Перейти к материалам
разбор

Для преследования протестующих российские власти выбрали «ковидную» статью Уголовного кодекса. Что это за статья? И при чем тут вообще протесты?

Источник: Meduza
Сергей Ильницкий / EPA / Scanpix / LETA

После акций в поддержку Алексея Навального власти возбудили несколько уголовных дел по довольно неожиданной статье Уголовного кодекса, которая касается нарушений санитарно-эпидемиологических норм (поэтому вы иногда встречаете в заголовках новостей «санитарное дело»). Его фигуранты — Любовь Соболь, Олег Навальный, Мария Алехина (из Pussy Riot) и сам Алексей Навальный. «Медуза» разбирается, почему именно эта статья вдруг стала ключевой в преследовании политиков и активистов — и что грозит тем, кого по ней привлекают. Выводы не слишком утешительные: эта статья сформулирована таким образом, что до окончания пандемии власти могут использовать ее против почти любых участников акций протеста.

Что говорится в статье 236 Уголовного кодекса

По этой статье Уголовного кодекса наказывают тех, кто нарушил санитарно-эпидемиологические правила. Это различные требования и нормативы, утвержденные руководителем Роспотребнадзора — главным санитарным врачом России. Например, санитарно-эпидемиологические правила «Профилактика чумы» или «Профилактика брюшного тифа и паратифов», а с мая 2020 года — еще и «Профилактика новой коронавирусной инфекции».

В статье 236 — три части, в зависимости от последствий нарушения:

  • Если произошло массовое заболевание или отравление людей, а также возникли условия, при которых они могли случиться, максимальное наказание — до двух лет лишения свободы.
  • Если погиб человек, максимальное наказание — лишение свободы на срок от трех до пяти лет.
  • Если погибло два и более человека — виновного наказывают принудительными работами на срок от 4 до 5 лет или лишением свободы на 5–7 лет.

Госдума ужесточила эту статью весной 2020 года, во время первой волны коронавируса. В ней прибавилась третья часть, а в первой появилось наказание в виде реального срока (раньше его не было), а также добавление про возникновение условий заражения. То есть теперь факта реального заражения для того, чтобы наказать нарушителя, не нужно — достаточно риска, что оно могло произойти в принципе.

При этом в Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) есть очень похожая статья — 6.3, особенно части 2 и 3. Ее ужесточили одновременно со статьей 236.

1. Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до пятисот рублей; на должностных лиц — от пятисот до одной тысячи рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пятисот до одной тысячи рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

2. Те же действия (бездействие), совершенные в период режима чрезвычайной ситуации или при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, либо в период осуществления на соответствующей территории ограничительных мероприятий (карантина), либо невыполнение в установленный срок выданного в указанные периоды законного предписания (постановления) или требования органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий —

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от пятнадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пятидесяти тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

3. Действия (бездействие), предусмотренные частью 2 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или смерть человека, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей; на должностных лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Ключевая разница в том, что уголовная ответственность наступает при возникновении или угрозе возникновения заболевания, причем массового, а в остальных случаях (то есть когда человек просто нарушил правила карантина) виновного должна ждать только административная ответственность. Если началось массовое заражение, виновному может грозить до двух лет лишения свободы (или до семи, если кто-то погибнет в результате кто-то погиб), если же его не было, то максимум штраф — 500 тысяч рублей.

Что такое «массовое заболевание»

В конце апреля 2020 года Верховный суд разъяснил, что массовость заражения — это признак преступления, который «является оценочным», и уточнил, что «для определения масштабов заболевания или отравления суд вправе привлечь соответствующих специалистов». Кроме того, суд рекомендовал «при решении вопроса об отнесении заболевания или отравления к массовому принимать во внимание не только количество заболевших или получивших отравление людей, но и тяжесть заболевания (отравления».

Иными словами, при вынесении решения суд будет ориентироваться на мнение экспертов, а это, согласно тому же разъяснению, «представители федеральных органов исполнительной власти, уполномоченные осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор или надзор в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека». Проще говоря, чиновники. Это, разумеется, не увеличивает шансы оппозиционеров на благоприятный исход дела.

Что значит «угроза» массового заболевания

В том же разъяснении Верховного суда говорится, что не любая угроза может стать основанием для привлечения к уголовной ответственности. Для этого необходимо, чтобы «массовое заболевание или отравление людей не произошло лишь в результате вовремя принятых органами государственной власти, местного самоуправления, медицинскими работниками и другими лицами мер, направленных на предотвращение распространения заболевания (отравления), или в результате иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего указанные правила».

Формально так сложнее произвольно толковать понятие «угрозы», поскольку она должна быть не абстрактна, а обязательно сопровождаться какими-то действиями со стороны властей. Но при этом какие именно это должны быть действия, в разъяснении Верховного суда не говорится, поэтому теоретически любые, даже регулярные, противоэпидемические мероприятия (например, вакцинация) могут считаться теми самыми, из-за которых угроза предотвращена. И это тоже ухудшает перспективы дела для оппозиционеров.

