Перейти к материалам
истории

«Не нужно зацикливаться на прошлом»  Певица Луна — о новом альбоме, собственном лейбле и обретенном счастье

Источник: Meduza
Илья Покалякин / Коммерсантъ

Певица Луна (Кристина Герасимова) выпустила новый альбом «Транс» 4 октября. После череды скандалов и расставания с бывшим мужем, музыкантом Юрием Бардашем, певица начала работу с собственным лейблом Luna Production. Теперь она планирует записать альбом живых выступлений, заняться электронной музыкой и петь на немецком языке. «Медуза» поговорила с Луной об изменениях в жизни и музыке, пользе медитаций и зашифрованных в песнях посланиях.

— Два года назад в интервью «Медузе» вы рассказывали, как менялось ваше настроение от первого ко второму альбому. Вы говорили, что стали спокойнее и что второй альбом — «Остров свободы» — получился более вдумчивым, спокойным. Как сейчас все изменилось? С каким настроением вы готовили новую пластинку?

— «Остров свободы» шел вместе с большими переменами в моей жизни. Сейчас у меня все кардинально изменилось. Раньше в моей жизни была музыка, какая-то банальная ответственность за себя, за ребенка и все. А сейчас я уже руководитель целого бизнеса, можно сказать, команды и учусь взаимодействовать с людьми. Мне нужно писать песни, делать всему этому стилистическое обрамление, чтобы все это шло параллельно вместе с моими жизненными обстоятельствами и, соответственно, было честным.

Становится сложнее, потому что появляется ответственность. Банально — бухгалтеры, юристы, счета, договоры, коммерция. Проект разрастается, все стало серьезнее. Соответственно, за эти два года я, наверное, стала себя чувствовать просто мощнее. Я уделяла время спорту, не просто там фитнесу, а йоге, например, чтобы проработать свою внутреннюю силу, чтобы мой стержень укреплялся и при каких-то первых жизненных дуновениях ветра я не рассыпалась как раньше.

Альбом «Транс» ставит некую логическую точку, он завершает цикл перемен в моей жизни. Первый альбом символизировал какие-то страдания из-за любви, драму, жертвенность, второй — желание вырваться из этого всего, найти свой остров свободы. Эта внутренняя клетка мешала мне чувствовать себя полноценным человеком с собственным мнением. Теперь я могу не бежать постоянно за советом к кому-то, не злиться оттого, что мне что-то навязали.

— То есть многое изменилось.

— Сейчас, пережив определенные события, я просто поняла, что у меня больше уверенности в себе, больше понимания, больше каких-то мыслей. Они позволяют тебе держать жизнь в своих руках. В альбоме «Заколдованные сны» я немножко отошла от серьезности, это было что-то такое — про влюбленность и романтику, про полет души. «Транс» — это про поиск реальной стабильности и мой путь к саморазвитию. Меняются обстоятельства жизни, и вместе с ними меняются и темы песен. Сейчас я уже не в страстном порыве поиска спокойствия, я уже его нашла. В такие моменты ты начинаешь думать о каких-то более глобальных вещах — о своем ощущении мира, о своих взглядах. Я просто начала понимать, что же мне как личности важно, какие у меня, собственно, есть интересы.

По молодости я могла сказать: «Ой, да я вообще считаю, что принципы — это дело такое». Не знаю, чем это было обусловлено, тем, что я не хотела об этом думать или просто было рано. Сейчас же я, наоборот, считаю, что принципы очень хорошо помогают человеку ощущать себя, понимать, чего ему нужно. Принципы должны образовываться в каком-то определенном возрасте — они не могут в 22 года быть устоявшимися, просто потому что сегодня тебе нравится вегетарианство, завтра ты увлекся боксом, а потом ты решил, что ты буддист. В этом возрасте на тебя легко повесить чужое мнение.

— Какие принципы для вас сегодня важны?

