Перейти к материалам
истории

США объявили международную программу освоения ресурсов Луны. В ней поучаствуют Люксембург и ОАЭ — но не Россия. Как так вышло

Источник: Meduza
NASA

NASA подписало соглашение Artemis Accords с семью странами о совместной реализации программы по освоению Луны. Австралия, Великобритания, Италия, Канада, Люксембург, ОАЭ и Япония вместе с США займутся созданием лунной транспортной системы и инфраструктуры на ее поверхности, чтобы сделать реальностью полет человека на Луну к 2024 году. «Роскосмос» в этом участвовать отказался, так как «правила игры» написаны американцами. Есть ли реальный шанс россиянину добраться до Луны в ближайшие годы и что для этого понадобится? «Медуза» попросила рассказать об этом популяризатора космонавтики и журналиста Виталия Егорова.

Международный статус программы нужен NASA чтобы защититься от сиюминутных решений политиков, а тем — как часть предвыборной программы

Как показала практика последних десятилетий, масштабные и дорогостоящие космические программы США, требующие больше восьми лет на разработку, подвержены риску отмены из-за смены политических курсов. При Буше-младшем объявили лунно-марсианскую программу Constellation, при Обаме ее переформатировали в Asteroid Redirect Mission — программу по захвату и посещению маленького астероида. При Трампе все снова перевернулось: сначала в Deep Space Gateway — окололунную станцию, которую потом дополнили посадкой на Луну — Artemis.

NASA уже поняло, что единственный способ застраховать себя от очередной смены политического курса — это связать себя международными обязательствами, то есть добиться ситуации, когда с политической точки зрения отказ от программы будет более негативным ходом, чем ее продолжение и реализация. В данном случае постройка окололунной станции по программе Gateway более стабильна, так как уже завязана на сотрудничестве с прежними участниками программы Международной космической станции. Даже участие России никто не отменял — и решение остается за ней.

В этом отношении программа Artemis существенно более уязвима, ведь это практически полностью детище администрации Трампа, который использует ее в рамках своей предвыборной программы. Объявленная дата посадки экипажа на Луну — конец 2024 года, когда заканчивается второй (гипотетический) президентский срок Дональда Трампа.

С технической точки зрения эту дату выдержать вряд ли получится, но для NASA сейчас важно как можно сильнее сдвинуть всю отрасль и международную кооперацию к этой цели, чтобы далее все неслись по набранной инерции. Поэтому многомиллионные контракты заключаются сразу с несколькими подрядчиками, в страны-участники принимают даже тех, кто пока мало зарекомендовал себя в космонавтике, а законодательные акты по Луне принимаются на грани международного скандала.

У других стран собственные мотивы отправиться на Луну. Ну или хотя бы поучаствовать в процессе

У других стран, участвующих в программе, свои мотивы. Австралия несколько лет назад объявила о возвращении своего космического агентства и о выходе на международный космический рынок. Лунная программа нужна для развития технологий, обмена опытом и для стимулирования компаний и специалистов развиваться в космическом направлении. Прежде всего Австралия участвует в лунной программе деньгами. Скорее всего, эти деньги останутся в стране, но на них будут произведены компоненты для полета на Луну.

Объединенные Арабские Эмираты также новички в космической деятельности, хотя у них уже есть несколько околоземных спутников, к Марсу летит их исследовательский зонд и сформирован свой отряд космонавтов. Для ОАЭ актуален и выход на космический рынок, подобно Австралии, и диверсификация экономики для «слезания с нефтяной иглы». Но важную роль сохраняет и политический фактор, поэтому для ОАЭ важно участие в лунном экипаже своего гражданина, и они заплатят за это любую цену.

Великобритания оказалась в «космическом вакууме» после «Брекзита», который автоматически выкинул страну из Европейского космического агентства. Поэтому сейчас она столкнулась с необходимостью развития своей космонавтики если не с нуля, то в условиях полной перестройки отрасли, и переориентации ее на внутреннюю кооперацию и собственные нужды. Сейчас Великобритания использует любую возможность проявить себя независимым игроком на космической арене: покупает обанкротившихся спутниковых операторов, поддерживает своих частников в строительстве космодрома в Шотландии, ну и хватается за возможность отправиться на Луну. Участие, скорее всего, тоже будет финансово-технологическое, и вероятность полета британца на Луну определится объемом вклада в программу.

Италия и Канада регулярно участвуют в совместных космических программах США, поэтому и тут их решение не вызывает удивления. Например, Италия создавала модуль Cupola для американского сегмента МКС, и именно ему мы обязаны красивейшими кадрами и видео из космоса. 

