Перейти к материалам
Денис Свердлов. Лондон, октябрь 2015 года
истории

Основатель Yota уехал в Лондон, создал там конкурента Tesla и вот-вот станет миллиардером «Медуза» рассказывает, кто такой Денис Свердлов — владелец стартапа Arrival, готовящегося выйти на биржу

Источник: Meduza
Денис Свердлов. Лондон, октябрь 2015 года
Денис Свердлов. Лондон, октябрь 2015 года
Simon Dawson / Bloomberg / Getty Images

Британский стартап по производству электромобилей Arrival, созданный бывшим замминистра связи России Денисом Свердловым, 18 ноября объявил, что планирует выйти на биржу NASDAQ в 2021 году. Это IPO в случае успеха может превратить Свердлова в долларового миллиардера и вывести его в топ-30 богатейших бизнесменов России — его доля в Arrival после размещения акций оценивается примерно в четыре миллиарда долларов. «Медуза» рассказывает о карьерном пути Дениса Свердлова — бизнесмена, которому Россия обязана появлением мобильного оператора Yota и диковинного смартфона с двумя экранами YotaPhone.

Денис Свердлов вырос в Санкт-Петербурге. В середине 1990-х он, будучи студентом Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета, начал делать первые шаги в IT: одновременно с учебой подрабатывал системным администратором, а потом консультантом по внедрению ERP — систем по управлению предприятиями, которые используются в основном крупным бизнесом для контроля процессов.

В 2000-м, сразу по окончании университета, он основал собственную компанию по внедрению ERP-систем под называнием IT Vision, а спустя три года продал ее системному интегратору «Корус Консалтинг». Сумма сделки не разглашалась, при этом Свердлов после продажи бизнеса из IT не ушел — следующие несколько лет он был директором по продажам и членом совета директоров «Корус Консалтинга». Компания тогда консультировала, продавала и помогала внедрять софт от Microsoft, Oracle, SAP и IBM крупным российским торговым сетям, промышленным и телекоммуникационным предприятиям — среди ее клиентов были «Лента», Spar, «Уралсвязьинформ», авиакомпания «Трансаэро».

В 2007 году Свердлов уволился из «Корус Консалтинга», чтобы заняться своим новым проектом: совместно с бизнесменами Сергеем Адоньевым и Альбертом Авдоляном он создал компанию «Скартел» (бренд Yota). Адоньев, сейчас наиболее известный как один из ключевых спонсоров президентской кампании Ксении Собчак в 2018 году, к моменту создания Yota сколотил капитал на поставках в Россию сахара и фруктов: в 1990-е ему принадлежала доля в группе компаний JFC, которая в то время была крупнейшим импортером этих продуктов. Об источниках богатства его партнера Альберта Авдоляна было известно немного: ему принадлежали 15% акций химической компании «Усольехимпром», а с 2003 года он также владел долей в фирме по производству оборудования «Газкомплектсервис». Газета «Ведомости» тогда называла Авдоляна «человеком из окружения [главы „Ростеха“] Сергея Чемезова».

Сам Чемезов знакомство с основателями Yota не отрицал. «Года три назад ко мне пришли ребята — нынешний гендиректор компании [Yota] Денис Свердлов и еще два человека — и рассказали свою идею. Я, честно говоря, подумал, что это из области фантастики, не очень верилось, что возможно что-либо сделать, — но стал их поддерживать на всякий случай. Там небольшие деньги требовались, а они начали потихонечку развиваться. С получением частот мы тоже помогали. Реальными деньгами мы вошли совсем небольшими», — так в 2009-м Сергей Чемезов описывал создание Yota в интервью «Ведомостям». Через год после основания Yota «Ростех» купил в компании блокпакет.

Эти деньги, а также инвестиции основателей — всего более 400 миллионов долларов — пошли на создание первой в России WiMax-сети, создание которой и показалось Чемезову столь фантастической идеей. Yota запустила ее в июне 2009 года и стала первым оператором, предоставившим абонентам в России мобильный широкополосной доступ в интернет с тарифами без ограничения по трафику, благодаря чему уже за первые несколько месяцев ее абонентская база разрослась до 200 тысяч пользователей.

Однако ключевым активом Yota были не инфраструктура или абонентская база, а частоты в диапазоне 2,5–2,7 ГГц, с получением которых компании, по собственному признанию, «помог» Сергей Чемезов. Они подходили не только для работы сети WiMAX, на них в перспективе можно было развернуть мобильную связь четвертого поколения в стандарте LTE.

