Перейти к материалам
Больница в Алейске, Алтайский край. 13 марта 2020 года
истории

Алтайский край — один из лидеров по росту смертности. Здесь коронавирус уже сравнивают с войной Медикам приходится выбирать, кого спасать, а жители митингуют против чиновников

Источник: Meduza
Больница в Алейске, Алтайский край. 13 марта 2020 года
Больница в Алейске, Алтайский край. 13 марта 2020 года
Министерство здравоохранения Алтайского края

Вторая волна в Алтайском крае оказалась гораздо хуже первой. Жители и губернатор сравнивают ситуацию с войной

Первый случай заболевания коронавирусом в Алтайском крае зафиксировали 30 марта, следует из официальной статистики — позже, чем во многих других регионах России. А соседний регион — Республика Алтай — вообще стал последним субъектом РФ, где выявили коронавирус: это произошло только 17 апреля. 

Тогда же в крае ввели ограничения: закрыли ночные клубы и кинотеатры, запретили массовые мероприятия. Снимать запреты стали в июне — вслед за падением заболеваемости. Однако, как рассказали «Медузе» четыре местных жителя, и до этого многие пренебрегали мерами — например, некоторые кафе работали в обход запрета. Сами жители в начале эпидемии соблюдали самоизоляцию, но позже, как и во многих других городах России, перестали, отметили собеседники «Медузы». 

«Весной нас ужасали цифры +60, +80 [случаев в день]. Теперь же, по сути, всем все равно. Ходят без маски, посещают клубы. Просто человеческое равнодушие», — отметила студентка одного из медвузов края, работающая в больнице скорой помощи.

Официально в регионе к 1 июля зафиксировали 4079 заболевших, к 1 сентября — уже 11 781, а к 1 ноября — 19 440. Как рассказывала «Медуза», на такой рост повлиял в том числе летний туризм. Уже тогда медики опасались, что больницы не выдержат пика эпидемии.

Официально с конца октября в Алтайском крае фиксируют по 200–250 заболевших каждый день. При этом в оперштабе региона отмечают, что, помимо 2375 человек с подтвержденным коронавирусом, в больницах края на 24 ноября находится 1897 пациентов с «рентгенологически подтвержденной вирусной пневмонией, сходной с COVID-19». Алтайский Роспотребнадзор считает, что в крае можно «с осторожностью говорить о некоторых признаках стабилизации» ситуации с коронавирусом.

Однако алтайские медработники, в том числе директор сети местных клиник «Пигмалион» Алексей Маликов и медики, опрошенные «Медузой», считают статистику в крае заниженной. Сотрудники больниц Барнаула и Бийска в разговоре с «Медузой» подчеркнули, что из-за загруженности лабораторий многим пациентам диагностируют только внебольничную пневмонию — и только при ухудшении состояния тестируют. По словам медработников, по сравнению с весной сейчас они столкнулись с «настоящим коллапсом».

«Все по-настоящему началось месяц назад. Очень многие медики болеют, я сам переболел. Сейчас к нам приходят очень многие с симптомами. Не все же знают что у них коронавирус, — ходят, разносят», — отметил сотрудник поликлиники Барнаула. Министр здравоохранения края Дмитрий Попов подтверждал, что 90% из тех, кто сейчас приходит в поликлиники, имеют признаки ОРВИ и коронавируса. Глава Минздрава признавал, что статистика не отражает реальную заболеваемость — и на деле заболевших может быть «кратно больше».

Дмитрий Попов (слева) во время поездки по краевым больницам. 4 сентября 2020 года
Министерство здравоохранения Алтайского края

«Я бы сравнил обстановку сегодняшнего дня с обстановкой, по сути дела, военной. Постоянные атаки вируса, постоянное увеличение количества пострадавших, количества заболевших, тех, кому требуется помощь», — говорил в октябре губернатор края Виктор Томенко.

«В медицине региона положение как на войне. Врачи ********* [задолбались], короче», — соглашается местная врач-ренгтенолог в разговоре с «Медузой» спустя месяц после заявления губернатора.

Несмотря на это, власти не вводят жесткие ограничения. Сейчас в Алтайском крае отменили плановую госпитализацию и диспансеризацию, а также, как и в других регионах, ввели обязательный масочный режим и продлили школьные каникулы. К работе с коронавирусом привлекли около 700–800 студентов медвузов (это примерно 50–70% от их общего количества), а также частные клиники. «Интерфакс» сообщал со ссылкой на источник в региональном оперативном штабе, что власти рассматривают возможность ограничить работу кафе и ресторанов. Пока решение об этом не принято.

