Перейти к материалам
истории

Все очень подорожало! Это из-за НДС? А дальше с ценами что будет?

Meduza
Александр Земляниченко / AP / Scanpix / LETA

В России все дорожает. По оперативным данным Росстата, за первые две недели января цены поднялись на 0,7% — со времени кризиса 2014–2015 годов так быстро они еще не росли. Власти говорят, что все в порядке — могло быть и хуже: такой рост цен связан с повышением налога на добавленную стоимость, и ничего неожиданного в нем нет. «Ничего такого неожиданного, я понимаю, не происходит», — сказал об инфляции 16 января на совещании с министрами президент Владимир Путин. Чиновники обещают, что инфляция скоро придет в норму. «Медуза» отвечает на основные вопросы о том, что происходит с ценниками.

Простите, а НДС — это что?

Коротко. Это налог на потребление. Его выплачивают производители товаров и услуг и закладывают в цену своей продукции. Поэтому на самом деле НДС платят обычные люди.

Налог на добавленную стоимость (НДС) — это налог на потребление, похожий по смыслу на налог с продаж. Оба налога обычно записываются отдельной строкой в чек. И НДС, и налог с продаж в конечном итоге оплачивает потребитель, то есть граждане, пришедшие в магазин, ресторан или парикмахерскую. Но если налог с продаж платят только торговцы в магазине, то НДС — по частям — все, кто поучаствовал в производстве любого продукта или услуги на каждой стадии от добычи сырья до прилавка. Получается долгая цепочка плательщиков, и каждый платит налог только со своей наценки. Главное преимущество для государства в том, что такой налог проще собирать, чем обычный налог с продаж. Даже если в конце цепочки товар будет продан потребителю нелегально и без уплаты налога, государство пострадает не сильно.

Объясним на примере. Допустим, есть фабрика, выпускающая заготовки из дерева. Она покупает древесину у лесного хозяйства. В цену дерева включен НДС, который заплатило государству лесное хозяйство. Фабрика заготовок продает заготовку фирме по производству деревянных игрушек и тоже уплачивает НДС. При этом она делает вычет «входящего» НДС из «исходящего» — то есть уменьшает сумму своего налога на сумму, которую уже заплатило лесное хозяйство. Таким образом, фабрика платит только с добавленной стоимости, которую она произвела, обтачивая древесину. Так же поступает следующий участник цепочки — производитель игрушек. В конце концов полный НДС со всей стоимости игрушки оплачивает ее конечный покупатель в магазине. А, например, экспортеры, которые не платят НДС в России, имеют право на возмещение всех сумм налога, которые заплатили их поставщики.

Россия использует НДС, но не применяет простой налог с продаж. США — наоборот. В Европе, где придумали НДС, этот налог обязателен для страны — участника Евросоюза.

В России 100% НДС поступает в федеральный бюджет. Этот налог — самый главный источник его доходов, на него приходится более трети всей доходной части. Обычно повышение НДС — самый простой способ срочно наполнить доходную часть бюджета, например, если у него возник устойчивый дефицит. Этим инструментом пользовалась, например, Греция, когда в стране дважды — в 2005 и в 2011 годах — случался острый бюджетный кризис. В начале 2018 года НДС повысили Саудовская Аравия и ОАЭ, бюджеты которых пострадали от падения цен на нефть.

В России бюджетного дефицита сейчас нет. Нынешнее повышение налога (с базовой ставки в 18 до 20%) вызвано тем, что государство решило ускорить экономический рост за счет «национальных проектов» — гигантских строек и госпрограмм, список которых уже несколько месяцев обсуждает правительство. То есть государство дополнительно забирает деньги у населения (оно вынуждено платить больше за те же товары и услуги) и уменьшает потребительский спрос, считая, что потратит их эффективнее.

Такой быстрый рост цен — это и правда нормально?

Коротко. Скажем так: это действительно было ожидаемо.

Министры согласны с Путиным, что ничего неожиданного не происходит: глава Минэкономразвития Максим Орешкин даже заявил, что повышение НДС сказалось на инфляции «меньше, чем ожидали эксперты». Эксперты это подтвердили: специалисты нескольких инвестиционных банков сообщили, что ситуация с инфляцией по крайней мере не хуже, чем они рассчитывали.

А что планировали чиновники? И когда, по их плану, цены перестанут расти так быстро?

Коротко. План был такой: 1) Повышение НДС несильно ускорит инфляцию только в первом квартале 2019 года: это обещали Центробанку производители и торговцы. 2) Популярные у населения продукты пострадать не должны — на них НДС не повышают.

