Перейти к материалам
истории

Коронавирус попал во Францию на месяц раньше, чем считалось до сих пор. Ученые пока не понимают, как это произошло

Источник: Meduza
Gonzalo Fuentes / Reuters / Scanpix / LETA
Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

Первые случаи новой коронавирусной инфекции во Франции официально были зарегистрированы 24 января у граждан, вернувшихся из Китая. На сегодняшний день Франция находится на пятом месте по числу заболевших COVID-19 с 170 тысячами случаев инфекции и 25 тысячами смертей. Однако сейчас сотрудники университетской больницы в Сен-Дени в пригороде Парижа обнаружили РНК вируса SARS-CoV-2 в замороженном образце мокроты, взятом еще в декабре 2019 года — тогда, когда появились лишь самые первые данные о новой инфекции в китайском городе Ухань.

В то время в Париже была сезонная эпидемия ОРВИ, и в больнице находилось много пациентов с типичной клинической картиной — высокой температурой, кашлем, насморком и мышечной болью. В ходе лечения медики брали у тяжелых больных из палаты интенсивной терапии анализы мокроты для определения возбудителя инфекции при помощи стандартных коммерческих тест-систем на вирусы. Согласно протоколу лечения, все подобные образцы в больнице хранятся в глубокой заморозке в течение четырех лет. Сейчас ученые решили «задним числом» проверить образцы пациентов, которые находились в палатах интенсивной терапии в период со 2 декабря 2019 года по 16 января 2020 года и проверить, не было ли среди них инфицированных новым коронавирусом.

В анализ включили не всех пациентов, а лишь тех, кто подходил под уже известную картину заболевания. Критериями включения в анализ стали общие симптомы, характерные для COVID-19 (повышенная температура, кашель, одышка и т. д.), отсутствие в образцах следов других вирусов-возбудителей ОРВИ и участки «матового стекла» в легких по результатам томографии. Из 124 имеющихся у медиков декабрьских образцов указанным критериям соответствовали 14, их проанализировали на наличие РНК нового коронавируса, и один из образцов оказался положительным.

В надежности анализа есть сомнения, но даже если он точен, речь может идти об исключительном случае

Образец принадлежал 42-летнему мужчине, торговцу рыбой родом из Алжира, который последний раз выезжал из Франции еще в августе 2019 года. Его госпитализировали 27 декабря с высокой температурой, кашлем и кровохарканием, однако уже через три дня, после интенсивного курса антибиотиков, больного выписали. Компьютерная томография показала у пациента наличие участков «матового стекла» в обоих легких — сейчас такую картину считают типичной для поражения легких при COVID-19.

Таким образом, возможно, во Франции возбудитель новой коронавирусной инфекции на самом деле появился гораздо раньше, чем считалось до сих пор. Так как пациент не был в Китае, его нельзя записать в импортированные случаи заражения, а значит, уже в декабре новый коронавирус, видимо, распространялся от человека к человеку в локальной среде. Авторы исследования считают, что это должно стать поводом для пересмотра действующих моделей распространения инфекции, в частности, более пристального учета «внеплановых» смертей, которые случились зимой.

Какие последствия будет иметь французское исследование, пока сказать сложно. Выводы ученых основаны на анализе всего одного случая, и хотя авторы утверждают, что перепроверили результат дважды и «руками» разных сотрудников, нельзя исключать, что на каком-то этапе образец был загрязнен либо кто-то перепутал записи медкарт. Учитывая, что на начало апреля, когда стартовало исследование, в Париже было уже очень много подтвержденных случаев COVID-19, такую возможность нельзя исключать.

