Перейти к материалам
Исполняющий обязанности губернатора Приморья Олег Кожемяко на избирательном участке. Владивосток, 16 декабря 2018 года
истории

Дед Мороз с подарками из Москвы Как Кремль сначала проиграл выборы в Приморье — а теперь вернул туда своего губернатора. Репортаж Ильи Жегулева

Источник: Meduza
Исполняющий обязанности губернатора Приморья Олег Кожемяко на избирательном участке. Владивосток, 16 декабря 2018 года
Исполняющий обязанности губернатора Приморья Олег Кожемяко на избирательном участке. Владивосток, 16 декабря 2018 года
Юрий Смитюк / ТАСС / Scanpix / LETA

16 декабря в Приморском крае прошли губернаторские выборы. Это были уже третьи выборы главы региона за последние четыре месяца — результаты предыдущих отменили из-за масштабных фальсификаций в пользу кандидата от «Единой России», действующего губернатора Андрея Тарасенко. Тарасенко в итоге уступил пост временного главы региона Олегу Кожемяко — который и выиграл заново назначенные выборы в первом туре, получив, по официальным данным, около 60% голосов. Коммунист Андрей Ищенко — соперник Тарасенко, едва не победивший его в сентябре, — в этих выборах участие не принимал. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев отправился во Владивосток и выяснил, как Олег Кожемяко с помощью приехавших из Москвы политтехнологов и финансовых вливаний из федерального центра два месяца зачищал политическое и медийное пространство в регионе.

«А что говорить?» — смеясь, спрашивал у помощников исполняющий обязанности приморского губернатора Олег Кожемяко, глядя на толпу региональных журналистов. В 11 вечера в воскресенье в его общественном штабе собрались мужчины в костюмах, женщины в офисных платьях и журналисты — послушать, что избранный губернатор расскажет про итоги кампании: к тому времени обработали уже три четверти бюллетеней, и было понятно, что Кожемяко уверенно побеждает в первом туре.

Пожав руки и сфотографировавшись со всеми желающими, Кожемяко, официально ставший губернатором уже четвертого региона России, все-таки нашел о чем поговорить. «Будем работать вместе и обновлять команду, которая знает истинное положение дел, — сообщил он. — Будем опираться на помощь федерального центра, на финансовую поддержку». Претензию относительно того, что его конкурентами на выборах были в основном спойлеры — кандидаты, согласованные с властью и только изображающие борьбу, — Кожемяко отверг, заявив, что регистрироваться никому не мешали, а проблема была в том, что у оппозиции просто не было конструктивных предложений. «С какой платформой [они могли] выходить? — риторически спросил губернатор. — Критика власти? Так я ее и сам критиковал!»

С момента триумфального выступления Кожемяко прошло еще три часа, но его основной конкурент — Андрей Андрейченко, член ЛДПР, занявший на предыдущих выборах третье место, — на словах по-прежнему не собирался сдаваться. «Это Приморье, все может случиться, — сообщил он корреспонденту „Медузы“ и нервно засмеялся. — Сентябрьская история расширила мне сознание».

Ничего так и не случилось: на момент публикации этого материала победу Кожемяко в первом туре признали федеральные власти, а в Центризбиркоме сообщили, что выборы прошли без нарушений. Судя по всему, в Москве сделали выводы из случившегося в сентябре — и устроили повторные выборы так, чтобы эксцессов не произошло. Платформы у оппозиции не было отчасти потому, что главный оппозиционный кандидат, фактически уже один раз выигравший выборы, на этот раз просто не попал в бюллетень. А финансовая поддержка из центра, о которой Кожемяко говорил в своем штабе, стала одним из главных инструментов кампании исполняющего обязанности губернатора.

Дальневосточный Грудинин

16 сентября Андрей Ищенко должен был стать губернатором Приморского края. К моменту, когда местный избирком обработал 95% бюллетеней, кандидат от КПРФ набирал больше половины голосов избирателей и побеждал во втором туре действующего главу региона Андрея Тарасенко. После этого, однако, начались странности: результаты голосования на сайте ЦИК перестали обновляться, а когда все-таки обновились — выяснилось, что Тарасенко резко вырвался вперед.