Власти признают, что ситуация с местами в больницах критическая. А медикам приходится выбирать, кого спасать

Российское правительство уже включило Алтайский край в список регионов, где сложилась критическая ситуация с количеством коек. К 28 сентября в крае было занято 97% коек под коронавирус и вирусные пневмонии — 2111 из 2168. К ноябрю количество коек увеличили до 5913. Однако, по официальным данным, и они уже заняты более чем на 70%.

Официально в крае к ноябрю уже перепрофилировали под ковид более 30 клиник. Также власти планируют использовать торговые центры «Геомаркет» и «Посуда Центр», в каждом из которых можно разместить по 600 коек. 

Из-за такой нагрузки на больницы осенью госпитализируют далеко не всех — даже в тяжелом состоянии. По словам опрошенных «Медузой» медиков, негласно медикам дали указание класть в больницы тех, у кого легкие поражены более чем на 50%.

Однако и таких брали не всегда: так, чтобы добиться места в больнице, жительнице Барнаула Марии Сердцевой пришлось записать видеообращение к губернатору и министру здравоохранения края. В ролике задыхающаяся Сердцева рассказала, что врачи десять дней отказывались везти ее в больницу, несмотря на двухстороннюю пневмонию и доброкачественную опухоль печени, что считается дополнительным риском.

«Я больна с 12-го числа [октября]. 15-го мне подтвердили правостороннюю пневмонию с повреждением 25% легких. А 18-го воспаление двухстороннее — с повреждением 50%. В диагностическом центре госпитализировать не стали, отправили домой, ссылаясь на то, что сатурация организма составляет 96 — это как бы норма, а температура собьется. <…> Я понимаю, что мои шансы выжить уже даже не 50 на 50», — говорила она. 

По словам Сердцевой, на просьбы отправить ее в больницу врач диагностического центра сказал: «А что вы хотите? Все жить хотят», — и посоветовал надувать шарики, а также больше ходить. После того, как ролик разошелся в соцсетях, с женщиной связался Минздрав Алтайского края и через два дня ее положили в больницу. Сердцева рассказывала, что ей пришлось восемь часов ждать в приемном покое, при этом в коридоре тоже лежали пациенты.

Местные медики говорят, что случай Сердцевой стал исключением, так как привлек внимание, — других людей со схожими симптомами зачастую не госпитализировали. «Некоторым предлагали госпитализацию, но говорили, что мест все равно нет. Люди самостоятельно отказывались», — объяснила «Медузе» сотрудница скорой помощи в Барнауле. 

Жители Барнаула и Бийска также жаловались, что не могли вызвать врачей на дом, хотя у них были симптомы коронавируса или подтвержденный диагноз. «У мужа оказался положительный тест, отправили с работы домой. Дозвонились в поликлинику раза с 10-го, нам сказали: „Ждите постановление для анализа остальных членов семьи“. Врач позвонила один раз, спросила: „Ну нормально ж все? Будет плохо, звоните в скорую“. Лечения не рекомендовала никакого, больше нам с ней связаться не удалось», — цитировала «Новая газета» одну из жительниц края.

Раздача памяток о том, что делать при контакте с заболевшим коронавирусом. Барнаул
Министерство здравоохранения Алтайского края

Осенью в районах края один за другим из-за нагрузки выходили из строя КТ-аппараты, а скорые могли ехать на вызовы больше суток, иногда — до трех дней, жалуются «Медузе» жители. Задержки официально признавали и власти: на сайте администрации 20 октября публиковали комментарий главврача станции скорой помощи Андрея Посекунова о том, что количество вызовов выросло до 2500 в сутки — вместо традиционных 900–950.

Руководство станции объясняло такой коллапс, в частности, тем, что к врачам обращались люди, которым не требовалась экстренная или неотложная помощь. Опрошенные «Медузой» медики пояснили, что «малообоснованные» вызовы «с перепугу» действительно были. Однако реальная заболеваемость тоже сильно выросла, из-за чего к людям с серьезными симптомами медики не успевали. По словам медработников, в ноябре время ожидания скорой снизилось, но все равно составляет около 6–12 часов.

Медбрат, работавший в ковидном госпитале на базе горбольницы № 4, анонимно рассказывал изданию «Толк», что еще в октябре медикам приходилось выбирать, кого спасать, из-за нехватки мощностей. «Был у нас случай с женщиной 40 с лишним лет. Ради нее сняли с ИВЛ умирающего старика. Но она все равно не выжила. Много раз приходилось сталкиваться с тем, что пациент умоляет дать кислород, а ты не можешь. Расписываешься в собственном бессилии», — говорил он. Собеседники «Медузы» подтверждают: в больницах края действительно до сих пор не хватает кислорода.

