Перейти к материалам
истории

Великая пустота Какой была Москва в разгар пандемии. Фотографии Сергея Пономарева

Источник: Meduza

В Музее Москвы 17 июля открывается выставка фотожурналиста и обладателя Пулитцеровской премии Сергея Пономарева «Москва. Великая пустота», на которой можно будет увидеть серию из 45 черно-белых панорамных снимков пустой столицы — их Пономарев сделал во время пандемии коронавируса и самоизоляции. «Медуза» публикует несколько работ с комментариями автора.

Сергей Пономарев

фотограф

В период карантина в Москве я снимал для газеты New York Times все, что происходило в городе. Ежедневно ходил по улицам и искал сюжеты. Большинство фотографов в тот период стремились попасть в «красные зоны» больниц, где лечили больных коронавирусом. Казалось, что именно там передовая, там линия фронта этой странной войны с невидимым противником. Я решил этого не делать. Мне всегда интереснее снимать драматичные события в глазах обычных людей. Но в период карантина обычных людей на улицах не было. И тут я понял, что главное метафоричное отражение этого времени — как раз в пустых улицах.

Пушкинская площадь. Вид на Тверской бульвар
Вид на площадь Пречистенские Ворота, МИД России и «Москву Сити». Снято со смотровой площадки храма Христа Спасителя

Я видел, что некоторые фотографы используют пустой город как декорации и снимают на его фоне кого-то, например, балерин. Этого мне тоже делать не хотелось. Мне хотелось сделать главным героем съемки сам город — его здания, памятники, парки, барельефы, ленты пустых дорожных развязок. Я понял, что это должна быть не просто фотография, это должна быть серия, фотопроект, история.

Улица Никольская
Улица Новый Арбат

Каждый раз я останавливался и оглядывался по сторонам в поисках людей, вертел головой в попытке увидеть всю пустоту. И вот тогда я решил, что этот фотопроект надо снимать в формате панорам, чтобы попробовать передать людям это ощущение. Я никогда не снимал панорамы. Более того, в последние годы фотографам приходится мучительно перестраиваться на вертикальные форматы, ведь основной гаджет, с которого смотрят контент — это телефоны с вертикальным дисплеем. Я постоянно говорил, что надо подстраиваться под форматы и под зрителя, но тут решил поставить эксперимент и снять не просто горизонтально, а панорамно.

Политехнический музей и Новая площадь. Снято со смотровой площадки Центрального детского магазина
Кариатида гостиницы «Националь», вид на Кремль и Исторический музей

Каждый день я заново открывал город. Это потрясающее чувство. Ты начинаешь видеть то, на что не обращал внимания всю жизнь. Видеть детали зданий, понимать, как постройки разных веков складываются в историю города и страны, как переглядываются памятники. В обычной жизни наше внимание всегда сосредоточено на движении, на людях, машинах, а статичные объекты — лишь декорация.

Улица Новый Арбат, высотки, Сити, дом на Кудринской площади. Снято с крыши здания The Book
Москворецкая набережная у парка «Зарядье» под Парящим мостом

Нужно признаться, что мне тоже было страшно. Я испытывал все те чувства, которые испытывали миллионы людей. Страх заразиться, страх за родных, страх, что ничего не станет прежним. Порой мне тоже хотелось закрыться в квартире и никуда не выходить. Проект помог мне справиться с этим страхом. Я заставлял себя выходить из дома, доставал камеру и снимал. Кому-то не сойти с ума помогала йога, тренинги, готовка, мастер-классы, а у меня была пустая Москва. 

Вид на высотку на Котельнической набережной и памятник героям Плевны. Снято с крыши Политехнического музея
Боровицкая площадь, дом Пашкова, памятник князю Владимиру

Меня часто спрашивают, почему на некоторых снимках есть люди, можно же было дождаться момента, когда вообще никого нет, ну или на худой конец убрать их потом в фотошопе, ведь это не журналистский проект, а художественный, правила этики здесь другие. Но я специально решил оставить все так, как было. Мне кажется, пустота ощущается острее, когда ты видишь одного человека в месте, где обычно ходят сотни, тысячи.

Одинокая бесстрашная парочка на набережной, скучающие полицейские, патрулирующие пустые улицы, курьеры на велосипедах, которые торопятся к тем, кто замурован у себя в квартире, — все они неотделимая часть того времени, неотделимый компонент Великой Пустоты.   

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Реклама