Оба кандидата обвинили друг друга в нарушениях и фальсификациях. Ищенко объявил голодовку (она продлилась меньше суток), а недовольные результатами выборов собрались во Владивостоке на протестный митинг. Глава федерального ЦИК Элла Памфилова заявила, что расценивает фальсификации как «удар под дых». В итоге результаты выборов попросту отменили целиком — и назначили новые через три месяца. Тем временем Владимир Путин отправил Тарасенко в отставку (теперь он работает заместителем главы Федерального агентства морского и речного транспорта) — и назначил Олега Кожемяко, который успел к тому времени поруководить тремя соседними регионами.

Памфилова заявила, что не рекомендует участвовать в новых выборах ни одному из кандидатов, боровшихся в отмененном втором туре, но Ищенко поначалу этому совету следовать не собирался. Зато ему неожиданно последовала родная партия кандидата: в начале ноября в КПРФ заявили, что попросту не собираются выдвигать своего кандидата на новые выборы, поскольку считают их назначение незаконным. Коммунисты еще в сентябре говорили, что нужно было отменять результаты второго тура не целиком, а только на тех участках, где были зафиксированы фальсификации, — тогда бы Ищенко победил. Теперь же он остался без партийной поддержки — но через некоторое время заявил, что все же попытается пойти на выборы в качестве самовыдвиженца.

Протестный митинг в поддержку Андрея Ищенко. Владивосток, 22 сентября 2018 года
Алексей Мирный / ТАСС / Vida Press
Кандидат в губернаторы Приморья от КПРФ Андрей Ищенко после второго тура выборов главы региона, 17 сентября 2018 года
Александр Хитров / AP / Scanpix / LETA

Как рассказывает «Медузе» источник в штабе Олега Кожемяко, новый глава региона вовсе не стремился выбивать из гонки основного конкурента — наоборот, ему хотелось отличаться от Тарасенко и провести кампанию, похожую на честную. Когда у Ищенко возникли проблемы с муниципальным фильтром, депутаты-единороссы предоставили ему 58 подписей — меньше, чем остальным кандидатам, но для преодоления фильтра этого могло хватить. В итоге не хватило: на этапе регистрации подписей выяснилось, что несколько депутатов, поддержавших Ищенко, до того поддержали другого кандидата — а дублировать подписи запрещено законом. «Вся деятельность по выдвижению Ищенко выглядела вполне странно. Он мог бы пройти фильтр, если бы выдвинулся в нормальные сроки, — рассуждает местный политолог Вячеслав Беляков, помогавший кампании Кожемяко. — Но он четыре дня думал, чтобы податься самовыдвиженцем в красивую дату, 7 ноября. После этого оставалась всего неделя (на самом деле две недели — прим. „Медузы“), и пройти за это время муниципальный фильтр без административного ресурса очень сложно. Наверное, Ищенко все сделал правильно — смог сохранить лицо, не участвуя в политической борьбе».

После сентябрьского поражения Тарасенко на Дальний Восток потянулись московские политтехнологи — исправлять сделанные ошибки. Одной из их задач была нейтрализация протеста и Ищенко как его ситуативного лидера. Власть не хотела, чтобы коммунист выбывал из гонки, но его позиции должны были быть ослаблены. «Обманутые дольщики вдруг появились в телевизоре. Это же сигнал, он же понимает, что на этом все не остановится», — поясняет источник в штабе Кожемяко, добавляя, что встречаться с Ищенко представителям власти даже не пришлось: «Это [может быть расценено как] угрозы, давление. Человек сам все поймет».