Частотный ресурс в России традиционно дефицитный. Подобно тому, как сейчас операторы связи не могут добиться передачи им наиболее оптимального диапазона частот под строительство сетей 5G, 10 лет назад «большая тройка» боролась за частоты под 4G: в 2010-м они даже направляли коллективные письма премьер-министру Владимиру Путину и президенту Дмитрию Медведеву с просьбой распределить частоты на основе прозрачного конкурса, тендера или аукциона, как это принято в Европе и США. 

Министр связи Игорь Щеголев (слева), глава «Ростеха» Сергей Чемезов (второй слева), генеральный директор Yota Денис Свердлов (справа) на встрече Владимира Путина с телекоммуникационными компаниями. Москва, 3 марта 2011 года
Дмитрий Азаров / Коммерсант

В то же время Yota, уже имея подходящий диапазон и желая опередить более крупных конкурентов, времени не теряла — и действовала агрессивно: летом 2010-го компания объявила о планах до конца года запустить сеть LTE на частотах, ранее выделенных ей под технологию WiMAX, не дождавшись разрешительных документов от Роскомнадзора. Дерзость не осталась незамеченной, Роскомнадзор тут же сообщил, что отзывает у Yota несколько полос частот в связи с «нарушениями со стороны должностных лиц» при оформлении частотных разрешений.

Проведя около года в судах, Yota в 2011-м заключила мировое соглашение с Роскомнадзором, отстояла права на частоты и приступила к созданию сети LTE. Однако этот скандал все-таки не обошелся без последствий и привел к отставке Валерия Наследникова, директора Главного радиочастотного центра — государственного предприятия, непосредственно занятого распределением частот.

Одновременно с созданием собственной сети LTE владельцы Yota задумали еще один смежный проект: в августе 2010 года Свердлов рассказал, что компания хочет сделать первый российский смартфон для сетей LTE. Под эту идею владельцы Yota и «Ростех» основали отдельную компанию Yota Devices, которая в 2013-м действительно выпустила YotaPhone. Свердлов был одним из двух авторов поданной в США патентной заявки на изобретение этого необычного смартфона с двумя экранами. Впрочем, продавался он не очень успешно.

Первая версия смартфона YotaPhone
Антон Белицкий / ТАСС

К 2012 году Свердлов покончил с бизнесом — это произошло вскоре после того, как основной акционер «Мегафона» Алишер Усманов и владельцы Yota договорились о слиянии активов и создании совместного холдинга Garsdale Services. Впоследствии «МегаФон» полностью выкупил Yota за 1,18 миллиарда долларов без учета долга. При этом на момент покупки в 2013 году компания уже запустила свою сеть LTE более чем в 20 регионах России. 

Для Свердлова началась новая глава: в 2012-м он стал чиновником. Министр связи Николай Никифоров назначил его своим заместителем и поручил курировать сферу связи. «Я очень хорошо помню, когда мы создавали Yota, мы как оператор столкнулись с огромным количеством вопросов и сложностей, связанных с регулированием в отрасли. И вот, когда назначили Николая Никифорова и он сделал мне предложение, я сначала отказался. А потом подумал, что в принципе это уникальный шанс создать эффективную систему регулирования, способную дать возможности для развития отрасли. Часто мы слышим критику о том, что многое власть или правительство делают неправильно. Мне показалось, что вместо того, чтобы критиковать, нужно пойти и сделать так, как кажется правильным», — так Свердлов описывал мотив, которым он руководствовался, когда шел на работу в Минсвязь.

На посту замминистра основатель Yota непосредственно поучаствовал в реформировании сферы связи: он продвигал идею предоставить абонентам право менять оператора, при этом сохраняя свой номер; а также поддержал отмену национального роуминга, то есть повышенной платы за услуги связи в случае, если абонент уехал из своего домашнего региона в другую область России.

Однако реализовать эти реформы до конца он не успел: в должности замминистра Денис Свердлов проработал чуть больше года и подал в отставку после принятия закона, запрещающего чиновникам и членам их семей иметь зарубежные активы и счета. «У моей жены такой счет есть, и, к сожалению, она не имеет возможности закрыть его. В этом году у нас будет юбилей свадьбы, 15 лет, у нас трое детей. Я считаю, что мои желания и амбиции не должны ограничивать семью, поэтому вынужден пойти на понижение в должности. Я останусь работать в министерстве в роли советника министра», — говорил он тогда. 

Министр связи Николай Никифоров и его заместитель Денис Свердлов. Москва, 11 июля 2012 года
PhotoXPress

Впрочем, советником Никифорова Свердлов проработал лишь несколько месяцев, после чего ушел к своим старым знакомым в «Ростех» — в середине 2014 года он возглавил совет директоров входящего в госкорпорацию холдинга «Росэлектроника». Но и там он не засиделся, потому что к тому моменту уже начал готовить почву для своих международных проектов.

