Перейти к материалам
истории

«Это приведет к полному краху экономики» Россиян начали массово увольнять или отправлять в неоплачиваемые отпуска. Вот как описывают происходящее работники — и сами работодатели

Источник: Meduza
Кирилл Кухмарь / ТАСС / Scanpix / LETA

Из-за коронавируса, ввода в большинстве регионов России режима самоизоляции и остановки работы многих отраслей в стране начинаются сокращения и увольнения. У многих компаний больше нет денег, чтобы платить людям. А после того, как Владимир Путин объявил все дни до 30 апреля нерабочими с сохранением зарплаты, уже более половины российских бизнесменов собираются в той или иной форме сокращать штат или отправлять людей в неоплачиваемые отпуска. Другие компании придумывают более сложные схемы экономии на зарплатах, чтобы спасти бизнес. Число россиян, которых может затронуть эта ситуация, по некоторым оценкам, может превысить 15 миллионов человек. Объявленных мер господдержки — как федеральных, так и местных — бизнесу не хватает.

«Медуза» попросила всех, кого уже коснулась эта проблема — как работников, так и самих предпринимателей, — рассказать, где, как и насколько массово людей увольняют или отказываются платить им зарплату в другой форме. За два дня мы получили около 700 сообщений от бизнесменов и их сотрудников из разных регионов страны. Авторы сообщений подтверждают, что речь действительно идет о массовой проблеме. Со многими авторами мы связались и попросили подробнее описать происходящее.

Чаще всего нам рассказывали о трех вариантах, к которым прибегают работодатели, чтобы сэкономить. Вот они.

Компании сокращают или увольняют людей — часто незаконными способами

Многие работники написали «Медузе», что после объявления президента Владимира Путина о том, что сотрудников нужно отпустить в оплачиваемый отпуск, работодатели просто вынудили их уволиться. В некоторых случаях часть сотрудников увольняли, а часть отправляли в неоплачиваемый отпуск или оставляли в штате, сократив зарплату на треть. В числе компаний, которые оказались вынуждены увольнять сотрудников, в основном те, что связаны с туристическим и ресторанным бизнесом, сферой развлечений, работой с зарубежными партнерами и строительством.

Андрей (фамилию он попросил не называть) работал в московской типографии предметным фотографом и получал в месяц 23 тысячи рублей. Вместе с ним в типографии трудились еще 90 человек. Андрей рассказал «Медузе», что после заявления Путина значительная часть его коллег была отправлена на «очень скромно оплачиваемые выходные» — остальных уволили. Самого Андрея вынудили уволиться «по собственному [желанию] одним днем» и выплатили в качестве компенсации полторы зарплаты.

Виктория из санкт-петербургского рекламного агентства рассказала, что после продления выходных в стране все сотрудники компании, в которой она работала, были уволены, а деятельность агентства «заморожена» до лучших времен. «Нас всех попросили уволиться по собственному желанию, объяснив, что без заказов на маркетинг и рекламу агентство само себя не окупает и что такая ситуация, скорее всего, продлится до осени, — рассказывает Виктория. — Все агентства зависят от заказов крупных компаний. Но в этих крупных компаниях — я говорю про наших клиентов в Петербурге — отделы маркетинга заморожены, а бренд-менеджеры, с которыми мы обычно контактируем, отправлены в отпуска за свой счет на неопределенный срок». По словам Виктории, денег на жизнь ей хватит только на апрель, поэтому она сейчас экстренно ищет новую работу и учится на курсах, «чтобы перейти в новую сферу геймдев». «Но это все мечты-мечты, — тут же одергивает себя девушка. — Придется найти в любом случае хоть какую-то работу».

Жительница небольшого российского города (она отказалась сообщить, какого именно) Алина сообщила «Медузе», что работала в клиентской поддержке в довольно крупной, по меркам ее города, компании, которая занималась трансферами по всему миру. С конца февраля — начала марта количество заказов стало сокращаться, клиенты отменяли уже существующие брони, партнеры-водители на местах начали отказываться от заказов, если требовалось пересечение границы. «В середине марта меня вызвала к себе начальница и сообщила, что, так как в мире все очень и очень плохо, особенно в сфере туризма, новых заказов нет и, по всей видимости, не будет, она приняла решение уволить половину сотрудников отдела клиентской поддержки, и я попала под увольнение, — рассказывает Алина. — Но мне, по ее словам, все обязательно выплатят как при увольнении по соглашению сторон, а пока за работу в праздники накопились отгулы, и я могу еще неделю числиться сотрудником и получать зарплату. Я пожала плечами и пошла искать другую работу». 

