Перейти к материалам
истории

«Девятаев» — военный блокбастер Тимура Бекмамбетова без чрезмерного пафоса, но с захватывающими полетами и отсылками к реальной истории

Источник: Meduza
Sony Pictures

29 апреля в прокат выходит блокбастер «Девятаев». Фильм Тимура Бекмамбетова и Сергея Трофимова основан на реальной истории летчика-истребителя Михаила Девятаева, который попал в плен и совершил побег на угнанном бомбардировщике 8 февраля 1945 года. Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает о картине, в которой главной стала человеческая история, а не милитаристский пафос.

«Девятаев» — два фильма в одном, и эта его раздвоенность (если не сказать «шизофреничность») вряд ли объясняется именами двух режиссеров в титрах. В конце концов, дебютант Сергей Трофимов не просто соавтор Тимура Бекмамбетова, а его давний соратник, операторское альтер эго, с которым вместе они работали над «Дозорами», ремейком «Иронии судьбы» и многочисленными «Елками». Нет, интригующая и одновременно раздражающая двойственность заложена в самой природе «Девятаева» и его замысле. 

С одной стороны, по всем приметам это эталонный военный блокбастер а-ля рюс, ожидаемо выпускаемый «на все экраны великой страны» под майские праздники. Документальная основа, доработанная до уровня мифа, — правдивая история летчика Михаила Девятаева, сбежавшего из немецкого плена на самолете (об этом написаны две его книги, которые легли в основу сценария). Размашистые съемки, внушительный бюджет, качественные спецэффекты. Всенародно известный мужественный артист в главной роли — на сей раз Павел Прилучный, достойно справляющийся с задачей. 

Sony Pictures

С другой стороны, это все-таки фильм Тимура Бекмамбетова, голливудского режиссера и убежденного западника если не в идеологическом, то уж точно в эстетическом плане. Недаром и «Уроки фарси», фильм, стилистически предельно далекий от «российского военного стандарта», тоже содержит в титрах фамилию Бекмамбетова. Поэтому «Девятаев», обманчиво начинаясь на праздничной демонстрации, очень быстро покидает территорию так называемого патриотического кино. В своей трактовке почтенного (и в СССР, и в Голливуде) жанра «побега из концлагеря» Бекмамбетов избегает патетики «Собибора» и агрессии «Т-34», предпочитая сюжету про то, как «наши не нашим наваляли», частную историю о персональном этическом выборе. 

Девятаев Прилучного совершенно не намерен умирать за-родину-за-Сталина (который, хвала небесам, в фильме не фигурирует). Он хочет убежать, а точнее, улететь обратно к своей жизни, в которой добро и зло были четко отделены друг от друга. И поэтому никак не может принять предложение старого друга Коли Ларина (Павел Чинарев) перейти на сторону противника, чтобы сохранить не только жизнь, но и возможность летать. Обходной путь от арестантской робы к креслу пилота для него оказывается короче: найти в лагере подельников, выучить названия кнопок и рычагов по-немецки, вручную обезвредить бомбу, угнать из охраняемого ангара самолет, добраться до границы и ее пересечь. И вот тогда «любимый город может спать спокойно» (одноименная песня — лейтмотив фильма, переосмысленный в фоновой музыке композитором Юрием Потеенко). В этой основной части интриги «Девятаев» — отличный приключенческий фильм, из которого вымыты даже намеки на любую идеологию или пропаганду. 

Интересно, что Бекмамбетов и Трофимов настолько не заинтересованы в милитаристской идее, что избавляют свой фильм от сколь-нибудь выразительных образов негодяев и злодеев. Немцы здесь — персонажи почти декоративные. Главный противник Деватаева — именно Ларин, выдуманный сценаристами. Другими словами, здесь, почти как в запрещенной советской цензурой «Проверке на дорогах», война идет «в своих окопах». Более того, Ларин, конечно же, не просто антагонист, а двойник Девятаева. Это Девятаев, который совершил бы иной выбор. На идею работает даже некоторое типажное сходство артистов (они, как нарочно, еще и тезки). Кульминационное противостояние решает все. 

SonyPicturesRU

Конечно, любой коммерческий жанровый фильм по историческим событиям обречен на грубые обобщения и фактические неточности. В «Девятаеве» больше всего смущает одно знаковое умолчание. Картина начинается, как уже было сказано, в 1957-м. Девятаева между побегом и этим праздничным семейным выходом (прошло 12 лет) мы не видим. Бекмамбетов даже дает прозрачный намек на то, что случилось в этом промежутке: последний раз перед перерывом мы встречаем героя в госпитале, его допрашивает следователь в фуражке с синим околышем. В судьбе реального Девятаева были унизительные проверки, лишение званий, лагеря и высылки, в живых он остался чудом. Зрителям об этом остается лишь догадываться. Бекмамбетов и Трофимов осознанно предпочитают жесткой реальности сказку — от фольклорного предсказания «Поймаешь птицу железну, довезет она тебя до дома» до баснословного финала, в котором Девятаев косвенно оказывается крестным отцом советской космической программы. Драмы столкновения героя с двумя режимами в фильме нет вовсе.  

Тем не менее, если забыть о неизбывном желании докопаться через игровое кино до истины, от «Девятаева» можно получить честное зрительское удовольствие. В особенности это касается не психологических драм, вплетенных в лагерную бытовуху, а экшена и полетов, заставляющих вспомнить неуместные, казалось бы, слова «симулятор» или «шутер». Бекмамбетов и Трофимов — одни из лучших мастеров аттракционного кино в России, и свою работу они выполняют блестяще. 

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Антон Долин

Реклама