Перейти к материалам
Адвокат Дмитрий Джулай у городской клинической больницы № 71, куда был доставлен Иван Голунов
истории

«Он сидит на кресле, не понимает происходящего» Адвокат Ивана Голунова — о состоянии подзащитного и о скорой помощи, которой не верит следствие

Источник: Meduza
Адвокат Дмитрий Джулай у городской клинической больницы № 71, куда был доставлен Иван Голунов
Адвокат Дмитрий Джулай у городской клинической больницы № 71, куда был доставлен Иван Голунов
Евгений Фельдман для «Медузы»

Специальный корреспондент «Медузы» Иван Голунов был задержан днем 6 июня. Журналистское сообщество считает заведенное на него уголовное дело преследованием за профессиональную деятельность. Защита Голунова указывает на многочисленные нарушения закона во время задержания и в ходе только что начавшегося следствия. Днем 8 июня после троекратного обращения в скорую помощь журналист был доставлен в 71-ю городскую клиническую больницу на юго-западе Москвы из-за проблем со здоровьем — врачи говорят о сотрясении мозга и подозрении на перелом ребер. Адвокат журналиста Дмитрий Джулай рассказал, в каком состоянии находится Голунов и как удалось добиться госпитализации.

Сегодня [следователи МВД] Ивану предъявили обвинение по пункту «г» части четвертой статьи 228.1 Уголовного кодекса через статью 30-ю (это приготовление к сбыту наркотических веществ). После этого Ивана попытались допросить, но ему стало плохо. Мы с [другим адвокатом Голунова] Ольгой Динзе попытались заявить ходатайство об отмене следственных действий на сегодня и его госпитализации.

Сначала ему вызвали скорую помощь, первую бригаду, но следователь [врачей] к нему не пустил. Тогда я вызвал со своего телефона вторую бригаду — она поставила [в качестве предварительного диагноза] Ивану подозрение на сотрясение мозга, на перелом двух ребер, множественные ушибы и гематомы затылочной части головы и сказала, что Иван нуждается в госпитализации и прохождении рентгена.

После этого появился начальник следственной части [Евгений] Машин, который потребовал вызвать третью бригаду, чтобы она подтвердила диагноз второй. Когда приехала третья бригада, Машин оказывал на нее всяческое давление и возражал против госпитализации. Однако третья бригада подтвердила диагноз второй и настояла на госпитализации.

Несмотря на требования двух бригад (фактически четырех врачей), следователь сказал, что мы сейчас поедем в Никулинский суд для продления срока задержания Ивана до 72 часов. Он был задержан в 14:30 шестого числа, и у него прошли сроки задержания [положенные по закону без предъявления обвинения, то есть 48 часов]. То есть он задержан сейчас незаконно [потому что МВД отсчитывает срок задержания от времени оформления]. Поэтому мы приехали сейчас в Никулинский суд, хотя по закону срок задержания считается со времени фактического ограничения передвижения.

Иван себя чувствует очень плохо, он сидит на кресле, не понимает происходящего, у него плохая реакция на свет. Возможно — я не врач, но возможно, — это связано с сотрясением головного мозга.

Он фактически ничего не ел, фактически не спал. Он не понимает происходящее, не может участвовать в следственных действиях, не понимает сути предъявленного ему обвинения, не может давать показания. Однако следствие это не волнует.

Мы принесли ему воду, как сказал брат Ивана, [сотрудники изолятора временного содержания] не позволяют родственникам передавать еду в ИВС. Это со слов брата Ивана. Иван, как сказал его брат, боится есть еду в ИВС, потому что боится, что ему могут подсыпать наркотики, чтобы его скомпрометировать.

Возможности общаться [у Голунова со своими адвокатами] наедине нет и вчера не было. Общение проходило рядом с сотрудниками полиции. Это нарушение прав, гарантированных ему Уголовно-процессуальным кодексом, — общение с защитником наедине.

[Полицейские] при мне обращались корректно, но это не отменяет того, что он больше двух суток практически ничего не ел, не спал, находится [все это время] в наручниках, не понимает, что происходит, очень плохо себя чувствует. Ему отказывают в госпитализации и в медицинской помощи.

По закону этого уголовного дела вообще быть не должно. Иван должен быть отпущен, ему должны принести извинения. Поскольку мы живем в России, то сами понимаете, что строить какие-то догадки о перспективах невозможно.

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Записала Кристина Сафонова