истории

Рабочих привезли в закрытый город на Камчатке строить военные объекты. Теперь им не платят зарплату и угрожают полицией

Meduza
Вилючинск на фоне одного из камчатских вулканов, 10 декабря 2011 года
Вилючинск на фоне одного из камчатских вулканов, 10 декабря 2011 года
Владимир Карпов / Фотобанк Лори
Обновление от 12 ноября. В материал добавлен комментарий представителя Промсвязьбанка.

Десятки рабочих приехали в закрытый камчатский город Вилючинск строить военные объекты. Им не платят обещанную зарплату — и они не могут уехать

В сентябре 2018 года электромонтажник из Казани Руслан Шамсутдинов наткнулся на объявление о работе на одном из сайтов вакансий: компания «Строительное управление зданий и сооружений» (СУЗС) искала электромонтажника на объект в городе Вилючинске на Камчатке, обещая зарплату в 80 тысяч рублей. Шамсутдинов подал заявку — и его приняли на работу. На Камчатку он приехал 12 октября.

Вилючинск — город на берегу бухты Крашенинникова, имеющий статус закрытого административно-территориального образования: здесь базируется несколько атомных подводных лодок и связанных с ними военных частей. В Вилючинске действует пропускной режим — однако, как рассказывает Шамсутдинов, его ввезли в город без соответствующих документов, на лодке. Он приступил к работе и 25 октября должен был получить аванс — но его не заплатили. Пообщавшись с коллегами, монтажник выяснил: уже несколько месяцев рабочим, которые строят военные объекты под условными номерами 720 и 3002 (подробнее о том, что они строят, ни сам Шамсутдинов, ни его коллеги рассказывать «Медузе» не захотели), не выдают обещанную зарплату — или выдают сильно меньше обещанного. Уехать из города они не могут, поскольку въехали в него нелегально — и на КПП их могут арестовать.

«Медуза» пообщалась еще с тремя коллегами Шамсутдинова (всего рабочих на двух объектах, по их оценкам, около 70 человек). Их истории похожи. Электромонтер Павел ехал в Вилючинск из Хабаровска на зарплату в 80 тысяч рублей (объявление с сайта вакансий, на которое откликнулся Павел, есть в распоряжении «Медузы»). По его словам, в «СУЗС» огромная текучка кадров: «Местные вообще не работают, потому что их обманывают, а неместные выехать не могут — им деваться некуда». За два месяца ему заплатили 25 тысяч рублей; сейчас мужчина собирается написать заявление на увольнение (по его словам, работодатели попросили его не увольняться, а уйти в отпуск) и надеется 16 ноября уехать в Хабаровск.

«Мы в плену обстоятельств, — говорит еще один казанский электромонтажник, приехавший в Вилючинск 10 октября. — Разговаривать не хотят, говорят — будете поднимать шум, вывезем за периметр — и делайте что хотите».

По словам еще одного его коллеги, на руки рабочим выдавали по 2 тысячи рублей. Мужчину тоже привезли в город на лодке — «а дальше обходными путями». «Ребята ехали заработать денег под Новый год, в итоге все с нулем сидят и без пропусков [позволяющих въезжать в Вилючинск и выезжать из него], — говорит электромонтажник. — Трем людям только дали пропуск. Слава богу, хоть паспорта никто не отбирает».

Это не первый случай, когда строители в Вилючинске жалуются на задержки выплат. Из-за коррупции при строительстве объектов ВМФ упразднили Спецстрой России

Проблемы при строительстве военных объектов в Вилючинске возникают не впервые. В 2015 году сотрудники, нанятые Спецстроем (федеральным агентством, которое на тот момент отвечало за возведение военных объектов) для строительства пирса для подводных лодок, трижды приостанавливали работу из-за того, что им не платили зарплату, и из-за того, что предприятие не перечисляло взносы в Пенсионный фонд. В конце марта 2016 года рабочие объявили очередную забастовку; после этого к ним приехали представители руководства ВМФ и заявили, что деньги на зарплаты были перечислены Спецстрою в полном объеме. Издание «Камчатский край» сообщало со ссылкой на местного профсоюзного лидера Олега Федорова, что «после визита военного чиновника руководство выдало рабочим по 5 тысяч рублей из некоего чемодана с наличностью, настойчиво попросив никуда не жаловаться».

