разбор

Цены на бензин в России «заморозили». А почему они до этого так росли? И когда ждать следующего скачка?

Meduza
Кирилл Кухмарь / ТАСС / Vida Press

31 октября на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака нефтяные компании приняли на себя новые обязательства по сдерживанию цен на бензин. В противном случае правительство грозило лишить их возможности продавать топливо за рубеж. «Заморозка» продлится до следующей весны, хотя еще неделю назад нефтяники требовали от правительства разрешить им поднять цены более чем на четыре рубля за литр. «Медуза» объясняет, кто виноват в росте цен на бензин, сработает ли договор с правительством и когда ожидать нового скачка цен на топливо.

Почему в этом году так сильно подорожало топливо? Все из-за жадности владельцев нефтяных компаний?

Ответ про жадность нефтяников, если верить опросу ФОМ, — самый популярный среди жителей России. Некоторые чиновники и эксперты отвечают иначе: во всем виноват рост мировых цен на нефть (более чем на 70% с прошлого лета) и, как следствие, на бензин и дизельное топливо в Европе (на 17% в среднем по Евросоюзу с июля прошлого года; в Финляндии, например, литр 95-го бензина стоит на евро дороже, чем в Санкт-Петербурге). В апреле тонна бензина АИ-95 на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже стоила около 46 тысяч рублей, а на экспорт ее можно было продать за 57 тысяч. При таком раскладе нефтяникам выгоднее продавать топливо за границу, создавая дефицит внутри страны.

Правда, эта теория не очень согласуется со статистикой. На пике бензинового кризиса в мае розничные цены на автозаправках на разные виды топлива выросли на 5,2–5,6% в среднем по стране (и на 11% с лета 2017 года), сообщил Росстат. При этом, по данным того же Росстата, в апреле — мае рост экспорта бензина был незначительным: за границу шло 14–15,5% произведенного в России бензина, годом ранее — 13%. Равно как не было и дефицита на внутреннем рынке — в стране стабильно продавали столько же топлива в месяц, сколько и в 2017 году. Так что простая гипотеза «все продали за границу» не работает.

Тогда в чем же все-таки причина?

Возможно, дело в жадности правительства и особенности системы налогообложения нефтяной отрасли. Дело в том, что нефтяники получают мало выгоды от подорожания нефти. Все «излишки» с них снимают с помощью налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ): чем выше цена нефти, тем выше ставка налога. Естественно, нефтяные компании повышают отпускные цены на нефть и для внутренних потребителей — ведь НДПИ они платят с каждой добытой тонны, хоть экспортной, хоть переработанной в России. С начала этого года и по июнь цены сырой нефти для нефтеперерабатывающих заводов выросли, по данным Росстата, на 32%. В результате тонна бензина в начале лета стоила всего в 1,4 раза больше, чем тонна сырой нефти (за год до этого — в 1,9 раза больше).

Правительство облагает специальным косвенным налогом — акцизом — и сам бензин. За каждую тонну весной 2018 года нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) должен был заплатить 13,1 тысячи рублей. В результате в условиях роста цен на сырую нефть бензин продавать по старым ценам стало просто невыгодно. НПЗ резко подняли цены — на десятки процентов за последние два месяца весны.

Версию о том, что в росте цен виновато правительство, поддержал и президент Владимир Путин.

Цены на топливо в последние месяцы действительно сильно росли?

Нет. Правительство гордится тем, что ему удалось договориться с нефтяными компаниями и НПЗ. 30 мая вице-премьер Дмитрий Козак провел совещание с руководством компаний и обещал им снизить акциз на бензин на три тысячи рублей с 1 июня (вместе с отказом от запланированного повышения на 679 рублей со 2 июля). Взамен производители бензина обязались заморозить цены на уровне мая. Это оказалось не так уж сложно — мировые цены на нефть как раз прекратили расти, цены на бензин в Европе — тоже.

Летом и в начале осени розничные цены на заправках в среднем росли не быстрее, чем на 0,5% в месяц, — за счет независимых заправок (АЗС), которые правительству ничего не обещали.

Если цены на бензин теперь растут не так сильно, почему правительство снова потребовало «заморозки»?

Розничные цены почти не растут, а вот отпускные цены НПЗ — еще как. Только в сентябре (это последние доступные данные) они выросли в среднем по стране на 10% — последний раз такое было в кризисном мае. Так нефтяные компании и НПЗ решили восстановить «справедливость» — их собственные заправки работают в убыток, а потому они решили повысить цены для независимых АЗС. Это грозит мелким заправкам серьезным кризисом: рентабельность бизнеса падает, цены теперь всего в 1,7 раза выше, чем цены заводов (обычно — в два раза выше). Резко повысить цены АЗС не могут — они потеряют клиентов, которые уйдут к крупным сетям, принадлежащим нефтяным компаниям.

Правительство предвидело проблемы заранее, а потому еще летом провело закон, позволяющий экстренно поднимать вывозную пошлину на бензин до 90% от пошлины на нефть (сейчас для бензина действует ставка в 30% от пошлины на нефть). Пошлина в 90% считается «запретительной» — она делает практически невыгодным экспорт бензина. Например, при нынешних ставке пошлины на нефть и курсе рубля с каждой тонны экспортного бензина нужно будет заплатить в казну на пять с лишним тысяч рублей больше.

Пошлину в 90% уже вводили во время очередного скачка цен на бензин в 2011 году по предложению Игоря Сечина — тогда вице-премьера правительства. Обещали, что «запрет» просуществует недолго, но он продержался до 2015 года.

29 октября премьер Дмитрий Медведев пригрозил нефтяникам, что если они не пообещают остановить рост цен, правительство снова введет запретительную пошлину.

О чем теперь договорились правительство и нефтяники?

На этот раз нефтяники не стали дожидаться введения пошлины, а согласились на условия правительства: на совещании у Козака было решено, что нефтяные компании до 31 марта 2019 года будут поставлять независимым НПЗ на 3% больше нефти, чем в 2017 году по ценам этого мая. А заводы, получив гарантии поставок относительно дешевой нефти, не будут резко повышать отпускные цены.

А что же будет, когда соглашение закончится?

Ничего хорошего. Правительство твердо намерено с 1 января 2019 года вновь поднять акциз (на 3,5 тысячи рублей за тонну). Тогда же будет повышен НДС — с 18 до 20%. При этом чиновники уверены, что розничные цены не вырастут. «Во всяком случае, будем применять весь тот набор инструментов, который есть у правительства, чтобы этого не произошло», — сказал Дмитрий Козак.

Набор известен: правительство планирует в следующем году ввести «отрицательный акциз» для НПЗ — в случае поставок на внутренний рынок им будут возвращать часть разницы между внутренними и экспортными ценами на бензин. Однако при этом будут отменены экспортные пошлины на нефть и бензин, а также повышен НДПИ, что может привести к росту экспорта и внутренних цен, особенно если в мире снова подорожает нефть. Если рынок опять взорвется, правительство готово вернуться к запретительным экспортным пошлинам — «на временной основе».

АЗС уверены, что все эти меры не сработают. Их объединение — Российский топливный союз — сообщило Козаку, что после роста налогов 1 января цены нужно будет повысить минимум на 4,4 рубля за литр бензина.

Дмитрий Кузнец