Центробанк, отвечающий за уровень инфляции, еще в августе допустил, что из-за повышения НДС рост цен в 2019 году превысит целевой показатель в 4% — в худшем случае на 1,5 процентного пункта, а в лучшем — на 0,6 процентного пункта. В конце года рост цен не должен превысить 5–5,5%. При этом всплеск инфляции придется на начало года, а с весны все должно прийти в норму.

Расчеты ЦБ строятся на том, что НДС повышается не на все товары. По российским законам существуют «социальные» товары и услуги, облагаемые НДС по льготной ставке в 10% или даже 0%. Они составляют примерно треть потребительской корзины, которую используют для подсчета главного показателя инфляции — индекса потребительских цен. Кроме того, 15% товаров на российском рынке продают микропредприятия, которые вообще могут не платить НДС. Таким образом, по подсчетам ЦБ, если бы даже все, кто должен теперь платить НДС по ставке 20%, подняли цены ровно на 2%, в целом инфляция ускорилась бы всего на один процентный пункт.

Но не все предприятия собираются повысить цены именно на 2%. ЦБ выборочно опросил руководство предприятий и выяснил, что повысить цены планируют три четверти из них, причем 25% — менее чем на 2%, а 13% — от 5% и выше. Торговцы чаще всего обещали поставить цены на 2–5% выше, а, например, предприятия ЖКХ — на 1–2%. Среди тех, кто запланировал рост цен больше 5%, преобладают строители. В среднем же по стране ожидалось повышение цен на товары, для которых НДС вырос на 2 процентных пункта, на 2,3–2,5%. Таким образом, общий вклад повышения НДС в инфляцию, как считает ЦБ, не должен быть намного больше 1,5 процентного пункта.

Ясно, что не все смогли поменять ценники строго 1 января. Например, повышение цен на услуги связи, где действуют долгосрочные тарифы, может затянуться надолго. Поэтому часть предприятий (14% опрошенных) собиралась увеличить свои цены еще осенью-зимой 2018 года, то есть до того, как повышение НДС вступит в силу, а часть, наоборот, не в январе, а позже. Судя по всплеску инфляции в декабре, из-за которого в 2018 году не была достигнута главная цель деятельности ЦБ — инфляция в 4%, многие повысили цены заранее.

Но главный вывод Центробанка в декабре не изменился — нужно переждать неизбежный шторм в начале года, а потом спокойно идти к заветным 4%.

Значит, все идет так, как и было запланировано?

Коротко. Мы не знаем! Пока лишь выяснилось, что цены так быстро растут не только из-за НДС. Подорожали те товары, которые дорожать не должны.

В сводке Росстата за первые две недели января есть тревожные сигналы. Оперативные данные по инфляции отражают в основном как раз цены на «социальные» товары, которые как облагались НДС по льготной ставке в 10%, так и облагаются. И именно на них и растут цены. Больше всего подорожали овощи и яйца (на них цены стремительно растут с конца прошлого года). Эта ситуация явно волнует чиновников — на том самом совещании у Путина они обсуждали, что нужно привлечь к контролю за ценами на социальные товары антимонопольную службу — подозревали ценовой сговор.

Производители продуктов приводят свои аргументы: по расчету ЦБ для них повышение должно было пройти незамеченным, но реальность оказалась иной. Поставщики сырья, оборудования и услуг, которые используются в сельском хозяйстве, платят НДС по базовой ставке. И они подняли цены не на 2%, а на 8–12%; такое повышение производители продуктов не могут компенсировать только за счет вычета «входящего» НДС из суммы «исходящего». Они жалуются, что себестоимость производства продуктов выросла (это называется инфляция издержек): подорожали корма, удобрения, топливо, транспорт; а потому они вынуждены поднимать свои отпускные цены.

Что происходит с ценами на входящие в потребительскую корзину категории товаров, которые облагаются по ставке 20%, пока точно не известно: официальные данные по большинству из них будут опубликованы только в начале февраля. Поступают отрывочные сведения, что цены растут: например, на несколько процентов цены подняли автомобильные компании; это уже немало — «вес» легковых автомобилей в потребительской корзине, по подсчетам ЦБ, — 5,6%.

Что более существенно, вновь подорожало топливо для этих автомобилей (цены на которое должны быть заморожены до марта): по официальным данным Росстата, за первые недели января — на 0,2%. Для бизнеса она выросла еще больше — нефтяные компании для многих из них отменили скидки.

Чиновники все это не предвидели?

Коротко. Центробанк еще в декабре знал, что население, похоже, в его оптимистичный план не верит; и это большая проблема. Поэтому ЦБ заранее поднял ключевую ставку.