— Мне важно, чтобы в первую очередь человек, с которым я общаюсь, был добрым. Доброта — очень важное для меня качество. Что важнее: человек умный или глупый? Злой или добрый? Мне важнее, чтобы он был добрым и, возможно, где-то в чем-то был глупым или недалеким.

Я стала жестче относиться к людям, и это помогло мне чувствовать себя комфортно. Потому что раньше я очень сильно принимала все на свой счет, я парилась: «Ой, я, возможно, что-то не так сделала». На самом деле я просто поняла, что в этом мире очень много людей, которые тебе не подходят, которые являются злыми внутри, у них есть громкость слов или умение величественно что-то тебе внушить. Но это не значит, что они правы. Доброта и какое-то сочувствие, сопереживание, какие-то светлые человеческие качества у них отсутствуют. Я просто поняла, кто вокруг меня находится, какие люди, чего мне хочется и какие у меня векторы дальнейшего развития.

Мне кажется, это отражается в новых песнях. Например, песни «Разные правила», «Пальмира» или же «Быть осторожной» — это объяснение самой себе и слушателю, что не стоит обижаться так сильно на людей, не стоит быть таким ранимым, ведь все мы очень разные люди и каждый воспринимает мир через свою призму. И даже, возможно, то, как я смотрю на человека, — он так себя сам не воспринимает. Из-за этого очень много иллюзий вокруг.

— В песне «Гипнозы» есть рефрен: «Я никому ничего не скажу». Это такое сообщение для всех, кто интересуется вашей личной жизнью?

— Можно посмотреть и так. Понимаете, у меня очень много метафор таких, которые можно воспринимать по-разному. Например, песню «Пальмира» можно воспринимать как оду каким-то проблемам современности, можно как диалог тет-а-тет с каким-то человеком, а можно — как какой-то гимн добра. Мне это и нравится в новом альбоме — каждый найдет в нем что-то для себя.

Да, я никому ничего не должна и никому ничего не скажу. Я устала все время делать так, чтобы кто-то оставался доволен, и жертвовать своим собственным счастьем. Но это не только про личную жизнь, хотя мои песни очень сильно с ней связаны. В «Острове свободы» я тайно выражала какие-то симпатии человеку, который мне нравился. У меня с ним абсолютно ничего не было, но он был моим вдохновением, это есть в песнях «Хулиган» или «Друг».

— В новом альбоме есть такие песни?

— Песня «Сиреневый рай» — это простая история о том, как моему возлюбленному человеку было нехорошо, он заболел, и я не знала, как его утешить. Просто говорить ему, что все пройдет и все наладится, — это так банально. Я пошла в студию без настроения, понимая, что нужно его оставить, и просто написала эту песню — в ней очень простые женские слова, кто-то даже может сказать, что текст не слишком замысловатый, но по мне, это не настолько важно. Очень круто и мощно, когда песня может стать каким-то лекарством. Ты ее включаешь и не напрягаешь свой мозг какими-то философскими домыслами, просто понимаешь, что вокруг — сиреневый рай, просто расслабься.

Мое стремление к развитию, к выходу из какой-то зоны комфорта, к желанию яркого безумия и какого-то фейерверка — это песня «Золотые лепестки», в ней можно найти миллион метафор. Она необъяснима, но для меня это энергетический проводник моих ощущений слушателю.

ЛУНА — Сиреневый Рай
ЛУНА

— Мне кажется, что песня «Разные правила» — это прямое высказывание о вашей ситуации с бывшим мужем и нынешним молодым человеком: «Я свободное создание, ты свободное создание, он свободное создание». Вы не опасаетесь так прямо говорить о своих отношениях в песнях?

