Перейти к материалам
истории

«Получилось небольшое пророчество» Интервью группы Cream Soda и премьера клипа «Сердце лед» — в нем участники отменяют лето и спасаются от Сергея Дружко!

Источник: Meduza
Cream Soda

Группа Cream Soda выпустила новый клип на песню «Сердце лед» — в нем, кроме самой группы, сыграли Никита Кукушкин, Сергей Дружко и Александр Гудков. По сюжету неопознанный рептилоид похищает с концерта солистку группы Анну Романовскую — и приводит ее в свою семью. Однако их счастью мешает охотник за необъяснимыми явлениями в исполнении Сергея Дружко. «Медуза» поговорила с группой перед премьерой видео — о том, как его снимали, о рекламе в клипах и о том, каким будет новый альбом. А также «Медуза» представляет премьеру самого видео!

— Поговорим о клипе «Сердце лед». Почему именно такой образ родился к этой песне? Как там появились рептилоиды и все такое?

Дима Нова: Нам очень нравится шоу «Что было дальше?» и очень нравится [его участник, комик] Рустам Рептилоид. Мы считаем его талантливым чуваком, очень смешным. Мы попросили ребят, Вадика Селезнева и Гришу Шатохина, написать что-то с участием Рустама. Он согласился, сказал: песня классная, я кайфую от «Крем соды», погнали. Чуваки написали сценарий, где Рустам Рептилоид был рептилоидом.

— Но что-то пошло не так?

Аня Романовская: В последний момент Рустам отказался от своей роли, и нам пришлось искать еще кого-то. Мы не обижаемся, это его выбор. Мы же не можем заставлять человека что-то делать против его воли. Если бы он делал это без удовольствия, какой в этом был бы смысл? Он бы не отыграл так, как было нужно.

Дима: Согласен. Никита Кукушкин [сыгравший в итоге рептилоида в клипе], мне кажется, хорош в любой роли. Я ни капли не расстроился. Никита Кукушкин, по-моему, суперкрутой рептилоид.

— Кажется, он как раз с удовольствием его сыграл.

Аня: Когда уже шел в прямом смысле 23-й час съемок и мы были на финишной прямой, Никита подошел к плейбэку посмотреть, получилось или не получилось, и сказал: «Нет, мне это не нравится, давайте еще перезапишем». При этом он одновременно говорил, что у него заканчиваются силы, что он устал.

Дима: За десять минут до этого он встать просто не мог.

Аня: Да, но он такой фанатик своего дела, что сказал: «Нет, давайте еще капельку исправим, я могу еще и еще». Это круто. Он горит этим, что это здорово.

— Это уже не первая ваша совместная работа. Вы вообще дружите? Почему вы в такой коллаборации часто работаете с Никитой?

Easy Fresh (менеджер группы, настоящее имя не раскрывает): Мы хорошо общаемся. Я считаю, что это близкий нам по духу человек. С ним работать — одно удовольствие. Он классный актер, и классный напарник, дружище.

Дима: В общем, он наша сучка.

— А Сергей Дружко?

Дима: О Дружко я пока не могу так сказать, к сожалению. Уважаемый человек. Он актерище. Вы не представляете! Он реально актер, театрал, иронично ко всему относится. Я думал, что он немножко сумасшедший, судя по передачам [«Необъяснимо, но факт»]. Может же возникнуть такой образ? А он оказался суперадекватным, добрым, с чувством юмора.

Чикен Карри

— Расскажите немного про песню. «Я лето отменю» — это про карантин или просто так совпало?

Дима: Мне стало немножко страшновато от этой мысли, но просто проследи за ходом развития наших текстов. «Никаких больше вечеринок» — и вечеринки отменяются с приходом карантина. Потом мы делаем «Плачу на техно» — и все реально плачут: дайте нам тусовок. А теперь «Лето отменю». И лето, по сути, у людей чуть-чуть отменилось. Но, наверное, не отменится [целиком]. Мы надеемся. Песня написана не специально, но получилось небольшое пророчество. Песня начала писаться в апреле 2019 года.

— Напишите уже песню про то, что все закончилось и стало хорошо!

Дима: Ты ищешь легких путей. Какая интересная! Нет. Следующая песня будет называться «Конец света».

— Мне кажется, у людей возникает вопрос, почему вы до сих пор не взяли Александра Гудкова в группу? Он есть во всех ваших клипах. Может ли во вселенной возникнуть клип Cream Soda, в котором не участвует Александр Гудков?