Предвидели. Центробанк еще до Нового года сообщил, что резко выросли инфляционные ожидания населения (и бизнеса). Мало того, впервые с кризиса 2015 года участники опроса, с помощью которого ЦБ рассчитывает ожидания, оценили будущую инфляцию не ниже, чем та, которую они наблюдают сейчас. Таким образом, делает вывод ЦБ, население ожидает, что в 2019 году инфляция будет только ускоряться.

Повышенные инфляционные ожидания — главная опасность для стабилизации роста цен. Чем они выше, тем выше скорость обращения денег — люди стараются потратить рубли, пока все не подорожало, а не копить или инвестировать. Видя это, производители и торговцы в свою очередь повышают цены.

В августе, когда ЦБ делал свой прогноз о влиянии повышения НДС на рост цен, он оценивал инфляционные ожидания как «умеренные». Они должны были прибавить к «эффекту НДС» не более 0,2 процентного пункта роста цен. Но уже в декабре из-за возросших инфляционных ожиданий Центробанк неожиданно повысил ключевую ставку. Повышение ставки — обычно эффективный инструмент в борьбе с инфляционными ожиданиями; оно снижает скорость обращения денег: растет стоимость потребительских кредитов, а значит, уменьшается спрос на товары и услуги; повышаются ставки депозитов — населению выгоднее делать сбережения. Но, видимо, пока этот сигнал Центробанка не был услышан. В следующий раз ЦБ обсудит ставку 8 февраля; экономисты считают, что ставка вновь может быть повышена.

А что будет, когда «эффект НДС» закончится? Инфляция придет в норму?

Коротко. Опыт повышения НДС другими странами говорит, что цены вырастут не слишком сильно, но вот рост экономики может замедлиться. А для ускорения инфляции в России есть и другие причины.

ЦБ в своем исследовании приводит опыт других стран, которые повышали НДС в последние 14 лет. Что касается инфляции — опыт этот скорее оптимистичный: в среднем на каждый процентный пункт повышения НДС экономика реагировала подорожанием товаров и услуг на 0,5%. Но были и «побочные эффекты»: если страны сразу не тратили из бюджета то, что получили от повышения налога, то в экономике снижался спрос. То же самое возможно и в России, признает Центробанк; для борьбы с инфляцией это хорошо, а для роста экономики — плохо; слабый рост российской экономики в последние годы как раз поддерживает потребительский спрос. Чтобы поддержать рост, многие страны, повышавшие НДС, снижали ставки, тогда как российский ЦБ их повышает.

Россия решилась на повышение НДС именно для того, чтобы ускорить экономический рост. Предполагается, что в стране будут запущены дорогостоящие национальные проекты, а подъем ВВП ускорится до 3% в год. Однако, как считает глава Счетной палаты Алексей Кудрин, одних национальных проектов для этого не хватит.

Усилий ЦБ может не хватить и для борьбы с инфляцией. На нее влияют не только повышение НДС и инфляционные ожидания населения, но и внешние факторы. Темпы роста цен могут ускориться, если сильно изменятся — причем в любую сторону — цены на нефть; ту же опасность несут также новые американские санкции. Из-за того что Россия в этом году вновь меняет налогообложение нефтяного сектора, при росте цен на нефть может вновь подорожать бензин; по расчетам ЦБ, при цене на нефть в 90 долларов за баррель бензин подорожает на 10,9%, а инфляция дополнительно ускорится на 0,8 процентного пункта. При падении же цен на нефть или при ужесточении американских санкций может резко снизиться курс рубля; тогда импорт подорожает, а инфляция ускорится.

А почему все время кажется, что цены растут быстрее, чем сообщает Росстат?

Коротко. Есть разные инфляции. Если для Росстата цены в 2018 году выросли на четыре с небольшим процента, то нам кажется, что на десять с небольшим. ЦБ называет «народную» инфляцию «наблюдаемой» и учитывает ее в своем планировании.

Центробанк ориентируется на росстатовский индекс потребительских цен, но при этом учитывает и другую — так называемую наблюдаемую инфляцию; это то, как ощущает рост цен население. Понятно, что у каждого есть своя субъективная наблюдаемая инфляция; у разных слоев населения с разными особенностями потребления она сильно отличается; но она всегда выше официальной. В декабре, по данным ЦБ, наблюдаемая годовая инфляция в среднем составляла 10,2%. При этом опрошенные по заказу Центробанка респонденты ожидали, что и в следующие 12 месяцев цены вырастут на 10,2%.

Дмитрий Кузнец