Кого, как и насколько часто наказывают по этой статье. И есть ли среди них протестующие

По данным судебной статистики, с 2014 по середину 2019 года по статье 236 осудили 43 человека. Год назад в Роспотребнадзоре «Медузе» говорили, что «санитарные правила и нормативы направлены на благополучие человека, но в них прописаны правила для юридических, а не для физических лиц». И, как правило, наказывали действительно тех, кто по должности обязан эти правила соблюдать: заведующую столовой, заведующего производством кулинарного цеха, посудомойщицу ресторана, школьного повара, директора компании, поставляющего питьевую воду.

Ситуация изменилась с началом эпидемии коронавируса (и с момента ужесточения самой статьи). Только за первое полугодие 2020 года было возбуждено 22 уголовных дела, и в большинстве случаев они касались обычных людей. Как правило, правоохранительные органы начинают расследование против граждан, чей диагноз официально подтвержден и кто, тем не менее, нарушил условия самоизоляции. Причем в этих случаях иногда в качестве основания для возбуждения дела указывается реально произошедшее заражение, но нередко достаточно самого факта нарушения условий самоизоляции. Реже к ответственности привлекают тех, кто подтвержденно контактировал с больными коронавирусом, но при этом не болеет сам.

Те, кого признали виновными, часто получают в качестве наказания судебный штраф, но иногда наказания связаны с ограничением свободы и даже тюремным заключением (обычно на несколько месяцев).

В очень редких случаях уголовные дела по статье 236 возбуждают против тех, кто просто нарушил условия карантина — не болея самостоятельно и не контактируя с зараженными. Как правило, в таких случаях против человека возбуждают административное дело. Тех, кто в период коронавируса выходил на акции протеста и был задержан, как правило, привлекали даже не по статье 6.3, а по более мягкой статье 20.6.1 КоАП (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения), которая также не предполагает ареста или другой формы ограничения свободы и грозит штрафом в несколько раз ниже.

Почему в этот раз решили использовать именно статью 236

После митинга 23 января власти объявили о том, что на акции было 19 человек, зараженных коронавирусом. Очевидно, с точки зрения следствия, это, а также большое число людей, которые вышли в поддержку Алексея Навального, дает основания считать реальной угрозу массового заболевания.

При этом, в отличие от практики применения статьи 236 в 2020 году, в этот раз дела по ней возбуждены против многих из тех, кто в реальности вообще не вышел на улицы Москвы, — например, против Любови Соболь или координатора московского штаба Алексея Навального Олега Степанова. Видимо, их будут называть организаторами акции, которая нарушала санитарно-эпидемиологические правила. При этом пока неизвестно о возбуждении дел против тех 19 человек, которые якобы пришли на акцию с подтвержденной коронавирусной инфекцией.

Между тем правила профилактики ковида, выпущенные главным санитарным врачом, не запрещают проведение массовых мероприятий, а допускают их отмену или ограничение. Более того, в списке нет политических акций, так что основания для применения статьи довольно сомнительные. Такой запрет введен указом мэра Москвы, но его положения не относятся к санпинам.

В основном против участников крупных протестов в России возбуждают дела по статьям 212 (массовые беспорядки) и 318 (применение насилие в отношении представителей власти). Это значительно более тяжелые статьи — в частности, участие в массовых беспорядках не предполагает никакого другого наказания, кроме тюрьмы. Но для их применения нужно либо личное присутствие участников на акции, либо квалификация их действий как организация беспорядков (часть 1 статьи 212), а за это минимальное наказание — четыре года лишения свободы, и такие дела довольно редки. Как минимум личного присутствия на акции (а также перекрытия дорог или порчи общественного транспорта) требует и статья 267, которая была переписана перед Новым годом и по которой дело возбуждено против муниципального депутата Ильи Яшина.

Между тем деяния, предусмотренные частью 1 (то есть если они не вызвали ничьи смерти), считаются преступлениями небольшой тяжести. Людей, которые впервые привлекаются к уголовной ответственности, за такие преступления не сажают в тюрьму (таким образом, сейчас под угрозой Олег Навальный). Но есть исключения — отягчающие обстоятельства, среди которых, в частности, «особо активная роль в совершении преступления», а также вовлечение в него людей, которые не достигли 16 лет. То есть статья 236 предоставляет судам куда больше возможностей действовать по своему усмотрению.

Наконец, в сообщении МВД о возбуждении дела сказано, что «угрозу распространения новой коронавирусной инфекции» создали не только организаторы, но и участники акции. Таким образом, под угрозой оказывается фактически любой, кто выходит на улицы.

Дмитрий Карцев при участии Дмитрия Кузнеца и Дениса Дмитриева

Реклама