Перейти к материалам
истории

«Было принято решение всеми силами разбомбить нас» «Команды 29» больше нет. Интервью адвоката Евгения Смирнова — теперь уже бывшего участника этого объединения

Источник: Meduza
Архив Евгения Смирнова

В августе 2021 года независимому объединению юристов и журналистов «Команда 29» должно было исполниться семь лет. За это время участники «Команда 29» стали главными в России специалистами по защите людей, обвиняемых в госизмене. Они же вели дело ФБК о признании фонда «экстремистской» организацией. 18 июля «Команда 29» объявила о вынужденном закрытии из-за преследования со стороны силовиков. Лидер объединения, адвокат Иван Павлов с апреля находится под уголовным делом, а в середине июля Роскомнадзор по решению Генпрокуратуры заблокировал сайт «Команды 29» — сославшись на то, что на нем якобы были материалы чешской организации «Spolecnost Svobody Informace», которую недавно признали «нежелательной» в России. О закрытии «Команды 29» «Медуза» поговорила с теперь уже бывшим адвокатом объединения Евгением Смирновым.

— В заявлении «Команды 29» о закрытии говорится, что Генпрокуратура «отождествляет» вашу организацию с чешской «Spolecnost Svobody Informace». По каким признакам вы поняли, что для органов «Команда 29» и эта чешская организация — одно и то же?

— В пятницу наш сайт был заблокирован. Мы попытались понять, какие у этого причины, и получили от Роскомнадзора документ. Из него напрямую следует, что Генеральная прокуратура ставит знак равенства между чешской организацией, которая признана «нежелательной», и «Командой 29».

Там было написано, что на сайте «Команды 29» распространяются материалы этой организации. Но у нас на сайте таких материалов нет. Поэтому мы поняли, что любой материал, подготовленный «Командой 29», просто будет расцениваться как материал «нежелательной организации». Поэтому было принято такое тяжелое для нас решение.

— Известно, что участники «Команды 29» — адвокат Иван Павлов и юрист Дарья Сухих — были президентами этой чешской организации. «Команда 29» еще как-то была связана с ней?

— Они участвовали в ее деятельности, но очень давно — пять-шесть лет назад. Никаким другим образом «Команда 29» не была связана с этой организацией.

«Команда 29» это ведь вообще не зарегистрированная организация и она никак не может быть ни с кем связана. Это как «11Б» класс — их можно зарегистрировать только в дневнике. А мы [участники «Команды 29»] зарегистрированы как адвокаты.

— Почему вы решили именно закрыть «Команду 29»?

— Потому что этот знак равенства между чешской организацией и «Командой 29» создает угрозу — и для членов команды, и для людей, кому деятельность наша не безразлична.

Сейчас у нас существенно расширилась часть закона об участии в деятельности «нежелательных организаций». Органы привлекают людей к ответственности буквально за репост материала от такой организации. Мы не можем рисковать ни нашими подписчиками, ни своими членами команды. Безопасность превыше всего. Поэтому было принято решение о закрытии команды и всех наших информационных ресурсов. 

— Будете ли дальше работать по своим делам?

— Конечно, будем. Защита — это наша основная деятельность, и мы продолжим этим заниматься. Чем будет заниматься наш медиа-отдел — пока не ясно. Говорить слишком рано. У нас еще не закончилась стадия принятия. Слишком много событий произошло, чтобы успеть на них как-то отреагировать.

— Есть ли шансы на обжалование решения о блокировке сайта, в котором и говорится об «отождествлении» «Команды 29» и чешской организации?

— Мы будем думать, как это сделать. По закону-то шансы хорошие, но только где закон и где наш суд? Успешных прецедентов я не знаю.

— Будете ли вы делать новую организацию вместо «Команды 29»?

— Об этом пока не думали. Мыслей нет. Нужно разобраться с этой проблемой и после этого с холодной головой думать о дальнейшей работе.

— Как вы думаете, почему конкретно вас решили закрыть? За работу над делом ФБК?  

— Думаю, это накопительный эффект. Это и работа над делом ФБК, и над делом Ивана Сафронова, и над делом Карины Цуркан — и еще десятки других дел, в которых мы принимали участие. Есть поговорка: «Устами младенца глаголет истина». А у нас поговорка, что устами следователя глаголет государственная истина.

Мне и Ивану Павлову поступали угрозы, что мы как кость в горле у них. Мы как кость в горле не только у следователей, но и других людей и госорганов. Поэтому было принято решение всеми силами разбомбить нас.  

— «Команда 29» работала почти семь лет. Не обидно, что все заканчивается именно так?

— Знаете, в определенной степени это все, конечно, заканчивается. Но «обида» — неправильное слово. Жалко… Да, жалко, что столько было сделано. Но в нашей стране постоянно что-то происходит. И я не отчаиваюсь, всегда будет что-то дальше. Птица феникс рождается заново — и каждый раз в лучшем качестве.

Читайте также

Мы не даем Левиафану съесть невиновных Юристы из «Команды 29» годами воевали с ФСБ в судах, а сейчас защищают Ивана Сафронова и ФБК. Теперь силовики пришли к их лидеру Ивану Павлову — но, кажется, ничего не добились

Читайте также

Мы не даем Левиафану съесть невиновных Юристы из «Команды 29» годами воевали с ФСБ в судах, а сейчас защищают Ивана Сафронова и ФБК. Теперь силовики пришли к их лидеру Ивану Павлову — но, кажется, ничего не добились

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Беседовала Александра Сивцова

Реклама