— Это [относится] больше к песне «Дельфины». «Разные правила», если честно, не относится к этой ситуации, скорее к другой, которая не связана с моей личной жизнью. Она посвящена моими друзьям, которые между собой не ладили. Тут я себя ощущала неким ангелом-спасителем, который, хотя это очень громко сказано, со стороны видит всю простоту этой сложности, вдохновляется этой историей и пишет на эту тему песню. Мы можем сколько угодно обижаться на кого-то, но делаем хуже только себе самому. Такое может быть и с братом или сестрой, у кого-то — с родителями, у кого-то — с возлюбленным. Проще оставить людей и пойти туда, где тебя понимают. И при этом нужно оставаться благодарным людям за определенный период,

— А про что тогда «Дельфины»?

— «Дельфины» были написаны еще во время болезненного периода, когда мне хотелось высказать что-то. Ты понимаешь, что человек тебя напрямую не слышит. Тогда я решила оставить это в виде песни. Спустя год я нашла эту демку у себя на компьютере и преобразила ее саунд в такой, как вы слышите. Я поняла, что мне очень она нравится, уже с продюсерской точки зрения.

Это песня, которая может стать близка многим женщинам. Многие из них страдали в отношениях потому что мужчины не хотели их слышать, не хотели меняться, менять свои какие-то не очень хорошие мужские привычки в пользу пути с этим человеком, с этой женщиной, в пользу дальнейшего развития. И побеждали плохие стороны. Женщины находили силы или каких-то помощников вокруг [и уходили] — им было нелегко. И потом, когда прошло время, вдруг эти люди, от которых женщины ушли, понимали: «Ой, так я же тебя люблю, так ты же любовь моей жизни, так все остальные — это же не то, оказывается». Но была дана куча возможностей человеку, он это не услышал — и все, и пропало. В общем, я выпустила эту песню с пониманием, что она найдет своего слушателя.

Остальные песни в альбоме уже не касаются моей прошлой истории, она вообще уже давно позади и не вызывает больше болезненных чувств. Я провела работу над собой и считаю, что не стоит зацикливаться на прошлом, стоит быть благодарным за все, что было, и идти вперед. 

— Сейчас вы по-другому работаете над музыкой. Раньше вы рассказывали, что хотите писать все дома, чтобы звук был похож на демку — чтобы в нем была определенная теплота. Сейчас вы записываете песни в студии. Почему решили все изменить?

— Раньше мне казалось, что проще использовать домашний вокал, который я записала в демоверсии, потому что новый с таким настроением тяжело было повторить в студии. Сейчас же, если звукорежиссер говорит: «Добавь больше субтона, дай больше хрипа, отрешенности», — то я могу легко это воспроизвести. И я могу попробовать любые другие задачи — мне хочется это учить, мне хочется выкристаллизовывать звук. Мы используем синтезаторы в этом альбоме, если раньше это были в большом количестве VST-плагины, то сейчас мы эти синты приобретаем и пишем аналогово через правильные дорогие звуковые карты, через MIDI-клавиатуры, то есть все это происходит на высоком профессиональном уровне, сводится на крутой студии.

Как мне кажется, это слышно и в альбоме — меня, конечно, безумно радуют плотность, жирность, кристальность звука. Есть еще к чему стремиться, я не собираюсь останавливаться на этом. Я в этот альбом вкладывала такой посыл: несмотря на то, танцевальный это трек или более лирический, мне хотелось, чтобы на концертах был разрыв. Я поняла, какие треки из других альбомов дают вот это ощущение, когда на концерте ты можешь с публикой войти в реальный транс — не просто пришли все на Луну петь хором песни, которые нравятся, и стоять подтанцовывать. Мне энергетически хочется взрыва такого, как, например, в треке «Золотые лепестки». Хочется феерии эмоций и чувств. И, соответственно, это некий мостик к моему новому клубному проекту, над которым мы с Сашей Волощуком работаем.

— Что за проект?

— «Лепестки» были вдохновлены звучанием транс-группы Faithless. Когда я придумывала «Луну» пять лет назад, я была вдохновлена клубной, рейвовой, андерграундной культурой. Мне хотелось быть в середине этого звучания и что-нибудь там напевать, использовать дилэи. Чтобы ездить по всяким клубам типа Berghain или на Ибицу, на какие-то крутые музыкальные фестивали Европы. В итоге треки, в которых много русского текста, я решила взять в «Луну», а наш новый клубный проект мы будем заканчивать и запускать после релиза «Транса».