Сотрудник одного из крупнейших московских ресторанных холдингов Юрий рассказал «Медузе», что «утром в среду [25 марта] написали в вацапе, что меня сократили с понедельника». По словам Юрия, через неделю ему сообщили, что «порезали зарплату на 30% задним числом, с начала марта». Юрий объяснил, что так как за февраль должны платить в середине марта, когда гостей в ресторанах уже не было, всех распустили без февральской зарплаты. «Но я все понимаю, рестораны пустые, людям нечем зарплату платить, она, как правило, выплачивается из выручки», — добавил он.

Дарья из Москвы сообщила «Медузе», что работала в развлекательном комплексе, в который входят ресторан, боулинг и детский центр. «С середины марта часть сотрудников стали увольнять — естественно, по собственному [желанию]. В 20-х числах [марта] всех остальных обязали написать заявления с открытыми датами на отпуск за свой счет. В данный момент в компании работают только управленцы на удаленке», — рассказала она.

Сотрудница московского агентства детских праздников Олеся (имя изменено) рассказала, что в ее компании «уволили весь штат аниматоров (30 человек) и половину менеджеров отдела продаж», в компании осталось четверо сотрудников. Олеся рассказывает, что увольнения происходили так: «Нас звали в кабинет, и руководство отделов вместе с HR-менеджером объясняло, что у компании сложные времена, много возвратов, заказов очень мало, и если нас не уволят и мы не уйдем, то компания обанкротится. Поэтому нам надо уходить и забирать зарплату, пока деньги у компании есть, чтоб ее выдать. И сказали, что как это все закончится, нам в приоритете предложат вернуться на работу». «Накоплений у меня очень мало, поэтому потеря этой работы для меня крайне критична, — говорит Олеся. — Одно дело, если бы сократился доход, это еще можно как-то пережить. Другое дело — доход исчез совсем».

Андрей рассказал «Медузе», что он работает в строительной вологодской компании вместе с еще примерно тысячей человек. «Недавно позвонил руководитель, попросил подписать заявление об увольнении. Сказал, что увольняет всех, кроме руководящего состава. Посоветовал не рушить отношения с компанией, так как после эпидемии всех возьмет обратно», — говорит Андрей. Начальник заверил его, что все это время деньги ему будут платить на бирже труда.

Работников массово отправляют в неоплачиваемый отпуск — с увольнением в качестве альтернативы. Некоторым вместо зарплаты выдают продукты

«Медуза» получила больше ста сообщений от людей, которых отправили в неоплачиваемые отпуска. Больше всего сообщений было от жителей Москвы и Санкт-Петербурга, чаще всего в такой отпуск отправляли сотрудников общепита, розничных магазинов, людей, занятых в сфере туризма и гостиничного бизнеса, а также в транспортной сфере — например, работников аэропортов и авиакомпаний. В некоторых компаниях в «отпуск» отправили единичных сотрудников, в других, которые временно приостановили работу — например, в туристических фирмах, — весь штат вплоть до директоров. Срок «отпуска» тоже отличается — от месяца до полугода.

«Медуза» пообщалась с пятью россиянами из разных регионов, которых работодатели уже отправили в неоплачиваемый отпуск. Они рассказали, что после того, как Путин объявил апрель нерабочим месяцем, но потребовал, чтобы россиянам сохранили их зарплаты, работодатели начали массово заставлять сотрудников уходить в неоплачиваемые отпуска. Чаще всего в качестве альтернативы предлагали уволиться по собственному желанию — чтобы затем получать хотя бы пособие по безработице. В некоторых случаях сотрудникам удавалось договориться на выплату 1–2 окладов. 

Если люди отказывались увольняться или уходить в отпуск без выплат, их часто угрожали уволить «по статье» — то есть за несоответствие должности или неисполнение обязанностей — или же не выплатить зарплату за март. Однако большинство сотрудников соглашаются уйти в «отпуск» без угроз и даже не пытаются обращаться в трудовую инспекцию с жалобами, отмечают опрошенные «Медузой».

