Перейти к материалам
истории

Власти вывели на акции 31 января рекордное количество полицейских. И они были абсолютно безжалостны

Источник: Meduza
Ольга Мальцева / AFP / Scanpix / LETA

Акции в поддержку Алексея Навального, прошедшие по всей России 31 января 2021 года, запомнятся широчайшим размахом полицейского насилия. Задержания начались задолго до начала протестов, которые стартовали в городах в полдень по местному времени. К вечеру 31 января, по данным «ОВД-Инфо», задержали больше пяти тысяч человек — и это новый рекорд (на тысячу больше, чем неделю назад); среди них — 82 журналиста. Центром протестов, по мысли организаторов, должна была стать Лубянка — но силовики и мэрия перекрыли центр Москвы. Еще никогда за последние 20 лет на акциях по всей России не работало так много полицейских — и никогда прежде они не действовали так жестко.

Задержания и обыски начались еще до митингов

Накануне акции 31 января полиция пришла с обысками и задержаниями к независимым журналистам и активистам.

Главного редактора «Медиазоны» Сергея Смирнова задержали днем 30 января во время прогулки с сыном. На него составили протокол о повторном нарушении порядка организации либо проведения митинга (часть 8 статьи 20.2 КоАП РФ). Протокол составили за то, что Смирнов якобы призывал в своих соцсетях участвовать в митинге: в качестве доказательства приводился ретвит Смирновым шуточного твита о себе. Смирнова отпустили из ОВД, обязав явиться в суд.

Кроме того, полицейские пришли домой к журналистам с «предупреждениями о недопустимости участия в протестах»: к репортеру «Дождя» Владимиру Роменскому, журналистам The Insider, в том числе главному редактору издания Роману Доброхотову, корреспонденту Znak.com Мстиславу Письменникову и многим другим. Главного редактора издания «Белгород № 1» арестовали на трое суток — якобы за организацию несанкционированной акции.

Утром 31 января, до начала акций в Санкт-Петербурге полиция провела обыски у активистов и правозащитников как минимум по девяти адресам. С обысками пришли к главе «Альянса учителей» Даниилу Кену, координатору движения «Красивый Петербург» Красимиру Врански, участнице Правозащитного совета Петербурга Евгении Литвиновой и другим.

Новая тактика властей — любыми средствами не давать протестующим попасть к месту начала акции, блокировать их и жестко задерживать

Накануне акции московские власти ограничили движение пешеходов в районе Лубянки, куда сторонники Алексея Навального призывали выйти людей 31 января. Тут закрыли семь станций метро, кафе и магазины; изменили движение общественного транспорта. По маршруту, предложенному оппозицией для шествия, выставили ограждения. Таким образом, еще до начала митинга центр Москвы оказался практически заблокированным.

В Петербурге людей не выпускали на Невский проспект, где по первоначальному плану должна была пройти акция. Через оцепление могли пройти только те, у кого были билеты в Эрмитаж, кто показывал паспорт с регистрацией в этом районе или шел с музыкальным инструментом (например, музыканта из филармонии пропустили с балалайкой, но без удостоверения личности).

Хотя в Москве и Петербурге протестующие не смогли собраться в назначенном месте из-за оцепления, соратник Навального Леонид Волков (находится за границей) координировал передвижения демонстрантов в прямом эфире на канале «Навальный Live» и публиковал информацию о новых маршрутах в телеграм-каналах местных штабов политика. Благодаря этому протестующим удавалось обходить оцепления и играть в «догонялки» с силовиками.

А вот во Владивостоке, Хабаровске, Иркутске, Красноярске и других городах, где митингующим не позволили собраться на запланированных местах начала акций, у местных штабов не оказалось запасных планов. Из-за этого организованных акций не получилось: люди не знали, куда идти и что делать дальше. Так, во Владивостоке протестующим, убегая от ОМОНа, пришлось выбежать на лед Амурского залива. После этого силовики вышли на лед сами, чтобы вытеснить людей на берег. Там их уже встретила полиция, и начались задержания.

В Екатеринбурге митингующие решили изменить маршрут и пройти колоннами по льду к стадиону «Динамо». Стадион закрыли, штаб Навального сообщил, что можно расходиться — но протестующие разошлись в разные стороны и хаотично гуляли по городу.