Вид на Землю из модуля Cupola для американского сегмента МКС
CoconutScienceLab

Канада же освоила разработку манипуляторных роботизированных комплексов Canadarm. Они работали еще на Space Shuttle, затем на МКС. 

Тестирование роботизированной руки Canadarm
AstronautiCAST

Аналоги Canadarm и Cupola практически наверняка будут и на лунной орбитальной станции Gateway, но каков будет их вклад в лунную посадочную программу Artemis, пока не уточнялось.

Участие Люксембурга многим может показаться самым странным — не самая известная космическая держава. Хотя по количеству принадлежащих ей геостационарных спутников Люксембург обгонит даже Россию. Разумеется, производил и запускал их не Люксембург, но сегодня годовой объем выручки его телекоммуникационной космической компании SES сравним с годовым бюджетом «Роскосмоса».

После успеха в телекоммуникации правительство Люксембурга объявило новую амбициозную цель — освоение космических ресурсов. Эта деятельность также заявлена в американской Artemis, поэтому Люксембург не отказался воспользоваться возможностью. Судя по всему, его участие будет состоять в освоении технологий добычи и переработки на месте лунных ресурсов. Прежде всего это извлечение воды для топлива и для жизнедеятельности экипажей. Точнее, Люксембург в ходе этой программы будет выделять гранты для частных компаний, включая международные, и уже они займутся разработкой технологий.

Из всех объявленных участников программы Artemis у Японии наиболее развитая и амбициозная программа освоения Луны. Японское космическое агентство JAXA ранее объявило о совместном проекте с Toyota по разработке лунного пилотируемого «внедорожника» на водородных топливных элементах. Япония уже подписала соглашение о намерениях с NASA об участии в проекте станции Gateway и посадке на Луну. JAXA готово участвовать в создании систем жизнеобеспечения для окололунной станции и запускать свои грузовые корабли для ее снабжения. Для посадки на Луну Япония готова разрабатывать электронные системы и подготовить свой луномобиль.

Россия хотела бы паритетного участия с США. Но ни денег, ни прорывных технологий для этого нет

Позицию России и в отношении орбитальной программы Gateway, и в посадочной миссии Artemis кратко можно описать так: «Давайте как на МКС».

Такая позиция предполагает взаимодействие двух сторон: России и США, остальные страны включаются как составные элементы программы NASA. Россия принципиально не готова вставать в один ряд с Люксембургом и Японией и признать главенство США в лунной программе из-за политических амбиций. Существенным фактором для «Роскосмоса» в отгораживании от Gateway и Artemis остается и необходимость оплачивать свое участие в американской программе из своего кармана. Сегодня у российской госкорпорации такой возможности нет: бюджеты и так под угрозой урезания. США же не могут принять условия России потому, что не видят никаких оснований для такого равноправия.

В 90-е годы, когда утверждалась и развивалась программа Международной космической станции, условия были иные. Несмотря на разницу в объеме экономики и масштабах космических бюджетов, Россия обладала серьезным технологическим потенциалом в создании долговременных орбитальных станций. И во многом он даже превосходил уровень NASA. Второй фактор был политический: США были заинтересованы в сохранении и развитии российской космонавтики, чтобы сдержать утечку кадров и не допустить развития иранской, северокорейской и прочих гораздо менее желательных для Америки космических программ.

Именно поэтому NASA пошло на создание МКС на условиях 50/50 даже в тех условиях, когда серьезная часть российского вклада создавалась на американские же деньги. Например, модуль российского сегмента МКС «Заря» произведен по заказу Boeing и де-юре принадлежит NASA, а российский модуль «Рассвет» запускался американским шаттлом. В последние годы запуск одного американского астронавта окупал и ракету, и трехместный корабль «Союз», то есть наши космонавты фактически летали за счет соседа-американца (или канадца, европейца, японца).

Сейчас и у Северной Кореи с Ираном ракеты уже есть, и у «Роскосмоса» нет технологий освоения Луны, которые превосходили бы американские. Если бы на космодроме «Восточный» сейчас завершалось строительство третьей очереди со стартовым столом сверхтяжелой ракеты. Если бы сама ракета уже проходила испытания на наземных стендах. И если бы межпланетный корабль «Орел» уже совершал регулярные полеты к МКС, а на Луне вгрызались в грунт долгожданные «Луна-25, -27, -28» — тогда «Роскосмос» мог бы требовать равноправного участия.

Но даже тогда за полеты своей ракеты и своего корабля пришлось бы платить самим. Пока же нет ни корабля, ни ракеты, ни системы посадки, ни денег на них — остается лишь ставить невыполнимые условия, чтобы выйти из клуба, не утратив достоинства.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Виталий Егоров

Реклама