Переезд в Лондон

К 2015 году Свердлов перебрался в Великобританию и основал там венчурный фонд Kinetik с размером капитала в 500 миллионов долларов. Первыми проектами фонда стали медицинский стартап Tatakoto и компания по разработке электромобилей Charge R&D, впоследствии переименованная в Arrival, — именно этот проект оказался столь успешным, что вскоре может сделать из Свердлова долларового миллиардера.

В первом квартале 2021 года Arrival планирует провести размещение на NASDAQ, сообщила компания в официальном заявлении 18 ноября. Предварительная оценка стартапа составляет 5,4 миллиарда долларов, при этом после размещения у фонда Kinetik Дениса Свердлова останется около 75% акций Arrival, которые, исходя из данной оценки, будут стоить порядка четырех миллиардов долларов. Судя по рейтингу Forbes, это выведет его в топ-30 российского списка миллиардеров. Часть компании также останется у ряда технологических гигантов (о том, кто из них уже инвестировал в проект Свердлова, читайте ниже).

Размещение планируется провести по упрощенной схеме с поглощением Arrival специальной технической компанией — ею выступит CIIG Merger Corp. бывшего гендиректора компаний Remington и Marvel Петера Кунео. В ходе размещения на бирже Arrival планирует привлечь от инвесторов 660 миллионов долларов, которые намерена потратить на свое развитие до получения прибыли в 2023 году, сказал Свердлов.

Проморолик компании Arrival
ARRIVAL

Отличие Arrival от многих других стартапов по производству электромобилей — фокус не на легковых машинах, а на небольших грузовиках для логистических компаний и автобусах. Создавать их компания планирует на основе своей универсальной платформы под названием «скейтборд»: она представляет собой плоское шасси на колесах, в которое уже заключены двигатель, аккумулятор и большинство других ключевых элементов электромобиля.

Используя ее, компания сможет легко кастомизировать кузов грузовика под каждого клиента и в краткие сроки наладить производство электромобилей на «микрофабриках» площадью порядка 10 тысяч квадратных метров, которые будут располагаться неподалеку от заказчиков Arrival. Компания уже строит две «микрофабрики» (каждая обойдется в 50 миллионов долларов) в Великобритании и США. В Arrival утверждают, что ее грузовики будут стоить не дороже бензиновых — около 40 тысяч долларов, в то время как стоимость их эксплуатации будет вдвое дешевле.

В эту концепцию поверили крупнейшие автомобилестроительные и логистические компании. В 2020 году Arrival привлекла около 230 миллионов долларов от компаний Hyundai, Kia, одного из крупнейших в мире инвестфондов BlackRock, под управлением которого находится около 7,4 триллиона долларов, а также фонда Winter Capital, ключевой инвестор которого — владелец «Интерроса» Владимир Потанин. В ходе последнего инвестраунда Arrival была оценена в 3,5 миллиарда долларов.

Еще один инвестор Arrival — американская логистическая компания UPS, она также заказала у стартапа поставку 10 тысяч электрогрузовиков к 2024 году. Размер вложений UPS в Arrival неизвестен, но Свердлов говорил, что он составляет «сотни миллионов долларов». Интерес к электрогрузовикам также проявила британская почтовая служба Royal Mail: она объявляла о начале тестирования транспортных средств от Arrival.

Электрогрузовик Arrival, созданный для UPS
Arrival

Однако у стартапа Свердлова немало конкурентов: проектов по производству грузовых автомобилей становится все больше. Почтовые службы, логистические компании и крупные маркетплейсы по всему миру заинтересованы в инновациях, которые позволили бы им захватить долю рынка доставки интернет-заказов, который стремительно растет каждый год. Amazon недавно тоже заказал поставку 10 тысяч электрогрузовиков к 2022 году у американского стартапа Rivian, а также договорился о расширении партии до 100 тысяч к 2030-му.

А у DHL есть собственная компания StreetScooter, которая в последние годы тоже занимается разработкой электрогрузовиков — почтовая служба ранее обещала начать их использование в США уже в конце этого года. StreetScooter также подписала в 2019-м меморандум с китайской автомобилестроительной компанией Chery. Он предусматривает начало массового производства ее электрогрузовиков для китайского рынка начиная с 2021-го в размере 100 тысяч штук в год.

Наконец, компания Илона Маска тоже разработала электрический грузовик Tesla Semi, предзаказ на который уже оформили UPS и DHL, Walmart, PepsiCo и другие.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Мария Коломыченко

Реклама