Перейти к материалам
новости

Минюст утверждает, что журналисты исказили его позицию по проблеме домашнего насилия. Хорошо, вот полная цитата с переводом

Источник: Meduza
Сергей Фадеичев / ТАСС / Scanpix / LETA

Почему Минюст вообще рассуждает о домашнем насилии

В июне 2019 года Европейский суд по правам человека коммуницировал объединенные жалобы четырех россиянок, которые считают, что российские власти не отреагировали должным образом на факты домашнего насилия. Перед Москвой в соответствии с утверждениями россиянок поставили три общих вопроса:

  1. Что сделали власти для защиты заявительниц от жестокого обращения со стороны их партнеров?
  2. Какие есть в России гарантии защиты от дискриминации женщин в контексте домашнего насилия?
  3. С учетом поступивших жалоб существует ли в России системная проблема, которая требует реакции кабинета министров Совета Европы?

Как пишет «Коммерсант», в своем ответе Минюст сообщил, что масштабы проблемы домашнего насилия и, как следствие, дискриминации женщин в России «достаточно преувеличены».

Минюст утверждает, что его слова исказили

«Опубликованная рядом СМИ информация о том, что Минюст России считает масштабы домашнего насилия преувеличенными, искажает суть заявленной в Европейском суде по правам человека позиции властей Российской Федерации и содержит вырванные из контекста заявления. Также в сообщениях СМИ некорректно переведены с английского на русский язык выдержки из процессуальной позиции», — приводит ТАСС заявление пресс-службы ведомства.

В Минюсте подчеркнули, что проблема домашнего насилия есть не только в России, а о дискриминации речь не идет, так как «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой: ребенок, женщина или мужчина».

Искажения не было, вот текст вопроса ЕСПЧ и ответа Минюста

Вопрос 2: Что касается заявленного нарушения статьи 14 Конвенции [о запрете дискриминации] в сочетании со статьей 3 [о запрете пыток и жестокого обращения], признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и его дискриминационного воздействия на женщин? Они [российские власти] приняли меры для достижения реального равенства полов, которое позволило бы заявительницам жить, не опасаясь жестокого обращения или физического нападения, и рассчитывать на равенство перед законом?

As regards the alleged violation of Article 14 of the Convention, taken in conjunction with Article 3, did the Russian authorities acknowledge the gravity and extent of the problem of domestic violence and its discriminatory effect on women? Did they implement measures for achieving substantive gender equality that would enable the applicants to live free from fear of ill-treatment or attacks on their physical integrity and to benefit from the equal protection of the law?

«Медуза» ознакомилась с текстом ответа Минюста, в котором ведомство утверждает, что обратившиеся в ЕСПЧ россиянки неверно описали ситуацию с домашним насилием. Ответ в переводе с английского начинается так.

Минюст России: Что касается заявленного нарушения статьи 14, правительство [России] подчеркивает, что, хотя феномен домашнего насилия, к сожалению, широко распространен по всему миру и существует так же в России, как и в любой другой стране, масштаб проблемы насилия в семье и дома, а также серьезность и масштаб его дискриминационного влияния на женщин в России достаточно преувеличены.

As for the alleged violation of Article 14, the Government emphasize that yet the phenomenon of domestic violence is regrettably widespread all around the world and do exist in Russia as well as in any other county, the scope of the problem of violence within family and household as well as the gravity and extend of its discriminatory effect on women in Russia is sufficiently exaggerated (орфография Минюста сохранена — прим. «Медузы»).

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Михаил Зеленский

Реклама