Подводные лодки на базе в Вилючинске, 17 сентября 2011 года
Подводные лодки на базе в Вилючинске, 17 сентября 2011 года
Алексей Куденко / Sputnik / Scanpix / LETA

В 2017 году генпрокурор России Юрий Чайка в своем докладе о состоянии законности в России упоминал, что на строительстве объектов ВМФ, в частности в Вилючинске, при участии фирм-посредников было украдено более 1,6 миллиарда бюджетных рублей. Чайка также указал, что многочисленные нарушения закона в подведомственных Спецстрою организациях привели к тому, что в ноябре 2016 года Владимир Путин упразднил Спецстрой, передав его функции Минобороны.

Рабочие в Вилючинске объявили забастовку. Их работодатели ссылаются на Спецстрой и угрожают сотрудникам

По словам Шамсутдинова, часть сотрудников «СУЗС» перестала работать после 3 ноября, когда в Вилючинск приехал директор предприятия и его формальный владелец Александр Зорыч — и в ответ на просьбу заплатить рабочим пообещал уволить всех недовольных.

6 ноября Руслан Шамсутдинов с двумя коллегами пришел в отдел кадров «СУЗС» и попросил рассчитаться с ним и отпустить домой. (Запись разговора есть в распоряжении «Медузы».) Руководитель отдела кадров, жена директора предприятия Нина Зорыч ответила электромонтажнику, что он оформлялся в Москве — а значит, и рассчитают его там; на вопрос, когда Шамсутдинову дадут билет в Москву, она затруднилась ответить, перенаправив сотрудника к своему мужу. Шамсутдинов сказал, что готов подождать Александра Зорыча; начальник отдела кадров возмутилась.

«Вы думаете, он встанет и прибежит по одному только вашему зову? — спросила она, сильно повысив голос. — Вы немножко приземлитесь, а то придется сейчас мужиков вызвать, на хер. Посмотри он какой, *****, татарва чертова! Я сейчас тебе тон такой покажу, говно сидит на лопате! Сейчас мужиков вызываю и полицию вызываю».

К беседе присоединился мужчина, который сообщил, что сдает «СУЗС» помещения, и объяснил, что проблемы с деньгами возникают из-за того, что у основного подрядчика — им мужчина назвал Спецстрой — «меняются структура и банк». Он попросил Шамсутдинова «потерпеть», сообщив, что «никто никого кидать не хочет», но ситуация «ужасная» и денег «просто физически тупо нет» и не будет минимум месяц: «Вы можете биться об стенку головой, но ничего от этого не изменится». Шамсутдинов сказал, что готов обращаться в СМИ и прокуратуру, упомянув, что у рабочих нет пропусков в город; узнав об этом, мужчина начал угрожать монтажнику. «Я местный житель, я сейчас позвоню в полицию, вас сейчас вывезут — и вы сюда больше никогда не заедете и даже ничего не сможете сделать, — сообщил он. — Поэтому давайте по-человечески».

— Я когда домой попаду? — спросил Шамсутдинов.

— Когда вы начнете по-человечески соображать, — ответила Зорыч.

— Вы не понимаете, — добавил мужчина. — Вы ничего не добьетесь. Хуже будет только.

— Когда я домой попаду? — еще раз спросил монтажник.

— Еще раз объясню, чтоб вы понимали, — сказал мужчина. — Наша страна — интересная страна. Сейчас на сегодняшний момент все наши деньги тупо заморожены.