При этом те, кто все-таки решались обратиться в инспекцию, заявили, что в ведомстве просто не ответили на их звонки. «Люди выбирают отпуск просто потому, что не хотят терять хотя бы эту работу — потому что все прекрасно понимают, что когда все эти выходные дни, недели, месяцы закончатся, количество безработных будет катастрофическим и найти работу будет крайне сложно», — подчеркивает Татьяна из Омска. В ее компании по продаже автозапчастей в «отпуск» ушли около 600 человек. 

Иногда работодатели сначала отправляют сотрудников в накопленный ими оплачиваемый отпуск, а на оставшиеся дни до 30 апреля просят взять отпуск без выплат. Некоторые компании начали частично выплачивать зарплату продуктами, рассказали «Медузе» сразу двое работников разных кафе. «Во время карантина никому зарплату не выплачивали, но, надо отдать должное, выдали продуктов питания на 5–10 тысяч», — пояснил один из сотрудников. «Сотрудникам выдали зарплату за февраль, а мартовскую сказали пока что не ждать. Там им выдали остатки продуктов с кухни, все под запись, и сказали, что как все восстановится, соберут за это деньги», — добавляет работник общепита Артем из Санкт-Петербурга.

Также «Медуза» пообщалась с пятью работодателями, которые планируют или уже отправили сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Все они заявили, что на фоне временного закрытия многих предприятий и снижения спроса у них нет другого выхода, кроме как договариваться с сотрудниками об увольнении по собственному желанию или отправлять в неоплачиваемые отпуска. Основатель сети пекарен «Ширшов» Георгий Ширшов рассказал «Медузе», что до вспышки коронавируса у него работало 19 пекарен в пяти регионах России и одна пекарня в Барселоне. На данный момент навынос продолжают работать шесть пекарен в России и одна в Барселоне, при этом доходы пекарен снизились в 2–10 раз. «Наш президент почему-то решил, что у бизнеса есть деньги. Но это не так. Сейчас все будут уходить «в тень» или в «серые схемы», как 5–10 лет назад. Не оформлять людей официально, платить в конверте и все прочее», — добавляет Ширшов.

Марина (она просила не называть ее фамилию) — собственница одного из спорткомплексов в Ростовской области. В него входят бассейн, футбольные поля, здание гостиницы и сдаваемые в аренду площади под фитнес-зал. Из-за коронавируса спорткомплекс закрыт и не приносит дохода. В нем работают 15 человек — в этом месяце Марина выплатит им минимальную зарплату, но со следующего часть людей придется отправить в неоплачиваемый отпуск. «У меня есть двое сотрудников, которых, думаю, придется уволить. Потому что с ними не получится договориться, а остальные понимают, что если деньги в предприятие не поступают, то и не получится оплатить их труд», — говорит она.

Директор гостиницы «Корстон» на Воробьевых горах Денис Моноленко рассказал «Медузе», что в штате его гостиницы работает 300 человек, а «загрузка в гостинице уже три недели 2%». Моноленко сообщил, что всех сотрудников отправил в простой, «потому что это единственный способ не использовать сотрудника на работе, когда работы, по сути, нет». «Режим простоя — единственный законный способ в этой ситуации. Этот режим применяется, когда по различным причинам сотрудник не может выполнять свои обязанности. В этом случае начальник отправляет его в простой и выплачивает две трети его зарплаты. Других правовых методов просто нет».

Помощи от государства Моноленко не получает из-за того, что его бизнес считается «бо́льшим, чем средний», из-за того, что у него «в штате 500 человек, а среднему бизнесу полагается не больше 250». 

Александр, собственник одного из московских розничных предприятий по продаже одежды, вложил собственные средства, чтобы сотрудники могли временно уйти в оплачиваемый отпуск. После этого в неоплачиваемый отпуск уйдет весь штат компании — до середины марта он составлял десять человек, к концу месяца — семь. Люди ушли сами, говорит предприниматель: «Осознанные люди понимают, чтобы дать шанс компании выжить и совсем не потерять рабочее место, нужно постараться переждать. Вкратце объяснение [неоплачиваемым отпускам] одно — если денег нет в принципе, то платить нечего. Сам стал экономить, даже на продуктах… «Всем шампанского за счет заведения» — это, конечно, классно, но, с моей точки зрения, попахивает популизмом», — рассуждает Александр.