Согласно сводке ЗАГСа региона, только за октябрь смертность в Алтайском крае превысила показатели аналогичного периода прошлого года на 1776 смертей (+62,1%). Избыточная смертность с апреля по октябрь в регионе составляет около двух с половиной тысяч (+32,5%). Такая динамика прироста — одна из самых высоких в России.

Информация о смертности от властей гораздо ниже — и при этом сильно разнится. По данным официального сайта «Стопкоронавирус», к 24 ноября в крае от коронавируса умерло 492 человека. В оперштабе края 24 ноября сообщали, что с начала пандемии скончалось 1035 человек, «в том числе по причинам смерти: коронавирусная инфекция — 516 человек; иные причины смерти [при заражении коронавирусом] — 515 человек».

В регионе жалуются на нехватку лекарств и даже градусников. Власти говорят о «нездоровой обстановке» в обществе

С конца сентября в аптеках Алтайского края, как и в других регионах, появилась нехватка лекарств, используемых при лечении коронавируса и других вирусных инфекций, отметили в разговоре с «Медузой» все опрошенные медики и жители.

Директор сети «Аптеки Алтая» Ольга Калита говорила, что в аптеках края, помимо антибиотиков и противовирусных препаратов, не хватало даже ртутных градусников. Она объясняла дефицит «ажиотажным спросом» на фоне роста заболеваемости, а также проблемами, связанными с системой обязательной маркировки. По словам владельца местной сети аптек «Губернский лекарь» Андрея Комякова, спрос на некоторые препараты — например, на антибиотик азитромицин — осенью увеличился от 15 до 30 раз.

Несмотря на то, что 24 октября Минпромторг упростил систему маркировки лекарств, некоторые препараты в аптеках края до сих пор очень сложно найти, отметили собеседники «Медузы». В больницах региона и на скорой помощи необходимые лекарства есть, подчеркнули опрошенные «Медузой» медики.

Власти Алтайского края объясняли ситуацию тем, что жители скупили лекарства про запас. «Из-за боязни остаться без медпрепаратов многие скупают лекарства впрок, тем самым формируют ажиотажный спрос на данную продукцию», — сообщала администрация региона на официальном сайте. В медицинской палате Алтайского края объяснили дефицит «нездоровой морально-психологической обстановкой в обществе».

В крае болеют сотни медиков. В больнице Барнаула из-за нехватки персонала тела умерших складировали в подвале

«Медиков действительно не хватает. Нагрузка невероятная, и, к сожалению, она не соответствует заработной плате. Практически всегда мой график сутки через сутки», — пожаловалась «Медузе» сотрудница барнаульской скорой.

Врачей в Алтайском крае не хватало задолго до пандемии — из-за небольших зарплат и тяжелых условий труда, особенно в районах, говорят опрошенные «Медузой» медики. В конце 2019 года губернатор Виктор Томенко говорил, что краю не хватает от четырех до шести тысяч медиков.

Большинство собеседников «Медузы» отмечают, что с началом эпидемии некоторые их коллеги говорят об увольнении, но пока большой текучки кадров нет. Однако осенью ситуация усугубилась из-за того, что медики стали массово болеть коронавирусом. Общая численность заболевших медиков в Алтайском крае к осени точно неизвестна. Власти отчитывались о 500 заболевших медиках в июле, в ноябре глава местного Минздрава сообщал о 1,6 тысячи переболевших.

В результате нагрузка на остальных выросла. «Заражаются все, даже несмотря на СИЗ. Потому что контактируют с больными постоянно, нарушение техники неизбежно. Большинство на больничном. Некоторые не уходят, потому что руководство не пускает», — рассказала местная врач-рентгенолог.

Собеседники «Медузы» называют показательной смерть 52-летнего анестезиолога-реаниматолога больницы № 10 Барнаула Юрия Кочеткова. В начале октября он почувствовал себя плохо после контакта с зараженной коронавирусом пациенткой, сделал тест на коронавирус и продолжал ходить на работу до самой смерти. Результат теста к моменту смерти врача так и не пришел.

Жена Кочеткова Елена говорила, что Юрий ходил на работу, потому что жалел коллегу, с которым работал в реанимации, — приходил, сбивая жар лекарствами и прокалывая себе антибиотики. Как позже рассказала депутат Барнаульской гордумы от «Справедливой России» Оксана Молодых, незадолго до смерти Кочетков обратился в отделение партии с жалобой на то, что его не пускают на больничный из-за большой загрузки. 3 ноября Минздрав начал проверку инцидента, но о ее результатах пока публично не сообщили.