Дима: Во-первых, Гудок уже у нас в команде. Он член группы Cream Soda уже давно. Во-вторых, у нас есть клипы без Гудкова. Он очень расстраивается, говорит: «Я же член команды, почему вы меня в клип не взяли?». Конфликты возникают, иногда дело до драки доходит. Серьезно. Ты можешь не поверить, но Гудков иногда дерется, лезет в драку и все.

— Пожалуй, не поверю.

Дима: Мы против физического насилия. Я говорю ему, давай просто на словах решим. Но он драться лезет, говорит: «Что в клип не позвали, я бы мог приехать!». А я говорю, в Ярославле снимали, ты в Москве был занят. Ну вот, поругались. Потом миримся, и все нормально. «Следующий точно со мной будет!» — говорит. Мы отвечаем: хорошо. Так мы и решаем проблемы в нашей группе.

— Он член команды — а кто именно?

Дима: Вокалист. Правда, он пока не раскрылся как вокалист. Анька гораздо лучше делает это. Он вокалист, но пока нераскрывшийся.

— Аня, почему Александр Гудков не поет в ваших треках, и как ты оцениваешь его способности, раз уж он полноценный член команды, как говорят ребята?

Аня: Я не могу ответить на этот вопрос. В Cream Soda один вокалист, и это — я.

— Ты не пустишь Александра к микрофону?

Аня: Не знаю. Мы с ним позанимаемся вокалом, а потом посмотрим. Я ему дам несколько дыхательных и вокальных уроков, мы разработаем его навыки, и тогда споем вместе, если он еще захочет. Мы же не знаем, хочет ли он этого в принципе.

— Если без шуток, есть некое ощущение, что Гудков везде. Вас это не смущает, что зрители устанут от его участия, присутствия и так далее?

Аня: Я считаю, что нужно решать такие проблемы по мере их поступления. Сейчас Сашу любят все, и мы больше всех, у нас отличная команда. Мы слаженно работаем, это всегда дает офигенный результат.

Дима: А почему ты не спросишь: «А вы не боитесь, что от Ани все устанут, почему у вас только Аня поет?». Это же семейная история. Нельзя члена семьи убирать. Родственников же не выбирают, правильно? Зачем? От нас тоже могут устать.

Илья Гадаев: Жирные рожи видеть.

— Сейчас практически у всех молодых артистов есть рекламные интеграции в клипах. Раньше такого не было. Зрителю стоит к этому привыкать и не обращать на это внимания? Как к этому относиться? Это новая реальность, и без рекламы в клипах уже никак?

Аня: Это новая реальность.

Easy Fresh: Я отвечу. Да, действительно, это новая реальность, и стоит, наверное, к этому привыкнуть. Без этого в принципе не будет клипов. Не назову практически ни одного популярного клипа сейчас без интеграции. За исключением мировых артистов типа Бейонсе, Джей Зи. Кстати, у них тоже есть интеграции, и все спокойно к этому относятся уже лет десять.

Дима: Просто Россия до этого только дошла. Нет?

Easy Fresh: Скорее всего, да.

Илья: Интеграций не было в 1980-х, когда клип было снять не так дорого, как сейчас.

Аня: Да. Люди уже привыкли к качественной картинке, к интересной истории. Они требуют этого и хотят удивляться видео-контенту, он играет очень большую роль. Чтобы удивлять, необходимы ресурсы. Мне кажется, физически ни один артист не может себе позволить сделать это самостоятельно.

— Денег с продаж, с концертов не хватает, это нереально? Получается, так?

Дима: Этого очень мало.

Easy Fresh: Самое главное, чтобы режиссеры и сценаристы этих клипов вписывали эти интеграции ненавязчиво, красиво и к месту, чтобы это работало. А если интеграция будет ради интеграции, то это фальшиво. Интеграция должна быть ради клипа.

— Их будет ровно столько, сколько нужно для съемки.

Дима: Правильно. Так и работает, если ты не жадный пидорас.

Cream Soda (слева направо): Илья Гадаев, Анна Романовская, Дима Нова
Cream Soda

— Как прошел ваш карантин, что вы делали? Не было концертов, вечеринок. Чем вы занимались, как вы не сходили с ума?