В некоторых городах полиции было больше, чем протестующих. Например, в Красноярске ОМОНу даже не понадобились ограждения: силовики взяли в полное оцепление небольшую группу граждан.

Схожую тактику окружения силовики использовали в Перми. Задерживать людей начали практически сразу после начала шествия. Полностью перегородив отрезок Комсомольского проспекта (вместе с прилегающими к нему переулками и прилегающими улицами), ОМОН встал в плотную сцепку. Митингующих рассекли люди в штатском, после чего группу примерно из 70 человек окружили кольцом из ОМОНа. Затем к нему подогнали автозаки и большой автобус, по одному людей выхватывали и отводили в автозак, пока всех собравшихся не увезли. Если 23 января в Перми было всего двое задержанных, то 31-го — почти сотня.

Полицейские грубо тащили людей по асфальту и снегу, били их дубинками — и задерживали журналистов, несмотря на опознавательные знаки

В Москве разрозненные группы протестующих, выдавленные из центра, дошли до Сокольников, где в СИЗО «Матросская тишина» отбывает 30-дневный срок Навальный. Там они оказались заблокированы полицейскими кордонами (на соседних с изолятором улицах) и рассеялись по дворам, где их начали задерживать силовики, волоча к автозакам лицом по грязному снегу.

В Уфе пятеро полицейских схватили пенсионерку за руки и ноги и волокли ее в автозак, то роняя, то поднимая. В Казани при задержании полиция вела себя с протестующим как с пленниками: повалила людей на снег, заставила встать на колени и сцепить руки за головами.

В Петербурге людей волокли по земле в автозак без сознания. До этого щитами и дубинками силовики разгоняли и задерживали граждан на площади у здания законодательного собрания. Еще раньше полиция била дубинками собравшихся на Сенной площади. Кроме того, особенно безжалостно в Петербурге полиция избивала и задерживала журналистов, несмотря на желтые опознавательные жилеты «Пресса» и удостоверения. Всего, по данным Профсоюза журналистов и работников СМИ, во время акций протеста 31 января пострадали 82 журналиста.

Некоторых задержанных в Петербурге полиция избивала буквально до бесчувствия и в таком виде грузила в автозаки. Одному из протестующих, лежавшему на снегу без сознания, омоновцы отказывались вызвать скорую, уверяя, что он притворяется. Во время задержаний на Сенной площади молодому человеку разбили голову дубинкой, а активиста движения «Марксистская тенденция» при задержании душили.

В Челябинске силовики жестко избивали дубинками протестующих, среди которых были и пожилые люди. Здесь же сотрудник полиции уперся коленом в грудь лежащему задержанному, не обращая внимания на его крики «Дышать не могу!» В Новосибирске одного из задержанных из отдела полиции увезла скорая помощь. При задержании мужчина получил сильный удар по голове.

Силовики применяли к протестующим не только дубинки, но и электрошокеры и другие спецсредства

Электрошокер применили к одному из протестующих во время задержаний возле «Матросской тишины». После удара электрошоком мужчина потерял сознание, его унесли в автозак. Также в Москве задержали и избили фотографа Ивана Клейменова — его били электрошокером, ему рассекли голову.

Электрошокером досталось и фотографу Георгию Маркову в Петербурге. В этом городе при задержании ударили электрошокером еще одного мужчину, из-за чего у него начались судороги. Он лежал на полу в автобусе, а его поливали водой и «пытались откачать».

Московские полицейские носили с собой огнетушители — такая экипировка на протестах замечена впервые. В Петербурге полицейский достал табельный пистолет и направил его на людей на Сенной площади.

Угрозами силовики не ограничивались. Так, в Петербурге полиция применила слезоточивый газ, когда толпа решила отбить задержанных. Официальные органы власти это отрицают, хотя корреспонденты «Фонтанки» утверждают, что испытали действие этого газа на себе.

Во Владивостоке, по данным «ОВД-Инфо», в отделе полиции № 4 в людей стреляли из травматического оружия и били электрошокером. Один из задержанных рассказал, что омоновцы при задержании прострелили ему ногу; пресс-служба УМВД России по Приморскому краю это отрицает.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александра Сивцова

Реклама