— Вы пойдете в прокуратуру, и прокуратура ничего не сможет сделать. Это вот оттуда, — добавил он, указав наверх. — Вы сами понимаете, что такое военные?

Кроме того, мужчина объяснил Шамсутдинову, что все расчеты Спецстроя теперь должны идти через Промсвязьбанк, потому что «государство так решило», хотя этого банка «просто тупо нет на Камчатке». В декабре 2017 года Центробанк объявил о санации Промсвязьбанка, который в тот момент входил в десятку крупнейших российских банков по размеру активов. В январе 2018 года стало известно, что государство намерено использовать Промсвязьбанк для финансирования оборонных заказов — от всех компаний, участвующих в выполнении таких заказов, потребовали перевести туда счета. Председателем правления банка стал Петр Фрадков, сын бывшего премьер-министра и бывшего директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова.

12 ноября с «Медузой» связалась представительница пресс-службы Промсвязьбанка. Она сообщила, что «перевод счетов в уполномоченный банк происходит поэтапно» и не мешает компаниям «параллельно проводить все расчеты также через предыдущий обслуживающий банк», независимо от того, открыт ли уже счет в Промсвязьбанке. «Для того чтобы обслуживать компанию, осуществлять расчеты, физическое присутствие банка в регионе необязательно», — добавила она.

В заключение беседы начальник отдела кадров Зорыч сообщила Шамсутдинову, что договор с ним расторгнут и ему купят билет домой. «Вы не оправдали наших ожиданий, к сожалению», — сказала женщина. «А я бы с вами так легко не расстался бы, если честно, — сказал мужчина и добавил, обращаясь к Зорыч. — Я удивляюсь, что вы так хорошо относитесь к людям. Я бы пожестче сделал».

«Медуза» связалась с Ниной Зорыч. В ответ на просьбу объяснить ситуацию с задолженностями та попросила у корреспондента телефон руководства. «Я ведь могу написать на вас заявление в полицию за вторжение в частную жизнь и клевету, — сказала она. — Законы надо изучать!» В чем заключается клевета, Зорыч не объяснила; отвечать на вопросы по существу она не захотела.

Один из подрядчиков строительства в Вилючинске — инструктор Дмитрия Медведева по горным лыжам. Заказывали объекты структуры Минобороны

Как выяснила «Медуза», госконтракт на строительство «сооружения № 720/1» в Вилючинске получила компания «Фронт Инжиниринг». Ранее она была зарегистрирована по тому же адресу в московском 2-м Южнопортовом проезде, что и «СУЗС»; у двух компаний до сих пор общий телефон. Собеседники «Медузы» в Вилючинске также говорят, что «СУЗС» работает «под брендом» Front Engineering. У «Фронт Инжиниринг» солидный послужной список: в частности, компания работала на строительстве стадионов в Москве и Петербурге, зданий префектуры московского ЦАО и нескольких московских судов, жилых комплексов в Москве и Волгограде и многих других объектах.

Контракт на строительство другого вилючинского объекта, упомянутого собеседниками «Медузы» (под номером 3002), получила компания «Росинжиниринг энерджи». Половина ее принадлежит офшорной компании на Кипре, а другая половина — ЗАО «Росинжиниринг». Основным владельцем этой компании является Дмитрий Новиков, знакомый премьер-министра Дмитрия Медведева, выступавший его инструктором по горным лыжам, а также один из крупнейших подрядчиков олимпийского горного кластера в Красной Поляне и горнолыжного курорта «Игора» (в последнем проходила свадьба бизнесмена Кирилла Шамалова с Катериной Тихоновой, которую неоднократно называли дочерью Владимира Путина).

Разыгрывало оба контракта входящее в структуру Минобороны Главное военно-строительное управление № 4. Лозунг на его сайте гласит: «Строить — значит созидать!»

Илья Жегулев

При участии Ивана Голунова и Александра Горбачева