который непосредственно видит человека. В Великобритании, например, врач может направить к специалисту по камуфлирующему макияжу, который бесплатно подберет необходимые средства.

Департамент регулирования медицинских препаратов и средств по уходу за здоровьем Великобритании относит к камуфлирующим средствам продукты всего четырех марок: это камуфлирующие средства Covermark, Dermacolor (Kryolan), Keromask и Veil. Некоторые организации и отдельные специалисты также используют, например, камуфлирующие средства Dermablend, Cover FX, CoverBlend, Colorescience и Kevyn Aucoin. Часть этих средств продается в России. У компаний, которые выпускают обычную косметику, также можно найти средства, которые подходят для камуфлирующего макияжа, однако они могут быть не такими стойкими.

Консультация специалиста нужна и для того, чтобы он научил наносить эти средства: как говорит Анастасия Романова и другие эксперты, базовых знаний о том, как наносить обычный макияж, здесь недостаточно. Кроме того, чтобы наносить эти средства, вероятно, понадобится корректор — он поможет нейтрализовать отличающийся цвет шрама. Пригодится и навык работы с затемнением и высветлением определенных зон, который также позволяет сделать шрам менее заметным. Вот, например, видео британской некоммерческой организации Changing Faces — о том, в чем специфика нанесения камуфлирующего макияжа.

К сожалению, нельзя сказать, что в России это направление развито. Безусловно, есть визажисты, которые понимают специфику работы со шрамами и знают, как наносить камуфлирующий макияж, однако нужно постараться, чтобы найти таких людей.

Пообщайтесь с психологом

«С медицинской точки зрения шрам, не сковывающий движения, опасности не представляет, — объясняет дерматолог клиники DocDeti Мария Журавлева. — Однако подчас именно психологический аспект очень силен. Шрамы могут напоминать людям о болезненном и травмирующем событии, и они стремятся сделать их менее заметными».

Психолог Mental Health Center Софья Сафонова в ответ на вопрос «Медузы» объясняет, что то, каким образом был получен шрам, играет ключевую роль в том, как человек будет относиться к нему.

«Если, например, шрам был получен в автокатастрофе или где-то еще, где человек каким-то образом спасся, шрам может свидетельствовать о том, что человеку будто бы дали второй шанс, — говорит Сафонова. — Такие шрамы, как правило, легче воспринимаются людьми, и люди гораздо быстрее могут прийти к принятию шрамов. Особенно если человек действительно что-то переосмыслил после этого события».

Во многих других случаях, например, если шрам — следствие насилия или операции по поводу онкологического заболевания, как говорит Софья Сафонова, люди могут начать стесняться своего тела, переживать кризис идентичности. «Если кто-то перенес насилие, то важно понимать, что такие шрамы являются болевыми точками, которые все время напоминают о случившемся, — объясняет Сафонова. — И человеку бывает очень сложно прийти к тому, что он это пережил и это уже в прошлом. Как правило, человек даже сам от себя пытается спрятать эти шрамы: например, носит длинную одежду».

Когда нет принятия, сложно и спокойно реагировать на вопросы и комментарии окружающих по поводу шрама. «Ответ на вопрос [о происхождении шрама] — это уже последствие того, какая история происходит внутри вас, — объясняет Софья Сафонова. — Если вы понимаете, что эта история пока не переварена, не решена, то вполне приемлемо закрывать эти вопросы любым удобным способом. Например, можно говорить, что вы не готовы сейчас это обсуждать. Ребенку можно объяснить, что такой комментарий нетактичен, или обратиться к родителям этого ребенка с просьбой объяснить ему неуместность такого вопроса. Здесь важно как-то обезопаситься и, может быть, даже подготовить какие-то фразы, которые вы можете говорить, если люди поднимают тему, которая вам неприятна».

Когда человека задевает агрессивная реакция окружающих, это вполне естественно. И имеет смысл искать среду, которая примет человека с его шрамами, и постепенно формировать новый опыт — когда окружающие спокойно реагируют и на истории, с этими шрамами связанные.

Софья Сафонова объясняет, что на пути к принятию человеку важно понять, что для него значит шрам. «Этот шрам говорит обо мне что? — продолжает эксперт. — Чем более негативные характеристики человек связывает с этим шрамом, тем сложнее ему будет прийти к принятию. То, как эти шрамы получились, может казаться неприемлемым, постыдным, как будто бы это сказывается на самом человеке как на личности. Например, если женщина перенесла насилие, то она „грязная“ и недостойная любви. Или я резался в молодости, значит, я какой-то неправильный».

Бывает, что из-за шрама у людей возникает страх отвержения: они считают, что люди будут испытывать к ним отвращение. Или даже возникает ассоциация с отрицательными героями из голливудских фильмов. «Значения, связанные со шрамами, могут быть неочевидными, — говорит Сафонова. — Когда психолог пытается прояснить все, это бывает непросто сделать. Такие вопросы могут вызвать злость и агрессию, но важно понять: эта злость — она про что-то, за ней что-то стоит. Вы можете самостоятельно поискать это, но если совсем больно и невыносимо, то можно обратиться к специалисту или людям, у которых есть аналогичный опыт. Не стоит закапывать этот опыт в себе и жить с этой болью бесконечно. Эта боль имеет разрешение». В дальнейшем работа будет направлена на то, чтобы приходить к новым значениям шрама и связанных с ним событий.

«В принятии может помочь работа с психотерапевтом, а также чтение историй про аналогичный опыт, — говорит Софья Сафонова. — Вы можете получить у людей, оказавшихся в похожей ситуации, поддержку и узнать, как они с этим справлялись. Вы можете делиться своей историей с ними, чтобы кто-то, кто пережил похожий опыт, мог вас послушать. Его участие часто кажется гораздо более значимым, чем участие даже близкого человека, у которого нет такого опыта». Однако эксперт предостерегает от того, чтобы сравнивать свою историю с историями других людей и стыдить себя за то, что другие люди в «более тяжелой» ситуации смогли справиться. «Можно увлечься идеями бодипозитива, которые говорят о том, что все тела равны, — продолжает Сафонова. — Сейчас все больше показов мод, куда дизайнеры приглашают людей со шрамами, с инвалидностью. Можно посмотреть на такие показы, на такие фотосессии».

По мнению Софьи Сафоновой, на психотерапию стоит идти, если вы понимаете, что наличие шрамов значительно снижает качество вашей жизни. Например, вы не делаете чего-то, что вам хотелось бы: не покупаете одежду, которая вам нравится, не ходите на свидания, много думаете о шрамах и это портит вам настроение, это сказывается на вашей самооценке и на вашем стиле жизни.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дарья Саркисян

Реклама