Перейти к материалам
истории

В России наконец-то на уровне законов начали менять условия жизни в ПНИ. Объясняем по пунктам, в чем прорыв — и чего еще остро не хватает

Источник: Meduza
Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

24 апреля опубликовали изменения к приказу Минтруда, который регулирует работу психоневрологических интернатов (ПНИ). Эти изменения могут всерьез улучшить жизнь людей с психическими расстройствами и в самих учреждениях, и дома; правда некоторые из новых правил распространяются только на строящиеся и реконструируемые сейчас ПНИ. Председатель правления Центра лечебной педагогики «Особое детство» Анна Битова участвовала в разработке поправок. Вместе с ней MeduzaCare по пунктам рассказывает, как изменятся интернаты.

Статья, которую вы читаете, — это часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В мае 2020 года она посвящена коронавирусу в уязвимых группах. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

По данным Росстата и Минтруда на 2017 год, в России работали 523 психоневрологических интерната, в которых жили более 157 тысяч человек c психическими расстройствами — большинство из них недееспособны. Как правило, люди попадают в ПНИ, если за ними больше не могут ухаживать родственники, или прямиком из детских домов-интернатов для детей с психическими расстройствами.

Раньше взрослый интернат был единственной путевкой для людей с психическими расстройствами. При этом условия проживания в таких учреждениях обычно оставляют желать лучшего: систему ПНИ называют «современным ГУЛАГом». Многие жители интернатов, в том числе дееспособные, не могут самостоятельно выбирать одежду, ходить в магазин, готовить еду, посещать туалет в закрытой кабинке, пользоваться вилкой, хранить личные вещи в тумбочке.

Реформу взрослых интернатов обсуждают уже несколько лет, но процесс идет не быстро. Поправки к приказу о работе ПНИ (а также в СанПиН) — один из первых документов, который обещает хотя бы отчасти улучшить ситуацию. Он вступит в действие в январе 2021 года. Однако часть новых санитарных норм будет распространяться только на строящиеся или реконструируемые ПНИ. Но, к примеру, ежедневные прогулки станут обязательными во всех интернатах.

Домашнее проживание становится приоритетом

В новой редакции приказа человек с психическими расстройствами (или его опекун в случае недееспособности) сможет выбрать, как именно он хочет получать услуги: дома, в дневном стационаре или просто в стационаре (имеется в виду, собственно, психоневрологический интернат). Все три варианта можно комбинировать. При этом в документе прописано, что государство должно стремиться, чтобы человек продолжал жить дома, а не попал в интернат.

Раньше, как отмечает председатель правления Центра лечебной педагогики «Особое детство» Анна Битова, все сложности с уходом должна была решать интернатная система: «У семьи есть проблемы? Пожалуйста, вы всегда можете отдать в интернат. Но уже появляется возможность для человека, нуждающегося в постоянной помощи, остаться дома и претендовать на поддержку в привычных условиях».

Сейчас поддержка на дому минимальна, отмечает Битова. Как правило, соцработник приходит два раза в неделю, чтобы помочь с покупкой продуктов, — этого недостаточно. Но в нескольких регионах — правда, пока в рамках пилотных проектов — система долговременного ухода начала меняться: там соцработник может приходить каждый день на четыре часа. «Тебя и покормят, и продукты купят, и помогут помыться, и поговорят с тобой. Это может заметно уменьшить приток в интернаты, в том числе детские. Если ребенок часть дня будет в школе, потом четыре часа с ним проведет сиделка или няня, то мама сможет работать. А это уже другая жизнь!» — говорит Битова.

В то же время она отмечает, что сегодня служб, которые могут оказывать помощь на дому, практически нет, как и соответствующих специалистов. «Нужно всю структуру организовать, обучать людей. Понятно, что это будет идти медленно, поэтапно».