Весь свой штат — порядка 50 человек — попросил уйти в неоплачиваемый отпуск и совладелец одной из татарстанских компаний по оказанию фотоуслуг Олег (имя изменено по его просьбе). Порядка 40 согласились, 10 уже уволились. «Некоторые строят конспирологические теории, что мы зажали деньги и сидим, но по факту мы продали все, что только можно было, чтобы заплатить хотя бы за отработанные месяцы. Сами сидим на долгах и так далее. Процентов 30 работников реагируют смиренно, поддерживают, не просят денег и даже готовы сами поддержать. Процентов 70 реагируют негативно — вплоть до того, что говорят, что «нам нечего есть, нам не на что жить, вот нам обещали и дальше нас не волнует». Но это адекватно, когда тебе такое говорят по телевизору. Но винят всегда тех, кого видят. Путин-то далеко, а мы — действующий работодатель», — подчеркивает Олег.

Опрошенные «Медузой» предприниматели подчеркивают, что даже уход сотрудников в неоплачиваемый отпуск совершенно не гарантирует им сохранение бизнеса — с учетом отсутствия поддержки от государства. «Это позор. Не то чтобы я сравниваю с Америками и Германиями. Просто я не очень понимаю логику — это же приведет к полному краху экономики. Хотя, может, Путин бережет деньги на разгон революции, не знаю. Ну, наверное, этот бизнес умрет, появится другой. Только кто ходить будет, если все бедные будут?» — говорит собственница спорткомплекса Марина.

Согласен с ней и владелец пекарен Георгий Ширшов: «Бизнес умрет. Многие уже сейчас по факту умирают. Рецессия будет долгой, и будет только хуже». Зато московский предприниматель Александр уверен, что российский бизнес справится: «Родители выжили в 90-е. Думаю, мы не слабее».

Компании резко сокращают зарплаты и рабочую неделю — или прибегают к другим, более сложным схемам

Некоторые предприятия смогли сократить расходы на персонал, не прибегая ни к увольнениям, ни к неоплачиваемым отпускам. В «Медузу» обратились представители десятков компаний, где разработали сложные схемы экономии: от сокращения рабочей недели до удержания премий и пересчета зарплаты.

Больше всего сообщений поступило от тех, чью зарплату в одностороннем порядке сократили. «У меня сейчас два кота, ипотека и полное непонимание, что делать дальше, — жалуется сотрудница московской турфирмы Майя (имя изменено). — Начальство урезало оклад на 20% — получила сейчас на руки 20 тысяч рублей, дальше будет хуже. Я перерываю диван старый, ищу папины какие-то раритеты, марки продаю, книжки — все, что может принести деньги прямо сейчас. Мы с мужем уже поискали [вакансии] и грузчиков, и продавцов — нигде не нужны. На одну вакансию уже сейчас по 500 человек претендует».

Часть предприятий идет и на прекращение выплат премий. «80% инженерного состава сейчас находится на удаленке c урезанным на треть окладом и без премий, — рассказывает сотрудник екатеринбургской компании — разработчика электроники для железных дорог Георгий (имя изменено). — Еще прекратили выплату компенсаций, приостановлены удержания в счет займов. Цеха пока что остановлены. Споров по поводу законности этого всего никто не ведет. Не уволили — и на том спасибо».

Многим компаниям пришлось уже в марте решать, кому сохранять зарплату, а кого они готовы отпустить. «Администраторов мы отправили в неоплачиваемый отпуск, а тренерам платим. Маленький провинциальный город: если тренер решит уехать, то это с концами, мы его потом уже не найдем, — делится Анна, совладелец спорткомплекса на юге России. — В ближайшие месяцы на зарплаты уйдут все наши накопления — 450 тысяч, которые мы могли бы вложить в дело. Мне порой кажется, что бизнес в регионах — это почти благотворительность».

Некоторые предприниматели и вовсе не боятся потерять сотрудников из-за сокращения зарплат. «А куда сейчас пойдешь? Голодать в течение месяца, а потом искать точно такую же новую работу? — переспрашивает владелец частного детского сада Валерий Кишин, который урезал зарплаты своим московским сотрудникам вполовину: «Было 40 тысяч рублей — теперь 20. Но ближайшие месяцы нас все равно, скорее всего, убьют: у меня нет финансовой подушки в полмиллиона, чтобы выплачивать и аренду, и полную зарплату воспитателям и повару. А клиенты уехали из города пережидать апокалипсис».