Нехватка персонала стала причиной и другого скандала. В конце октября в горбольнице № 12 Барнаула, где развернут госпиталь для больных коронавирусом, сняли на видео 22 мешка с телами погибших, которые хранили в подвале. В алтайском Минздраве подтвердили подлинность видео и сказали, что тела хранят таким образом, потому что патологоанатомы не успевают проводить вскрытие всем, у кого в анамнезе был COVID-19, а родственники своевременно не забирают тела. В итоге для хранения тел в Барнауле установили рефрижератор.

Главу местного Минздрава требуют отправить в отставку. Он говорит, что все просто устали

На сайте Change.оrg еще летом 2020 года запустили петицию за отставку министра здравоохранения Алтайского края Дмитрия Попова. К 24 ноября ее подписали 5,8 тысячи человек. «Ситуация с коронавирусом показала, в каком состоянии находится медицина в регионе. При этом руководство нашего Минздрава не сделало никаких выводов, уничтожение медицины продолжается», — начинается обращение к губернатору Виктору Томенко.

Автор петиции обвиняет в проблемах края — невыплатах врачам надбавок за работу с ковидом, остановке плановой помощи, оптимизации больниц в селах и предыдущих нехватках лекарств — именно Попова, возглавляющего Минздрав с 2018 года. Собеседники «Медузы» из больниц Алтайского края соглашаются, что власти недостаточно следили за соблюдением ковидных ограничений и допустили другие ошибки, но к текущей ситуации также привели «катастрофическая» нехватка персонала и отсутствие самоизоляции среди жителей. «Справедливости ради, оптимизация в селах началась еще до него. Но каких-то решительных действий мы как медики от него действительно не видим», — подчеркнул алтайский врач-рентгенолог в разговоре с «Медузой».

Сам Попов в ответ на петицию заявил, что не верит в пять тысяч подписей за свою отставку — по его мнению, их «могли купить за пять рублей», а сама платформа Change.оrg находится на серверах в США.

Позже министр уточнил свою позицию: «Надо понимать, что опыта борьбы с инфекцией нет ни у кого в регионе, России, да и в мире. <…> Министерство, медики, врачи — все эмоционально истощены от нагрузки и негатива, который льется напрямую на них. Почему мы как общество не можем сказать: ребята, наша ответственность тоже здесь есть? Почему только врачи должны „вытаскивать“ эту историю?»

Но давление на Попова растет. 2 ноября в Барнауле около 20 жителей вышли на пикеты с плакатами «Медикам достойную зарплату», «Кто-то лечит, кто-то ворует», «Попова в отставку». Тогда же комментатор и ведущий телеканала «Матч ТВ» Михаил Меламед записал обращение к федеральным властям и президенту Владимиру Путину о ситуации в Алтайском крае, откуда он родом.

Екатерина Смолихина / amic.ru

«Нам очень нужны врачи. Потому что те герои, которые остались, продолжают сражаться на последнем издыхании. Нам очень нужны антибиотики, потому что в аптеках давно нет необходимых для лечения препаратов. Ну и наконец, задыхающемуся в прямом и переносном смысле Алтайскому краю очень нужна финансовая и организационная помощь и пристальное внимание. Пожалуйста, спасите нас», — говорит он на видео.

Меламед также снял музыкальный клип-кавер на «Гражданскую оборону» о проблемах края. В видео журналист поет, что в регионе «из лекарств только чай, малина и мед», «врачей на ногах наперечет», но при этом статистика больных «идет по плану». Спортивный комментатор рассказал «Медузе», что через два часа после публикации роликов ему позвонили по просьбе представителя правительства Алтайского края — и, по словам Меламеда, вежливо попросили удалить видео. Он отказался.

От своих источников ведущий знает, что в администрации президента уже вечером в день публикации посмотрели его ролики и попросили разобраться в ситуации в крае. «Есть информация, что до людей на верхушке информация дошла. К сожалению, пока не получился результат которого я ждал: не было сумасшедших денежных вливаний, туда не ломанулся медицинский десант, как отправляли в Италию. Ну, может, еще произойдет чудо», — посетовал ведущий.

При этом большинство алтайских медиков по-прежнему отказываются публично говорить о проблемах в регионе. При подготовке этого материала «Медуза» написала в соцсетях примерно 50 медработникам, 45 из которых отказались говорить или не ответили на сообщения. Те, кто согласился говорить анонимно, утверждают, что «уже нельзя молчать» и «больше нет сил». «У многих медиков состояние такое: отстоять смену, вернуться домой, проснуться — и заново. Дополнительных проблем не хочется, а публично высказаться о происходящем равно увольнению», — объяснил один из барнаульских медиков.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Евгений Антонов («Бумага»)

Реклама