Илья: Мы писали альбом, очень много работали и играли в настолки. Это интересно и не дает отупеть, мне кажется. Хотя, может быть, наоборот. Плюс у нас есть плейстейшн.

Аня: Еще мы много занимались спортом. Давали интервью, снимали мини-фильм о том, как мы работали в самоизоляции для Vogue. Много времени стали проводить с родными — гораздо больше, чем обычно. Дима, например, у мамы стал облагораживать участок, сажать деревья.

Дима: Я решил прокачать эстетическую сторону души и подстриг березы. У нас есть небольшая березовая рощица у дома. Я обстриг все низкие ветки, чтобы там можно было прогуливаться. Из этих веток мы делали забор для других деревьев. Знаешь, такой украинский стиль? Плетеный заборчик маленький. Пытался сажать газон. У меня ничего не получилось, он вырос какими-то плешками. Думаю, нужно постелить «Канаду-грин» ковром, и все будет нормально.

Сажали деревья разные: вишню, яблоню, грушу, рябину, черешню. Много работали. Мне кажется, что от депрессии тебя может избавить только работа и близкие люди. Мы, собственно, этим и занимались. В кругу близких людей работали, писали музыку. От нас только что уехал Федук — с ним мы тоже работали над альбомом, должно получиться мощно. Короче, много работали, играли, развлекались, отдыхали и заказывали кроссовки.

— Вы вообще соскучились по концертам или вам нормально? Вы так рассказываете: хорошая жизнь, домашняя, классная.

Аня: Конечно же!

Илья: Если бы можно было вычесть из этого процесса самолет, то да.

Аня: Регулярные перелеты выматывают. Это единственная ложка дегтя в гастрольном туре.

У нас было несколько онлайн-концертов, но все равно они не могут заменить реальные, когда происходит обмен энергией с людьми. Для меня онлайн-концерт сравним со съемкой в длинном видеоклипе. Ты смотришь в объективы, представляешь, что на тебя смотрят люди. Но все равно не понимаешь, кто это, сколько их, как они реагируют. Грубо говоря, ты включаешь фантазию и за счет нее выступаешь.

Илья: Короче, онлайн-концерты — это как мастурбация.

— Ваш новый альбом выходит 31 июля. Расскажите, каким он будет?

Аня: Он выходит неожиданным, это сюрприз. Мы никому не говорим, в чем его особенность, но поверьте, это будет необычно.

Дима: Мы уважаем в любом искусстве эксперимент. Мы считаем, что это очень важно для развития всего. Все должно меняться.

— Может быть, у вас есть и идеи насчет следующего клипа?

Дима: Я все время прошу Гришу с Вадиком, чтобы я в клипе был картошкой, чтобы немножко овощного [настроения] прибавить. Я говорю: «Сделайте меня уже картошкой в клипе!». Они не могут придумать идею.

— Мне кажется, идея готова. Картошка, все.

Дима: Расскажи тогда, как ты ее видишь. Картошку снять в костюме, в гриме? Глаза подставить, лицо подставить? Ты не готова, видишь! Нету гэга.

Вообще, надо обязательно поблагодарить этих святых людей: Вадим Селезнев, Григорий Шатохин, Александр Гудков — им нужно обязательно отдельный респект выразить. Мне кажется, мы совпали по духу. Эти ребята не боятся, что подумают. Я уважаю людей, которые если ввязались в сомнительную историю, то не дают заднюю, а отвечают за свои слова, за свои действия, — либо просто смеются в лицо этой реакции. Мне очень нравится их позиция, поэтому я их люблю, уважаю и буду дальше с ними работать. Следующий клип, я думаю, тоже будет с ними.

Аня: Когда я читала сценарий клипа «Сердце лед», я думала: «Господи, я не понимаю, в чем прикол!». Потом мы начали снимать, и я поняла, что это реально круто. Иногда сразу не доходит, что они придумали, потом в итоге оказывается, что это мощная история.

Когда впервые читаешь сценарий, невозможно сразу оценить задумку, ведь это чья-то фантазия. Нельзя представить чужую фантазию, то, что в итоге будет на экране. Но при этом мы знаем, что ребята невероятно талантливы и профессиональны. Мы доверяем друг другу, и поэтому, видимо, все получается.

Дима: Всех гениев сначала считают больными и юродивыми, а потом только узнают, что, оказывается, они гении — и с ними нужно считаться.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Наталья Гредина

Реклама