— Как он будет называться? Когда мы сможем его услышать?

— У меня сейчас есть три названия, но я пока их не хочу озвучивать, я пока думаю. Это та же «Луна Продакшн», те же два человека, которые все это время пишут песни Луне: я и Саша. Мы будем выступать вдвоем, еще у нас будет, скорее всего, наш барабанщик на электронных ударных, мы будем использовать различные синтезаторы, будем прямо в live все играть, но не использовать живые инструменты — это будет полностью электронное звучание. У меня есть уже две песни на английском, песня на немецком, то есть я планирую экспериментировать. Я думаю, что выйдет он [новый проект] в ближайшие полгода.

— Кажется, на немецком будет особенно интересно.

— Фишка в том, что я, собственно, родилась-то в Германии, и так вышло, что учила в школе немецкий язык десять лет. Не могу сказать, что я свободно на нем говорю, после школы я больше его не практиковала, но вот это вот большое количество времени, посвященное немецкому, дало мне какой-то импульс, и родилась эта песня. Я сама ее жду, с моим акцентом звучит очень даже прикольно — это что-то новое и свежее.

— Вернемся к Луне. Вы сказали, что сейчас для вас заканчивается определенный период, начинается новая жизнь. Что дальше? Может быть, вас интересуют какие-то более глобальные темы в творчестве?

— Я планирую, выпустив этот альбом, заняться, во-первых, лайв-альбомом — у меня есть такие песни, как «Трагический пляж», которые мы исполняем обычно на концертах, но их нет в интернете. Есть еще ряд песен, которые я хотела добавить в один из альбомов, начиная с «Острова свободы», «Заколдованные» или «Транс», но понимала, что круче они звучат с группой. В основном люди говорят: «Боже, как мощно, можно, пожалуйста, сделать лайв-альбом», — вот я хотела бы создать такую пластинку.

ЛУНА — Дельфины
ЛУНА

— Но с каким эмоциональным зарядом вы дальше?

— У меня сейчас настроение такое энергетическое, разрывное какое-то. Боевое не хочется говорить, потому что я все-таки женщина и воевать мне не очень хочется. Но я поняла, что страдания какие-то позади, в жизни меня ждет еще много поворотов, и, конечно же, они все будут отображаться в моих новых песнях. Но я реально много чего уже сказала, я хочу приостановиться в плане количества, я хочу выжидать, собирать информацию и больше концентрироваться, чтобы это была такая сингловая история.

Мне хочется писать о стихиях, о природе, о жизни, о людях, о любви. Мне кажется, что с новым опытом это будет приобретать четкость, более глобальный посыл. И возможно, это будет расширять аудиторию в плане возраста.

— Как вам кажется, о чем важно говорить с девушками сегодня? Вас слушают, конечно, не только они, но ваша рефлексия обращена к ним.

— Важно рассказывать регулярно, чтобы они не забывали любить себя. Именно с любви к самой себе и желания обустроить все так, как нравится именно тебе, начинается путь к твоей идеальной картинке. Я поняла по своему опыту, что наступать на любые свои чувства, желания, какие-то даже принципы или банально на какое-то женское «шестое чувство», соглашаясь с кем-то, руководствуясь своими страхами, опасениями, неуверенностью, — это путь в никуда. Поэтому я, наверное, буду дальше рассказывать о своем пути, очень рада, что он у меня так выровнялся, и теперь я твердо стою на ногах, чувствую какой-то стержень, стараюсь смотреть вперед, идти к свету и все это передавать в свои песни.