В детские интернаты будут пускать родителей

Даже если ребенок попадет в интернат, родители смогут свободно его посещать и даже пожить в учреждении вместе с ним. А также забирать домой. Кроме этого, теперь интернаты обязаны помогать родителям, которые столкнулись с трудностями в воспитании детей с психическими расстройствами. Объяснять, как ухаживать за детьми, консультировать по поводу их развития, сообщать, если ребенку нужна медицинская помощь.

Условия жизни в интернатах улучшатся

Сейчас в одном ПНИ могут находиться от 200 до тысячи человек. Согласно новым правилам, в учреждении должны жить не больше 150 человек, не более четырех человек в одной комнате (раньше было шесть, а на практике могло доходить до 15). На каждые шесть человек предусмотрена отдельная гостиная, кухня (или совмещенная кухня-гостиная), прихожая и санузел.

Также появляется возможность самостоятельно стирать и гладить вещи, готовить еду, набирать воду из кулера в гостиной. Раньше это было запрещено. В комнатах появятся ширмы или шторы, которые позволят отгородиться от соседей. Унитазы будут оборудованы кабинками.

В ПНИ появится больше персонала

Изменения в приказе обещают решить проблему с недостатком персонала. Прежде всего, специалистов по социализации и уходу за людьми, которые большую часть времени проводят в постели. «Новый приказ вводит в рекомендуемые нормативы дополнительные ставки, направленные именно на социализацию, — объясняет Анна Битова. — Там и трудинструкторы, и реабилитологи — люди, которые должны заботиться о том, чтобы проживающие не кисли, а были заняты, развивались. Возможно кто-то из них сможет вернуться к обычной жизни. Но для этого в ПНИ надо вкладываться и вкладываться».

Что еще предстоит сделать

Анна Битова подчеркивает, что часть изменений в СанПиНе (требования к числу проживающих и т. д.) будут относиться только к строящимся или реконструируемым интернатам: «Минтруд рассчитывает, что каждый регион будет делать дорожную карту, которая покажет, как они планируют выйти на показатели, которые там заложены [в новых нормативах]».

Изменения в приказе — только начало большой реформы, которая требуется ПНИ. Битова отмечает, что в идеале интернат должен быть устроен по квартирному типу, где в одной комнате будут жить не более двух человек, но пока резко уйти от коридорной системы (планировки, в которой все комнаты имеют выход в общий коридор) не получится.

В планах реформаторов — переход на сопровождаемое проживание (в документе оно не упоминается) и практически полный отказ от системы ПНИ. Пока Россия от этого далека. Несмотря на то, что в каждом регионе есть рекомендации относительно организации сопровождаемого проживания, объемы инноваций скромны. В Москве, где такая услуга может потребоваться почти 100 тысячам людей, в ближайшее время появится максимум 300 мест, говорит Битова. «Во многих странах сопровождаемое проживание в основном предлагают негосударственные организации. Государство оплачивает их услуги, проверяет качество, создает нормативы — но это все же рыночная история. В России пока непонятен механизм финансовой компенсации за оказанные услуги», — объясняет она.

Кроме того, как считают общественники, необходимо принять закон о распределенной опеке, который позволит разделить ответственность за недееспособного человека между несколькими физическими или юридическими лицами. «Обычно вопрос об опекунах встает, когда родителей уже нет или родители уже пожилые. Сегодня человек [когда за ним не могут ухаживать родители] почти автоматически попадает в интернат», — говорит Битова.

По ее словам, в одиночку люди очень редко решаются взять на себя такую ответственность. Другое дело — вместе с кем-то. «Один скажет: „Я буду отвечать за то, где и как он будет жить“. А другой: „Я буду следить за здоровьем и финансами“. Они поделят обязанности — и будет не так тяжело, — объясняет Битова. — А если не найдется физических лиц, во всем мире существует институт опекунов среди юридических лиц. Они проверяются и финансируются государством. Это и у нас могло бы работать. Многие церковные приходы и НКО готовы выступить таким юридическим лицом. И это бы облегчило ситуацию».

Вы можете помочь центру лечебной педагогики «Особое детство».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Наташа Федоренко

Реклама