Перейти к материалам
истории

Пара из Калининграда позвала на свадьбу сотрудника ФСБ — он рассказывал о службе и фотографировался с гостями. Из-за этих снимков супругов обвинили в госизмене

Источник: Meduza
Страница Антонины Зиминой в Facebook

ФСБ завершила расследование дела о госизмене против жительницы Калининграда Антонины Зиминой и ее мужа Константина Антонца. Их обвиняют в раскрытии личности действующего сотрудника ФСБ спецслужбам Латвии. По словам отца Зиминой, оперативник, о котором идет речь, — университетский знакомый его дочери, который был у нее на свадьбе. Зимин рассказал «Коммерсанту», что он выпил, говорил о работе и фотографировался с другими гостями свадьбы. Эти фото, позже попавшие в соцсети и на телевидение, и стали поводом для уголовного дела. Сам сотрудник ФСБ не проходит по нему даже свидетелем.

До задержания Антонина Зимина была независимым экспертом Фонда поддержки публичной дипломатии имени Горчакова (ее специализацией были страны Балтии) и возглавляла Балтийский центр диалога культур, который занимался организацией совместных с прибалтийскими странами мероприятий. Ее муж Константин Антонец работал в московской юридической фирме.

Зимину задержали летом 2018 года по подозрению в госизмене. Следствие сочло, что она якобы раскрыла латвийской разведке сотрудника ФСБ. Женщина заявила, что единственным доказательством по делу стали фото со свадьбы, которую они с Антонцем сыграли в 2015 году. Летом 2019 года, через год после задержания женщины, был задержан и ее муж — тоже по подозрению в госизмене.

Тогда же Константин Зимин — отец Антонины Зиминой — рассказал «Новому Калининграду», что сотрудник ФСБ, из-за которого возбудили дело, учился с его дочерью на юридическом факультете Балтийского федерального университета. Зимина пригласила его на свадьбу, где были в том числе ее знакомые из Латвии. По словам отца, на свадьбе тот «подпил хорошенько» и «перед латышами выпендривался, что он — сотрудник ФСБ».

«Когда я спросил, как [моя дочь раскрыла сотрудника ФСБ], мне ответили: она по компьютеру передала его изображение. ФСБ утверждает, что Тоня якобы подтвердила латышам, что ее друг, присутствовавший на свадьбе, — действующий сотрудник ФСБ. Если верить следствию, грубо говоря, латыши ее спросили, правда ли, что ее друг со свадьбы — сотрудник ФСБ, а она сказала, что да. <…> Антонина говорит, что это он на нее и донес», — сказал Зимин.

По словам тестя, Константин Антонец называл дело о госизмене сфабрикованным. О необоснованности обвинения «Новому Калининграду» говорил и адвокат Антонины Зиминой Иван Павлов. По словам Павлова, следствие не представило доказательств связи его подзащитной с разведкой Латвии, а где работает ее знакомый и так «все знали».

Нестыковки, на которое указывали отец и адвокат, не помешали ФСБ завершить расследование. О том, что оно закончено, 10 февраля сообщили источники ТАСС и «Интерфакса». По словам собеседника ТАСС, Зиминой вменяют в вину то, что она по интернету отправила в Латвию фотографию сотрудника ФСБ, который был у нее на свадьбе; что сделал Антонец, не уточнялось. Агентство сообщило, что супруги не признают вину. Им обоим грозит до 20 лет лишения свободы.

11 февраля «Коммерсант» написал, что Зиминой и Антонцу вменяют только один эпизод — раскрытие личности оперативника калининградского управления ФСБ по имени Максим. По информации «Коммерсанта», в ФСБ тот дослужился до звания капитана; по некоторым данным, он занимался контрразведкой и был на хорошем счету у руководства.

В разговоре с «Коммерсантом» Константин Зимин повторил, что на свадьбе его дочери «Максим не делал из своей работы секрета». Он выпил, раздавал визитки и фотографировался с другими гостями. Позднее эти фото и видео попали в соцсети, а оттуда каким-то образом — на один из прибалтийских телеканалов, пишет «Коммерсант».

Отец обвиняемой утверждает, что сотрудник ФСБ не проходит по делу его дочери и зятя даже свидетелем, а следователи не опрашивали никого из гостей на свадьбе, которые могли бы рассказать о поведении оперативника. Между тем, Антонина Зимина продолжает сидеть в СИЗО, хотя разрешенный законом срок ее содержания под стражей, по словам отца, истек в декабре 2019 года.

Ольга Корелина

Реклама