Перейти к материалам
разбор

Вместо того, чтобы защищаться от подозрений в отравлении Навального, Москва сама пошла в атаку. Вот как она использует для этого международные институты (и вот чего добивается)

Источник: Meduza
Clemens Bilan / EPA / Scanpix / LETA

3 октября истекают десять дней, в течение которых Германия должна ответить России на требование передать ей пробы Алексея Навального, взятые в Берлине. Это официальное требование, выдвинутое согласно процедурам Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Если Москву не удовлетворит ответ, она может потребовать отправить инспекцию ОЗХО в Германию — это будет равнозначно официальному подозрению, что Берлин нарушил конвенцию о запрете химического оружия. То есть вместо того, чтобы защищаться от подозрений в отравлении Навального, Москва сама пошла в атаку. Европа пока отвечает довольно пассивно: лидеры ЕС 2 октября осудили отравление Навального, но решили никак не наказывать Россию за отказ его расследовать. Канцлер ФРГ Ангела Меркель сказала, что обсуждение вопроса о том, кто виноват в отравлении, продолжится после того, как ОЗХО завершит анализ проб. «Медуза» разбиралась, чего пытается добиться Россия.

Что за процедуру хочет инициировать Россия?

В Конвенции о запрещении химоружия есть глава IX о «выяснении фактов», касающихся исполнения конвенции. Она предлагает варианты «выяснения» различной степени жесткости. 

  • Параграф 2 требует от стран начинать разрешение любых неясных вопросов с консультаций между собой. Ответ на запрос в рамках таких консультаций нужно прислать в течение 10 дней.
  • Параграфы 3 и 4 описывает, что делать, когда итоги консультаций не удовлетворили одного из членов. В этих случаях подключается Исполнительный совет ОЗХО, который сам может потребовать у подозреваемого в нарушении все необходимые материалы и данные. 
  • Если не будет получен удовлетворительный ответ и на запрос Исполнительного совета, любой участник может потребовать созыва конференции ОЗХО. На ней может быть решено отправить инспекцию в страну, оказавшуюся под подозрением. 

Впрочем, все требования о консультациях не является обязательными — теоретически любой участник может сразу потребовать назначить ему «инспекцию по запросу». Однако в реальности за 23 года существования организации такая инспекция никогда не назначалась.

Бывший эксперт ОЗХО, специалист по химическому оружию Марк-Михаэль Блум сказал «Медузе», что требование назначить инспекцию — это фактически официальное обвинение другой страны в нарушении конвенции. По его словам, это «абсолютное оружие», использование которого влечет за собой большие политические риски для того, кто его применит: если инспекция не выявит нарушений, это разрушит репутацию того, кто начал процедуру.

Подождите! Разве не Германия должна требовать проведения инспекции в России?

«Медуза» писала, что эту процедуру, которая может закончиться назначением инспекции, возможно, собирается запустить Германия. Однако та этого пока не сделала. По мнению Блума, в случае с отравлением Навального для инспекции может просто не быть достойной цели — места, где можно найти «дымящийся пистолет». Так, разработчик веществ группы «Новичок» — ФГУП ГосНИИОХТ — теперь является сертифицированной лабораторией ОЗХО; наверняка в ней вполне законно находятся образцы отравляющих веществ и оборудование для его производства.

Кроме того, говорит Блум, вещество, которым отравили Навального, весьма вероятно, формально не запрещено. С 7 июня 2020 года в приложении к конвенции, которое описывает запрещенные для производства вещества, появились четыре новые формулы веществ, вероятно, относящихся к «Новичкам». Но то, которое использовали для отравления оппозиционного политика, скорее всего, имеет другую формулу, считает Блум; о наличии таких веществ участникам конвенции даже не нужно сообщать в ОЗХО. Ранее немецкие журналисты писали, что, по данным экспертов Бундесвера (армии ФРГ), Навального отравили «новым вариантом „Новичка“».

Так или иначе, Германия пока ограничилась только запросом о «технической помощи» ОЗХО, которая должна официально проверить пробы из организма Навального и выявить отравляющее вещество. Сама Германия не сомневается в результатах исследования; она уже самостоятельно сделала анализы проб и, как сообщила канцлер Ангела Меркель, нашла там следы отравляющего вещества из группы «Новичок».

Однако у «технической помощи» ОЗХО есть политическая цель: получить официальное экспертное заключение, которое затем можно использовать для принятия мер против другой страны — например, ввести против нее санкции и потребовать того же от других стран. Именно так поступила в 2018 году Великобритания, получившая «помощь» ОЗХО во время расследования отравления бывшего сотрудника ГРУ России Сергея Скрипаля и его дочери. Здесь даже не так важно, запрещено ли для производства это вещество формально или нет: в случае со Скрипалями для введения санкций и высылки российских дипломатов странами НАТО хватило самого подтверждения ОЗХО, что это было боевое отравляющее вещество, пусть и не включенное (на тот момент) в соответствующий список.

В итоге процедуру по главе IX запустила Россия. 23 сентября она, согласно параграфу 2 (это тот, который рекомендует странам сначала проводить консультации между собой) направила официальную — с уведомлением об этом ОЗХО — ноту Германии. В ней Россия требует передать ей «исчерпывающую информацию по так называемому делу Навального, в частности, результаты анализов, биоматериалы и иные клинические пробы». Срок, в течение которого ей должны дать ответ, истекает 3 октября.

И что будет теперь? Германия передаст пробы?

Марк-Михаэль Блум считает, что, скорее всего, Германия посоветует России дождаться результатов анализов ОЗХО. Результаты анализов, по версии Берлина, и будут ответом на запрос России. (Российские чиновники уже сообщили, что Германия после ноты России предложила ей обратиться за данными в ОЗХО.)

В ответ Москва, вероятно, вновь потребует передать ей пробы, и конфликт войдет в более острую фазу. И так — по нарастающей, вплоть до возможного требования России отправить инспекцию в Германию.

При этом Россия пытается продемонстрировать свою открытость. 1 октября российский МИД предложил экспертам ОЗХО приехать в страну для взаимодействия с местными специалистами. Как именно и с какой целью должны «взаимодействовать» эксперты, МИД не уточнил.

Зачем все это нужно России? Она что, хочет обвинить Германию в отравлении Навального?

Версию о том, что отравление Навального «подстроено западными спецслужбами», из высокопоставленных российских политиков озвучил спикер Госдумы Вячеслав Володин. Однако сомнительно, что Россия будет требовать расследования инспекторами ОЗХО гипотетической «постановки» отравления. 

Москва, судя по заявлениям чиновников, реально допускает, что в ОЗХО могут начать расследование в отношении России (например, в рамках «Группы по расследованию и идентификации», расследующей применение химоружия в Сирии). Экспертов ОЗХО Россия называет «ангажированными» и «обслуживающими геополитические интересы Запада». В Сирии, как утверждает Москва, группа собирает доказательства «дистанционно» и получает их только от источников в сирийской оппозиции.

Вероятно, вместо того, чтобы защищаться от этой угрозы, российские власти решили атаковать сами, задействовав ту же ОЗХО. Действия Москвы направлены на то, чтобы посеять сомнения в будущих выводах экспертов, а также реальных мотивах Германии и других стран ЕС. Российские власти, по всей видимости, собираются применить ту же стратегию, которая использовалась во время расследования крушения малазийского «Боинга» под Донецком и во время отравления Скрипалей: то есть будет выдвигать различные версии об участии других стран, обвинять их в том, что они проводят политически мотивированное расследование и отказываются от помощи России.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Дмитрий Кузнец

Реклама