Андрей Ищенко владеет небольшой строительной фирмой — и в злоупотреблениях его пытались обвинить еще накануне сентябрьского тура, когда рядом с домом политика появились люди с плакатами «Верни наши деньги» и «Где наши квартиры». Представители Ищенко сочли акцию политической — компания коммуниста владеет всего двумя домами; один уже построен, а другой должен быть сдан в эксплуатацию только в 2019 году. В ноябре обманутые дольщики возникли снова — теперь Ищенко обвиняли в срыве проекта, к которому его компания не имела никакого отношения. «Он как депутат [приморского заксобрания] занимался темой, пришел на улицу Пихтовую встретиться с людьми и на какой-то встрече сказал, что если бы ему дали этот участок, он мог бы достроить дом», — объясняет «Медузе» помощник Ищенко, попросивший не называть свою фамилию. По версии самих дольщиков, Ищенко хотел «прибрать дом к рукам», став председателем жилкооператива, а спас ситуацию своим вмешательством Олег Кожемяко, дав людям «надежду на разрешение квартирного вопроса».

Как объясняют собеседники «Медузы», из Ищенко пытались сделать «приморского Грудинина» — предположительно нечистоплотного бизнесмена, подавшегося во власть. Методы, по словам помощника политика, использовались примерно те же: «Например, подбегают ******** [ненормальные] девочка и мальчик с фотоаппаратом и микрофоном и спрашивают — а почему вы жену бросили? А вот обманутые дольщики говорят, что вы им угрожаете, это правда? Это приобретало масштабы сюра». «Ищенко ушел самострелом, — резюмирует Дмитрий Гусев, один из приехавших в Приморье московских политтехнологов. — Ему просто надо было сохранить лицо».

Другим потенциальным конкурентом Кожемяко называли Виталия Веркеенко, который в декабре 2017-го стал мэром Владивостока и за неполный год успел накопить хороший политический капитал. «Он хоть и не был избран всенародным голосованием, заработал честное уважение, — рассказывает Юрий Кучин, известный в Приморье оппозиционный политик. — Мы ходили к нему на приемы. Например, было проблемное озеро в микрорайоне, куда стекала канализация, он решил проблему. Он действительно заслужил симпатии горожан». «Город, конечно, не преобразился кардинально, но Веркеенко, пожалуй, был лучшим мэром из всех, кто до этого управлял Владивостоком», — добавляет нынешний координатор штаба Навального в Приморье Владимир Дубовский (все предыдущие мэры Владивостока рано или поздно оказывались фигурантами уголовных дел).

Через неделю после назначения Кожемяко главой региона Виталий Веркеенко подал в отставку, заявив, что потерял мотивацию работать. В конце октября — заявил в фейсбуке, что будущие губернаторские выборы «не сулят ничего хорошего», а для власти «псевдоспокойствие» в регионе более важно, чем уровень коррупции и преступности. «Политтехнологи и „внутриэлитная“ борьба собственноручно расшатали регион, — писал Веркеенко. — Технологи делают из лидеров ненастоящих, мультяшных героев». Бывший мэр предложил перенести выборы на год вперед, а в качестве потенциально успешного губернатора назвал вовсе не себя, а почему-то главу местного ФСБ Игоря Стручкова. Собеседники «Медузы» в регионе считают, что, если бы Веркеенко заявил о собственных губернаторских амбициях, шансов у него было бы даже больше, чем у Ищенко, — но после отставки политик вернулся в бизнес: проекты его автомобильного холдинга «Технохолдинг Сумотори» завязаны на сотрудничество с региональными властями, и испытывать судьбу Веркеенко, видимо, не захотел.

Темники и блоки

Нынешняя кампания дорого обошлась Приморским властям — собеседник «Медузы» в штабе Кожемяко винит во всем малые сроки подготовки к выборам и проблемы с протестным электоратом. По его словам, основные траты пришлись на СМИ — причем не только официальные медиа, но и, например, телеграм-каналы.

Как рассказывает «Медузе» владелец нескольких приморских телеграм-каналов, московские технологи не мелочились, предлагая за один телеграм-канал от полумиллиона рублей. Соглашались не все, но, например, критиковавший администрацию Приморья канал «Коррозия власти» (чуть более 5 тысяч подписчиков) за 1,5 миллиона рублей был взят на «информационное обслуживание» — то есть, как утверждает собеседник «Медузы», осведомленный о ходе переговоров, начал писать то, что требовалось заказчику.