Как и многие другие малые предприятия, Кишин не попадает ни под какие программы господдержки. «Не рядом даже. А кредит меня не интересует: мне легче закрыться, чем выплачивать кредит. Всех уволить, уйти самому — и вернуться ближе к сентябрю», — говорит он. В такой же ситуации оказались индивидуальные предприниматели в регионах. «Под закон о «кредитных каникулах» я не попадаю — они только для тех, кто, видимо, на ларек с мороженым брал кредит, у меня сумма [кредита], конечно, была больше, — говорит основатель школы робототехники в одном из городов-миллионников. — Постараюсь взять кредит, чтобы выдать зарплату за апрель, но, скорее всего, кредит не дадут».

Другой популярный у работодателей способ сэкономить в эпидемию — сокращение рабочей недели. «Заставили весь завод писать согласие на трехдневную рабочую неделю с первого июня и до осени, лишили премии», — поделился с «Медузой» сотрудник предприятия в Самаре, пожелавший остаться анонимным. «Нас перевели на четырехдневку с сокращением зарплаты на 20%, — рассказывает Дарья, сотрудница крупной логистической компании. — Заявления мы написали на три месяца, а дальше будет видно. Уж лучше так, чем кого-то будут сокращать. Лично у меня теперь выходит 32 тысячи рублей. И я стараюсь не паниковать».

Некоторые работодатели, объявляя сокращение рабочей недели, по факту сохраняют пятидневку, рассказала «Медузе» сотрудница крупной федеральной компании Елена: «Всем объявили, что четырехдневная рабочая неделя не означает, что работы будет меньше, поэтому работать всех попросили пять дней в неделю».

Многие работодатели прибегают к сложному пересчету зарплаты: привязывают ее, например, к плану продаж. «Раньше зарабатывали 40 тысяч рублей плюс 4% от каждой сделки, в среднем зарплата выходила 100–150 тысяч в месяц, — рассказывает сотрудник производства по промышленной очистке воды Евгений (имя изменено). — А сейчас руководство решило сменить мотивацию — теперь у нас процентная выплата оклада в зависимости от выполненного плана. Выполнил план на 78%? Получил 78% оклада. Выполнил на 100% и выше — получил 100% оклада».

Занятость своих сотрудников с почасовым окладом стал ограничивать даже российский «Макдоналдс». «После объявления Путина о нерабочем апреле компания сразу взялась за наши трудовые договоры и начала их шерстить как следует — в итоге вышел приказ о простое, — рассказывает менеджер одного из заведений сети Мария (имя изменено). — Нашему директору звонили и говорили: «Расчищай расписание работников, чтобы часов там не было». У нас в трудовом договоре говорится, что компания нам обязана предоставить минимум 20 рабочих часов в месяц — за это зацепились: сейчас составляют расписание всего с пятью рабочими часами в неделю, от которых нам будут платить только две трети ставки. Вот у меня [ставка] 270 рублей в час — если я работаю всего 20 часов в месяц, то я за них три тысячи рублей получу, грубо говоря. Все мы в шоке». 

«Медуза» ознакомились с «приказом о простое» от 31 марта, в котором говорится о приостановке деятельности предприятий «Макдоналдса», а также с трудовым договором одного из сотрудников сети ресторанов. «Несмотря на снижение потребительской активности, мы сохраняем все рабочие места и предлагаем сотрудникам тех предприятий, которые вынужденно находятся в простое из-за закрытия ТЦ, несколько возможностей, — пояснили в пресс-службе компании. — Сотрудники могут перейти на работу в другое предприятие в своем городе, устроиться временно на работу к нашим партнерам из ретейла, с которыми мы об этом заключили соглашения, также на этот период можно взять ежегодный оплачиваемый отпуск».

P. S.

Связались с «Медузой» и несколько компаний, которым удалось быстро перепрофилироваться, чтобы сохранить зарплаты своим сотрудникам. «За неделю до всей этой вакханалии с карантином мы поняли, что надо срочно покупать маленький швейный цех с оборудованием, — рассказывает Дарья Голубчина, PR-директор магазина одежды и салона красоты, открытых в Воронеже по франшизе. — Из-за эпидемии сотрудники, которые работают в продажах, неделю оставались с голым окладом, потому что большая часть зарплаты складывается из процентов от продаж. Но за эту же неделю мы научились шить защитные маски, на которые в регионе огромный спрос. Сейчас все наши сотрудники розницы работают в этом направлении».

Павел Мерзликин, Ирина Кравцова, Лилия Яппарова, Петр Лохов

Реклама