На моем пути встречалось много женщин, которые не слушали себя. Кто-то в 25, кто-то в 35, кто-то в 48, кто-то в 50 понял, что это полный бред, вот так расставлять приоритеты. И каждая из них потом улыбнулась (это лично мои знакомые, или друзья, или даже моя мать), они улыбнулись и сказали: «Какая же дура я была, на что я вообще тратила время?» На то, что ты веришь не своему сердцу, а ты веришь своим страхам и опасениям, которые навязаны обществом, детством, какими-то травмами, обидами какими-то укорами.

Знаете, кто-то из женщин хочет казаться, например, умной, ну, вот интеллектуальной. Кто-то много времени проводит в зале, счастливо себе живет и не парится — ходит, попку качает, к косметологу, и все у нее классно. А есть вот женщины, которые постоянно зациклены на том, что они должны прочесть больше книг, чем мужчина. Мне кажется, что в этих книгах они часто находят то, что стопорит их ощущение свободы внутри.

Я бы посоветовала больше заглядывать внутрь себя, а не искать ответы в книгах по психологии. Любая такая книга может вдохновить, и я когда-то прочла книгу «Радикальное прощение» — она мне помогла в какой-то момент избавиться от обид к человеку. Но потом прошло время, и опять все вернулось. И я поняла, что это все очень сложно, у каждого человека своя ситуация. Как сказал Тарковский в своем последнем документальном фильме, опыт бабушек, дедушек, родителей никогда не заменит нам собственный опыт, он никогда не поможет исправить сложные ситуации, только пройдя через свои ошибки, мы придем к идеалу. И вот нужно не бояться принимать решения так, как советует тебе твое сердце, не бояться опускаться на самое дно — ты в любом случае от него оттолкнешься к новым каким-то вершинам.

— А психотерапия помогает прислушиваться к себе?

— Я считаю, что, безусловно, это неплохо. Я общалась только с двумя [психотерапевтами], я была совсем тогда юная — в 18 или 20 лет. И если честно, они мне запудрили мозги и вообще не в ту сторону повели, они мне что-то рассказали, это помогло ровно на неделю. Работать нужно внутри себя и с самим собой. Мы пришли в этот мир сами, мы уйдем из этого мира сами. И справляться со своими проблемами нужно в одиночку. Это не значит, что мы не можем быть с кем-то, устроить союз — это взаимодействие начал, ощущение тыла и семьи. Но только ты сам проработаешь в себе свои проблемы. Потому что ты расскажешь своему любимому или любимой: «Мне так сложно, у меня то-то и то-то». А любимая или любимый посмотрят со своей колокольни и скажут: «Да не обращай внимания, забей». Но он-то не знает, что тебе там нужно проработать, может, это ты сам и виноват в том, как ты это воспринял.

Важно уделить время себе утром или вечером, чтобы сесть и погрузиться, например, в медитацию. Я не навязываю никому никакие медитации, потому что у каждого опять-таки свой путь, но это очень просто: ты садишься, закрываешь глаза и работаешь со своими внутренними энергиями. Почему люди задумываются только о материальном? Ведь мы состоим из души и физического тела. И не уделять время своей духовности — это значит просто забить. Представьте, например, обратную ситуацию — слишком много времени уделять духовности, живя в большом городе, и круглосуточно заниматься йогой, сидеть в медитациях, но вообще не париться, что нужно платить за квартиру, что нужно что-то кушать, что нужна зимой теплая одежда, что нужно идти знакомиться с новыми людьми, как-то развиваться. Вот это то же самое, когда мы ударяемся максимально в материальный мир и не думаем о духовном.

— Вы счастливы сейчас? 

— Я только позанималась йогой, и через 10 минут мы с вами созвонились. Я сегодня встала в позу скорпиона в первый раз за два года, и для меня это круто. Эта осень — одна из самых счастливых в моей жизни, а возможно, даже и самая. Я очень рада всему, и даже любые сложности меня радуют, потому что я знаю, чего я хочу, знаю, к чему я иду. И люблю людей. Люблю все: проблемы, радости и печали. Так что я, да, я счастлива. 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Наталья Гредина

Реклама