Перейти к материалам
разбор

Российские власти отказываются возбудить дело об отравлении Алексея Навального. А немецкие могут? Ведь это похоже на химическое оружие!

Источник: Meduza
Clemens Bilan / EPA / Scanpix / LETA

Отравление Алексея Навального, возможно, так и не будет официально расследовано. Генпрокуратура России 27 августа сообщила, что «каких-либо данных, свидетельствующих о совершении умышленных преступных действий в отношении Навального, не установлено». Сейчас Навальный остается в берлинской клинике «Шарите». Но даже если там будет доказано, что против него использовали вещество, относящееся к химическому оружию, немецкая прокуратура не сможет возбудить уголовное дело по этому факту, и по статье о покушении на убийство — тоже. «Медуза» разбирается в том, как это устроено.

Что говорят о деле Навального в Германии?

Через день после того, как политик был доставлен из Омска в берлинскую клинику «Шарите», врачи сообщили, что у него есть клинические признаки отравления веществом из группы ингибиторов холинэстеразы. К этой группе относятся в том числе фосфорорганические боевые отравляющие вещества (БОВ) нервно-паралитического действия, прямо запрещенные Конвенцией ООН о химическом оружии.

Конкретное вещество в клинике не назвали, но, как сообщили расследователи The Insider, Der Spiegel и Bellingcat, врачи «Шарите» после госпитализации Навального связывались с болгарскими медиками, лечившими торговца оружием Емельяна Гебрева. Тот, как утверждается, в 2015 году был отравлен веществом из разработанной в СССР группы фосфорорганических БОВ «Новичок». Британские власти считают, что вещество этой же группы использовалось при покушении на жизнь перебежчика Сергея Скрипаля и его дочери в городе Солсбери в 2018 году. В причастности к обоим отравлениям обвиняют офицеров российского Главного управления Генштаба (бывшее ГРУ).

Канцлер Германии Ангела Меркель 24 августа лично потребовала от Владимира Путина «всестороннего расследования отравления Навального» и, как сообщает Bloomberg, осталась недовольна ответом президента России. Ответ этот, кажется, был публично разъяснен 27 августа, когда Генпрокуратура России сообщила, что не видит причин возбуждать уголовное дело по факту госпитализации Навального.

Разве химическое оружие запрещено не по всему миру и Германия не может сама возбудить дело?

Конвенция ООН о химоружии запрещает его производство и использование, но только государствам. Она распространяется на подписавшие ее страны (не подписали КНДР, Египет и Южный Судан) и обязывает их не производить такое оружие, не использовать его, не передавать кому бы то ни было и уничтожить запасы. Россия отчиталась об уничтожении всех боеприпасов в 2017 году. При этом конвенция считает запрещенным оружием только вещества из специального списка. Тот же «Новичок» был внесен в него только в ноябре 2019 года (изменения вступили в силу в мае 2020-го). Это, в частности, означает, что российские власти, даже если их причастность к отравлению Скрипалей будет доказана, не могут быть привлечены к ответственности за обладание этим веществом в 2018 году.

В случае с Навальным тоже нужно было бы доказать, что покушение организовало правительство. На любые частные организации и на отдельных людей Конвенция никаких ограничений не накладывает.

Уголовные дела против частных лиц по общему правилу возбуждает та страна, на территории которой совершено преступление. Также страна может возбудить дело, если преступление совершено на чужой территории, но преступник или потерпевший — ее гражданин (если только преступник уже не был осужден по месту совершения преступления). Навальный — гражданин России, возможное отравление было совершено на территории России, так что никакой связи с Германией, кроме места лечения, у него нет.

Однако в последние десятилетия часть преступлений отдельных лиц или организаций может быть отнесена к международному уголовному праву. Оно допускает возбуждение уголовного дела против гражданина любой страны, совершившего преступление где угодно. С 2002 года это право описывается Римским статутом Международного уголовного суда.

Нормы статута включены в законодательство многих стран, признающих главенство международного права. Германия в 2002 году приняла специальный Кодекс преступлений против международного права. Согласно этому документу, прокуратура Германии может возбуждать дела в случаях, которые не имеют непосредственного отношения к стране и ее гражданам, но входят в список преступлений из Римского статута.

Покушения на убийство в этом списке нет (по этому факту немцы не смогут возбудить дело в любом случае), но есть преступления с использованием химического и отравляющего оружия. Однако и эти положения к случаю Навального отношения не имеют. 

Почему?

Римский статут (и национальные законодательства, содержащие нормы международного права) разрешает экстерриториальное преследование только по четырем группам преступлений:

  1. Геноцид;
  2. Преступление против человечности;
  3. Агрессивная война;
  4. Военные преступления.

Использование химического оружия отнесено к военным преступлениям, и речь идет только о применении БОВ в рамках вооруженного конфликта, что специально оговаривается в статуте. В результате «частное» использование отравляющих веществ — например, спецслужбами — не подлежит расследованию согласно международному уголовному праву, оно относится к компетенции национальных следственных и судебных органов.

Более того, частные лица и правительства могут избежать ответственности за применение химического оружия даже во время вооруженных конфликтов. Так, режим Башара Асада обвинили в использовании в пригороде Дамаска в 2013 году боеприпасов с нервно-паралитическими БОВ против боевиков оппозиции и мирных граждан. Обвинения были поддержаны Организацией по запрещению химоружия. Встал вопрос, можно ли судить виновных в Международном уголовном суде. Выяснилось, что положение о том, что применение БОВ в немеждународных конфликтах (то есть в гражданской войне) также относится к военным преступлениям, было внесено в Римский статут в 2010 году (до того речь шла только о «полноценных» войнах между странами). Однако оно не вступило в силу, поскольку не ратифицировано большинством государств. А значит, вопрос должен был рассмотреть суд Сирии. Передать дело в Международный суд мог бы Совет безопасности ООН, но против выступили Россия и Китай.

Получается, если применить химическое оружие у себя в стране, можно не бояться ответственности?

Возможно, случай Навального станет важным аргументом за то, чтобы полностью запретить химическое оружие и наказывать виновных в его использовании по всему миру. Борьбу за это давно ведет международная группа ученых, объединившихся в организацию The Harvard Sussex Program. Она требует, чтобы разработка, хранение и использование БОВ были прямо запрещены неправительственным организациям и физическим лицам, а нарушители карались согласно международному праву. Как считают активисты, речь может идти и о запрете веществ, которые использует полиция для разгона демонстраций. Однако, согласно Римскому статуту, изменения в нем не имеют обратной силы, так что расследования дела Навального они не коснутся.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Дмитрий Кузнец