Некоторые эксперты, которые прокомментировали исследование, скептически отнеслись к тому, что обнаружение раннего очага инфекции может как-то существенно изменить понимание общей картины эпидемии, которая сложилась к настоящему моменту. С одной стороны, появление очага инфекции в Париже в декабре 2019 года предполагает слишком медленное распространение болезни на начальном этапе, которое не согласуется с известными к настоящему времени данными. С другой стороны, некоторые случаи инфекции могут представлять собой «мертвые цепочки», которые быстро затухают — эту интерпретацию высказал, например, эпидемиолог Сэмюэл Элисон из Национального центра научных исследований Франции в комментарии The New York Times. Кроме того, расследование NYT показало, что обнаружение «парижского пациента» в декабре не обязательно свидетельствует о локальном распространении инфекции — мужчину вполне могла заразить его жена, которая работает в супермаркете рядом с аэропортом Шарля де Голля, куда, в том числе, прилетали рейсы из китайского города Ухань.

Многие исследователи, которые не были вовлечены в работу, сходятся в том, что для того, чтобы действительно принять этого пациента в расчет, надо взять у него и его семьи анализ на антитела к SARS-CoV-2, проследить его контакты и выяснить, не было ли среди них случаев инфекции. Кроме того, крайне желательно выделить из замороженного биоматериала вирусную РНК и определить ее последовательность, чтобы по наличию или отсутствию мутаций определить происхождение вируса и его действительную временную принадлежность. Это помогло бы исключить версию позднейшего загрязнения образца.

Впрочем, о том, что вирус мог незамеченным распространяться в крупных городах довольно долго, говорят уже не в первый раз. Причиной тому является большое количество бессимптомных носителей. Так, математическая модель физика Алессандро Веспиньяни предполагает, что в США инфекция циркулировала уже в январе, и к 1 марта, когда Нью-Йорк официально зарегистрировал первый случай, в популяции уже были тысячи зараженных.

Случай «парижского пациента» еще не доказывает, что «все уже переболели в декабре»

С начала активного освещения коронавирусной инфекции в СМИ пользователи соцсетей начали вспоминать о том, как переболели необычной респираторной инфекцией в декабре-феврале, когда официально зарегистрированных случаев COVID-19 в России еще не было. И обнаружение «парижского пациента» могло бы стать аргументом в пользу того, что перенесенная в декабре нетипичная инфекция была «той самой». Однако этот аргумент — очень слабый.

Если обратиться к той же обсуждаемой статье французских ученых, то из 124 пациентов, образцы которых проверили на специальной тест-панели на несколько возбудителей ОРВИ, 14 человек оказались больны гриппом, трое были носителями сезонных коронавирусов и еще 28 человек были заражены инфекцией, вызванной другими респираторными вирусами — и только один оказался носителем SARS-CoV-2. Поскольку статистика по вспышкам «обычных» вирусов редко вообще регистрируется, то вполне возможно, что, например, в России зимой наблюдалась неожиданного высокая заболеваемость каким-то из малознакомых обывателю, но, тем не менее, периодически циркулирующих вирусов. Была ли эта вспышка вообще и какую долю в статистике занимали тогда разные группы вирусов, может оценить только исследование на основе молекулярной диагностики — подобное тому, что провели французские ученые.

Однако самый точный ответ на вопрос, сколько на самом деле людей уже переболели COVID-19, может дать лишь масштабное и рандомизированное тестирование на антитела к SARS-CoV2. Таких тестов зарегистрировано достаточно много, но их точность пока вызывает вопросы. В России можно сделать анализ платно во многих лабораториях, начались и исследования с целью последующего массового тестирования здоровых людей, стартовало пробное экспресс-тестирование работников из групп риска, в частности, врачей. Тем не менее, предварительные результаты показывают, что массовой заболеваемости, по крайней мере в Москве, не было. Даже в Нью-Йорке, где количество официально зарегистрированных случаев на сегодняшний день вчетверо выше, чем в Москве, результаты одной проверки на антитела выявили, что только 20% протестированных имеют иммунитет к новому коронавирусу.

Насколько долго сохраняется иммунитет к COVID-19, пока неясно — к примеру, для других циркулирующих коронавирусных инфекций он может сохраняться несколько месяцев, а иммунитет против SARS («старого» возбудителя смертельно опасной коронавирусной инфекции в 2003 году), по-видимому, длится до шести лет. Подробнее о том, можно ли заразиться COVID-19 повторно в настоящее время, мы рассказывали здесь.

Дарья Спасская

Реклама