Перейти к материалам
разбор

В отличие от отравления Скрипалей, после покушения на Навального Россию могут наказать за «Новичок» Рассказываем, что для этого уже делает Германия

Источник: Meduza
Кирилл Кухмарь / ТАСС / Scanpix / LETA

19 сентября истекает срок, в который российские власти должны закончить доследственную проверку и решить, возбуждать ли уголовное дело по факту отравления Алексея Навального в Томске. Пока ничто не свидетельствует в пользу того, что такое дело будет заведено: чиновники продолжают утверждать, что никаких доказательств отравления нет. Власти Германии, в которой на лечении находится Навальный, уверены, что политика пытались убить боевым отравляющим веществом из группы «Новичок». Но расследовать дело они не могут, так как преступление не подпадает под действие международного уголовного права — для этого ему не хватает большого количества жертв и боевых действий. Однако есть лазейка. Германия уже обратилась «за содействием» в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) и, если захочет, с большой вероятностью сможет добиться экстренной международной инспекции в Россию. Она должна будет выявить виновников «использования химического оружия».

После отравления Скрипалей «Новичок» официально запретили. Применение яда грозит международной инспекцией

В конце 2019 года формулы четырех веществ, которые, как считается, относятся к нервно-паралитическим ядам группы «Новичок», внесли в приложение к Конвенции о запрещении химического оружия. Причем некоторые из них попали в список по предложению России. Это было сделано после того, как в 2018 году вещество из этой группы использовали для отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Великобритании. Тогда Организация по запрещению химического оружия не рассматривала дело Скрипалей именно из-за того, что использованное вещество не было запрещено Конвенцией (хотя организация и оказывала «содействие» властям Великобритании — официально анализировала образцы с места преступления).

С 7 июня 2020 года, когда вступили в силу поправки к Конвенции, использование, производство и хранение веществ из группы «Новичок» попадает в ведение ОЗХО. В октябре все страны-участницы Конвенции, которые когда-либо производили эти вещества и планируют делать это в будущем (документ разрешает производство запрещенных веществ в небольших количествах для исследовательских целей), должны сообщить о точном местоположении оборудования для таких работ. В 2021 году в этих местах будут проведены инспекции ОЗХО.

Конвенция также допускает внеплановые инспекции по требованию любой страны-участницы, если та заподозрит другую в разработке или использовании запрещенных веществ. Однако документ еще и прямо требует от государств-участниц не злоупотреблять своим правом требовать внеплановых инспекций.

Германия обратилась в ОЗХО «за содействием». Однако до возможной инспекции еще далеко

17 сентября Германия обратилась в технический секретариат ОЗХО «за содействием». Эксперты организации взяли анализы биоматериалов политика (и, возможно, бутылки с водой из томской гостиницы Xander, на которой, как утверждают соратники Навального и немецкие СМИ, были найдены следы яда) и должны официально подтвердить, что найденное в них вещество входит в список запрещенных. Анализ, как сообщает ОЗХО, уже проведен, его результаты пока публично не объявлены.

Каков бы ни был результат, это не имеет прямого отношения к возможной инспекции — Конвенция требует, чтобы до запроса на нее государства попытались договориться между собой и решили все сомнения, обменявшись информацией. А потому, вероятно, нас ждет долгий обмен вопросами и ответами между Германией и Россией через ОЗХО.

Согласно тексту документа, Германия (или любое другое «озабоченное» государство) может запросить у России обстоятельный ответ на связанные с делом вопросы, — например, о том, кто именно использовал химическое оружие и как оно к нему попало. Россия будет обязана дать ответ в течение 10 дней. И, скорее всего, ответит, что уничтожила все запасы «Новичка» — именно так 15 сентября заявил глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Только после этих формальностей Берлин, вероятно, потребует назначить инспекцию. Решение о назначении принимается автоматически. Однако проверка может быть заблокирована тремя четвертями голосов членов исполнительного совета организации. Вот тут и понадобится нынешнее «техническое содействие» ОЗХО — подтверждение того, что в России человека пытались отравить запрещенным химическим оружием, будет весомым аргументом. Скорее всего, России не удастся заблокировать создание инспекции: судя по расследованиям ОЗХО химических атак в Сирии, во время которых Москва пыталась не допустить обвинения в них режима Башара Асада, ее влияния в ОЗХО недостаточно.

Страна, в которой назначили инспекцию, обязана ее принять и всячески ей содействовать. Единственное ограничение — в плане инспекции должно быть четко написано, какие именно места будут проверены.

Что могут проверять инспекторы? И чем все это грозит России?

Прежде всего, под подозрение попадет разработчик программы «Новичок» — Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии (ФГУП ГосНИИОХТ). Разработки велись в 1980-1990-х, однако институт работает и сейчас. Он занимается уничтожением химического оружия (сейчас официально в России его уже нет) и других опасных веществ (например, сельскохозяйственных ядохимикатов). Действует и полигон ГосНИИОХТ в Шиханах Саратовской области, где, как рассказал один из создателей «Новичков» Вил Мирзаянов, проводились испытания этих боевых веществ (второй полигон был в Узбекистане, его закрыли в 1990-е). 

Если немецким экспертам удалось получить вещество, которым был отравлен Навальный, в «чистом виде» (например, образцы с той же бутылки с водой из томской гостиницы), то инспекторы ОЗХО могут попытаться установить, было ли оно произведено в ГосНИИОХТ. Кроме того, от России, вероятно, будут требовать подтверждений, что вещества, произведенные в ГосНИИОХТ, действительно были уничтожены.

По итогам инспекции будет написан доклад, где отразят все нарушения Конвенции (если их обнаружат) и все попытки помешать проверке. Доклад двумя третями голосов должен будет утвердить исполнительный совет ОЗХО.

Впрочем, ОЗХО не имеет возможности наказывать своих членов за несоблюдение Конвенции. Дело должно быть передано в Совет Безопасности ООН (Россия имеет в нем право вето). Однако, если инспекторы выявят нарушение Россией — как государством — Конвенции о запрещении химического оружия, это станет основой для принятия США и ЕС нового — возможно, самого масштабного — пакета антироссийских санкций.

Дмитрий Кузнец