Работало это так: администраторам каналов высылался «темник», в котором указывалось, как нужно описывать происходящие в регионе события. Один из таких «темников» есть в распоряжении «Медузы». В нем, например, предлагается, рассказывая о грядущем переносе столицы Дальневосточного федерального округа во Владивосток, ссылаться на мнение политолога Олега Матвейчева о том, что это решение «демонстрирует политическую мощь» Кожемяко. «Отражаем, что это была инициатива главы региона О. Кожемяко, который в оперативные сроки пролоббировал эту тему на федеральном уровне, — сообщается в темнике. — Отмечаем, что ранее по теме с уверенностью высказывался и губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, однако его уверенность была лишь популизмом».

Платили не только за «информационное обеспечение», но и за другие услуги: например, как рассказывает главный редактор одного из местных изданий, за 200 тысяч рублей в месяц можно было поставить «блок» на Веркеенко: в этом случае СМИ обязывалось не размещать никаких новостей о бывшем мэре — ни хороших, ни плохих. Платили и просто за посты в фейсбуке: например, о том, что с приходом Кожемяко протестовать и поддерживать Ищенко не имеет смысла.

По словам собеседника «Медузы», близкого к избранному губернатору, Кожемяко оплачивал расходы на СМИ из своего кармана — летом его семья продала рыболовный бизнес в Приморье; сумму сделки оценивали в 430 миллионов долларов. Впрочем, основные инвестиции в победу Кожемяко поступили в регион из федерального бюджета.

Подарки из Москвы

14 декабря, за два дня до выборов, актовый зал администрации Приморского края был заполнен молодыми спортсменами и их родителями. Олег Кожемяко решил не выступать с кафедры — вместо этого он вышел на середину сцены, по-спортивному расставив ноги на ширине плеч. «Мы будем прилагать все усилия, чтобы спорт был доступным всем, чтобы наши дети занимались бесплатно в муниципальных спортивных залах, чтобы им доплачивали премии из краевого бюджета и бюджета федерации, — говорил тогда еще врио губернатора. — Мы понимаем, как важен спорт в жизни каждого человека».

За два месяца во главе региона Кожемяко постарался убедить его жителей, что вместе с ним в Приморье придут деньги, — и стал раздавать подарки, как Дед Мороз перед Новым годом. Подарки эти делались в основном за счет вливаний из Москвы. Например, оттуда поступило 2,6 миллиарда рублей «на спасение здравоохранения» (закупку оборудования, оплату кредитов, повышение зарплаты врачам). Федеральный центр пообещал перечислить больше 7 миллиардов рублей на переселение людей из аварийного жилья и еще 3,7 миллиарда — на строительство дамбы и борьбу с наводнениями. Новости обо всем этом в местной прессе сопровождались заголовками вроде «Кожемяко выбил деньги для Приморья».

Кроме того, новый глава региона внес в местный парламент закон о льготах и выплатах «детям войны» — фактически перехватив повестку у несостоявшегося соперника: первым это пытался сделать все тот же Андрей Ищенко. Параллельно Кожемяко договорился с Москвой о том, что автомобили, которые ввозятся в Приморье, в ближайший год не будут в обязательном порядке устанавливать систему «ЭРА-ГЛОНАСС»: 16 ноября врио губернатора рассказал об этом Дмитрию Медведеву, остановившемуся во Владивостоке по пути в Папуа — Новую Гвинею, — а уже через пять дней премьер подписал документ, предусмотревший исключение для региона. Включился в кампанию Кожемяко и Владимир Путин, незадолго до дня выборов подписавший закон о переносе столицы Дальневосточного федерального округа во Владивосток.

«Одержанная такой ценой победа Кожемяко на самом деле стала отличным подарком оппозиционным кандидатам следующего сезона, — считает политолог Аббас Галлямов. — Одной из главных линий своих кампаний они, безусловно, сделают теперь тему „подарков, которыми вас осыплет Москва, если вы проголосуете против ее кандидата в первом туре“. Не представляю себе избирателя, который, имея перед глазами пример такого аттракциона неслыханной щедрости, не захотел бы в нем поучаствовать».

