Перейти к материалам
новости

Замминистра юстиции назвал ложью выдержки из его письма о преувеличенной проблеме домашнего насилия. Это не ложь, вот цитаты из документа

Источник: Meduza
Интерпресс / PhotoXPress

В России идет подготовка нового закона о домашнем насилии, в котором обещают прописать понятие «преследование» и ввести процедуру защитных предписаний. Одновременно российское правительство (в лице Минюста) представило Европейскому суду по правам человека свои аргументы по жалобе четырех россиянок — жертв домашнего насилия. Женщины считают, что Россия делает недостаточно для защиты от домашнего насилия и борьбы с дискриминацией. Замминистра юстиции Михаил Гальперин ответил суду, что масштабы проблемы домашнего насилия «достаточно преувеличены», а россиянки в своих жалобах пытаются подорвать усилия российских властей. 22 ноября Гальперин дал интервью «Эху Москвы», где утверждает, что либо не писал того, о чем говорят в СМИ, либо его слова неверно истолкованы. «Медуза» сравнила, что говорит замминистра теперь и что он писал в документе (в оригинале и с переводом).

О масштабах проблемы домашнего насилия

«Эхо Москвы»: Я хотел уточнить по трем выдержкам. Вот первая, которую уже озвучивал: «Масштабы проблемы и серьезность достаточно преувеличены». На каких данных это основано?

Михаил Гальперин: Ну, так это не было сказано. Вырвали ее снова из контекста эту выдержку. Этот вопрос касается применения статьи 14 Европейской конвенции о защите прав человека в совокупности со статьей 3 Конвенции, где стоит вопрос о наличии дискриминации в отношении определенной социальной группы или отсутствии дискриминации. Если вы прочитали весь текст, который касается этого, то это нужно толковать, соответственно, в совокупности с другими положениями и практикой самого Европейского суда по правам человека. То есть здесь вырвать просто это из контекста нельзя. И, конечно, вопрос в том, что преувеличено, не преувеличено — здесь об этом говорить нельзя.

Что в документе

Что касается заявленного нарушения статьи 14, правительство [России] подчеркивает, что, хотя феномен домашнего насилия, к сожалению, широко распространен по всему миру и существует так же в России, как и в любой другой стране, масштаб проблемы насилия в семье и дома, а также серьезность и масштаб его дискриминационного влияния на женщин в России достаточно преувеличены.

As for the alleged violation of Article 14, the Government emphasize that yet the phenomenon of domestic violence is regrettably widespread all around the world and do exist in Russia as well as in any other county, the scope of the problem of violence within family and household as well as the gravity and extend of its discriminatory effect on women in Russia is sufficiently exaggerated (орфография Минюста сохранена — прим. «Медузы»).

Подпись Михаила Гальперина в конце документа под словами о том, что правительство не видит в жалобах россиянок нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод

О подрыве усилий российских властей

«Эхо Москвы»: Еще также все-таки две выдержки, которые, извините, вне контекста озвучу и попрошу прокомментировать. То, что разошлось наиболее (касательно пострадавших женщин): «Пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Гальперин: Вы откуда взяли эту цитату? Это не из документа. Это вы, наверное, с какого-то другого средства массовой информации.

«Эхо Москвы»: Это уже ссылка на первую публикацию в «Коммерсанте».

Гальперин: Вопрос [про] «подорвать»? Видите, вы на русском говорите цитату. Там было по-английски сказано. Конечно, таких слов как «подорвать усилия», конечно, там таких слов нет в этом юридическом документе.

Что в документе

В свете вышесказанного [в ответе на жалобу] правительство [России] считает, что заявительница пытается неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России и подорвать правовые механизмы, уже существующие в этом отношении в российском законодательстве, а также усилия, которые правительство прилагало и продолжает прилагать для улучшения ситуации в этом вопросе.

In the light of the foregoing, the Government state that the applicant is trying to misinterpret the general situation in Russia with domestic violence and undermine the legal mechanisms already existing in the Russian legal order in this respect as well as those efforts the Government have made and is still making to improve the current situation on the matter (орфография Минюста сохранена — прим. «Медузы»).

О новом законе о домашнем насилии

«Эхо Москвы»: Также в конце вы приходите к выводу, что в России не нужен отдельный закон о домашнем насилии. Тоже очень у многих это вызвало какие-то неодобрения. Что вы скажете?

Гальперин: Я прямо вам скажу, вот это точно ложь. И я не знаю, кто мне покажет эту цитату. В этом документе ничего не было сказано о законе про домашнее насилие. Вы знаете прекрасно, уверен, что вам подтвердят это, что министерство юстиции работает вместе с парламентом над этим законопроектом. И более того, как раз предложение министерства юстиции заключается в усилении тех гарантий, которые в этом законе содержатся, в том числе в целях выполнения решений, уже вынесенных Европейским судом по правам человека по этой проблеме.

Что в документе

С учетом вышесказанного правительство [России] глубоко убеждено, что существующего уголовного, административного и гражданского законодательства России достаточно для адекватного реагирования на преступления, связанные с домашним насилием, хотя само по себе оно никогда не было отдельным составом преступления в российском законодательстве. Принимая это во внимание, правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии специальных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными.

This being premised, the Government are deeply convinced that the existing criminal, administrative and civil legislation in Russia is capable of adequately capturing the offence of domestic violence, even though it has never been considered as a separate offence within the Russian legislation framework. With respect hereto, the Government reiterate that there is no particular need for adopting specific regulation dealing with the phenomenon of domestic violence for as long as the existing remedies of the same nature remain effective (орфография Минюста сохранена — прим. «Медузы»).

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Михаил Зеленский

Реклама