Честность и чистота

Перед днем выборов в Приморье сложилась уникальная ситуация. Как рассказали «Медузе» представители движения «Голос», ни одному из предположительно оппозиционных кандидатов не оказались нужны независимые наблюдатели, которых «Голос» был готов предоставить бесплатно. Все кандидаты решили, что будут рассчитывать на своих наблюдателей.

15 декабря, в день тишины, кандидат от ЛДПР Андрей Андрейченко как раз проводил с ними обучающую встречу. 34-летний политик оказался на ней самым молодым — его и его коллег из Госдумы слушали в основном женщины пенсионного возраста. «У нас тут членов партии — 4000 человек, на них мы и опирались, у нас был просто шквал звонков желающих, — объяснял Андрейченко свой отказ от сотрудничества с „Голосом“. — Мы все позиции [наблюдателей], возможные по закону, закрыли сразу. У нас даже есть резерв — если вдруг кто-то заболеет».

Разговаривая с «Медузой», Андрейченко, член ЛДПР с 12-летним стажем, всю взрослую жизнь занимающийся политикой, умудрился ни разу не произнести фамилию Кожемяко. «Я про соперников не думаю, — рассуждал он. — Людей не интересует мое мнение о кандидатах, их интересует то, что дров нет, зарплата маленькая — насущные проблемы, которые копились в крае». Напоследок политик сообщил, что уверен, что выборы в регионе будут проходить честно.

Владимир Дубовский, координатор местного штаба Навального, занимавшийся в том числе и наблюдением на выборах, видит ситуацию иначе. По его словам, утром в день выборов он лично объехал дюжину избирательных участков — и на десяти из них не обнаружил ни одного наблюдателя. Узнав об этом, корреспондент «Медузы» позвонил Андрейченко, но тот ответил, что такого не может быть — просто кто-то «отошел» или «опоздал». Когда вечером корреспондент «Медузы» вместе с главой местного отделения «Голоса» Андреем Гусевым объехал семь избирательных участков в центре Владивостока, наблюдатели от ЛДПР обнаружились только на двух.

Гусев и «Голос» получили 20 мандатов на право наблюдения от штаба Кожемяко. Выбирать участки, за которыми они будут следить, наблюдатели не могли — но зафиксировали нарушения и на тех, куда их отправили власти. Александр Налимов, работавший на УИК № 551, рассказал, как на участок привезли на автобусе группу молодых людей, которые сами не знали, по какому адресу прописаны. Наблюдатель попытался задержать автобус, но его пассажиры сбежали, а на место происшествия приехал некий мужчина на джипе, который стал угрожать Налимову и уехал, только когда наблюдатель позвонил в полицию. Этого же мужчину Налимов встретил на следующий день — тот раздавал деньги наблюдателям от штаба Кожемяко.

На странности с голосованием после выборов обратили внимание сразу несколько экспертов — математик Сергей Шпилькин предположил, что «приписать» могли не менее 170 тысяч голосов, а автор проекта «Электоральная география» Александр Киреев заметил, что на некоторых участках данные по голосованию повторялись с точностью до десятых долей процента.

В самом Приморье, впрочем, считают, что выборы прошли чисто — член местного ЦИК даже заявил, что результаты подсчитали так быстро из-за того, что в избирком не поступило ни единой жалобы. Занявший на выборах третье место кандидат от Партии роста Алексей Тимченко также признал выборы «честными» и «открытыми». И только Андрейченко, памятуя о сентябрьском расширении сознания, на следующий день после выборов заявил, что подал заявление о нарушениях. К моменту публикации этого материала приморский ЦИК уже его отклонил.

Андрей Ищенко, чуть было не ставший в сентябре главой региона, отказался обсуждать с «Медузой» ситуацию в Приморье. «Я стройкой занялся, — сообщил он в переписке, выслав фотографию недостроенной 12-этажки. — Я дома строю, тут я хозяин. Я год жил выборами, а их отменили. Устал я». Уже в понедельник в ответ на просьбу оценить результаты голосования Ищенко прислал сообщение, состоявшее из одного слова: «Продавили».

Илья Жегулев, Владивосток