истории

«Это за гранью добра». Мединский пытается сменить главу Фонда кино — это угрожает хорошим российским фильмам

Meduza
Директор «Государственного центрального музея кино» Лариса Солоницына
Директор «Государственного центрального музея кино» Лариса Солоницына
Кирилл Каллиников / Sputnik / Scanpix / LETA

Вечером 18 сентября стало известно, что министр культуры Владимир Мединский предложил правительству РФ назначить на должность директора Фонда кино руководителя Музея кино Ларису Солоницыну. Последние пять с половиной лет фонд возглавляет Антон Малышев, с которым, по информации трех источников «Медузы» в Фонде кино, у Мединского давний конфликт. Спецкор «Медузы» Саша Сулим выяснила, кому и зачем понадобилось менять руководителя организации, при котором российское кино достигло рекордных кассовых показателей.

Министерство культуры подчинило себе Фонд кино. Индустрия опасается, что он перестанет быть таким эффективным

Фонд кино был основан правительством России в 1995 году. В 2009-м Владимир Путин, который тогда занимал должность премьер-министра, принял решение вывести финансирование отечественного кино из министерства культуры на площадку, подконтрольную правительству. Работающий в фонде собеседник «Медузы» говорит, что все эти годы организация «достаточно жестко» контролировалась Минкультом — фондом было подписано с ним специальное соглашение, по которому туда поступали бюджетные деньги на финансирование российского кино.

В конце августа 2018 года правительство РФ утвердило новый устав Фонда кино — теперь его практически полностью будет контролировать министерство культуры. По этому документу, Минкульт получил право самостоятельно составлять списки кандидатур на пост директора фонда и членов его совета — утверждать их по-прежнему будет правительство. Сегодня попечительский совет фонда возглавляет советник президента по культуре Владимир Толстой; в совет, в частности, входят режиссер Алексей Попогребский, генеральный директор Первого канала Константин Эрнст, заместитель руководителя ВЭБа и бывший пресс-секретарь премьер-министра РФ Наталья Тимакова, гендиректор Мосфильма Карен Шахназаров.

Полномочия попечительского совета фонда также изменились: если раньше он выбирал директора фонда и утверждал окончательный список финансируемых фильмов, то сейчас этим будет заниматься совет фонда — эта структура появилась в новом уставе, и она будет формироваться министерством культуры. Попечительскому совету останется лишь надзорная функция: раз в год он будет проверять аудиторское заключение — следить за тем, чтобы средства фонда были потрачены по назначению.

«Министерство культуры не оставляет попыток взять Фонд кино под тотальный контроль. Это продолжается не первый год. И вот после своего переназначения министру все-таки удалось продавить новую версию устава фонда», — рассказал источник «Медузы», близкий к фонду.

31 августа, сразу после того, как на сайте правительства был опубликован новый устав, главные игроки кино- и телеиндустрии России написали письмо Мединскому с просьбой сохранить команду Фонда кино во главе с его нынешним директором Антоном Малышевым. Письмо подписали режиссеры и продюсеры Тимур Бекмамбетов, Федор Бондарчук, Павел Лунгин, Александр Роднянский, Валерий Тодоровский, Алексей Учитель, Константин Эрнст и другие.

Продюсер Александр Роднянский в беседе с «Медузой» назвал работу команды Фонда кино «одним из самых эффективных менеджментов» в сфере культуры: «Тот факт, что письмо в поддержку руководства фонда подписали практически все участники индустрии, говорит об отсутствии в Фонде кино коррупции. Все решения принимаются в интересах российского кино в целом, а не исходя из чьих-то личных предпочтений».

Министерство хочет найти в фонде мошенничество. В фонде говорят, что это невозможно

12 сентября несколько десятков российских СМИ написали о том, что МВД возбудило два уголовных дела по фактам мошенничества и хищения бюджетных средств в Фонде кино. Однако сами сотрудники настаивают: никаких хищений не было.

«Министр сейчас в идиотской ситуации, — говорит источник „Медузы“ в Фонде кино. — Он, получается, должен забить на мнение отрасли и внести свою кандидатуру [нового директора], что, наверное, не очень прилично даже для него — письмо [в защиту нынешней команды] подписали Эрнст, Златопольский, Бондарчук, Лунгин, Сельянов. Поэтому он, видимо, решил облить грязью фонд и его директора. Показать, что там все плохо — хищения в особо крупных размерах».

Суть «мошенничества» и «хищений» заключается в том, что руководство фонда в апреле 2018 года решило составить список прокатных компаний, которые не выполнили перед ним свои обязательства — не выпустили фильм или выпустили, но не вернули возвратные деньги. Такие долги нашлись у 21 проекта из нескольких сотен, профинансированных Фондом кино за все время его существования.

По словам собеседника «Медузы» в фонде, чаще всего компании-должники не возвращают кредит, потому что у них просто нет денег. Обычно в таких случаях фонд направляет претензию, потом подает в суд, а дальше долги должны взыскивать уже судебные приставы, однако в большинстве случаев этого не происходит — должникам по-прежнему неоткуда взять деньги.

«В апреле мы направили письмо в Минкульт с просьбой помочь в возврате средств, — рассказывает „Медузе“ директор Фонда кино Антон Малышев. — Министр отправил соответствующее письмо в прокуратуру. Когда федеральный министр лично обращается к генеральному прокурору, получается более эффективно».

Директор Фонда кино Антон Малышев и министр культуры Владимир Мединский
Директор Фонда кино Антон Малышев и министр культуры Владимир Мединский
Михаил Почуев / ТАСС / Vida Press

За лето две компании полностью закрыли долг перед Фондом кино, еще три — погасили его частично, по остальным проверки продолжаются.

Уголовные дела, о которых стало известно в середине сентября, касаются трех проектов: картины «Сны Севы Горелова», анимационного фильма «Боб» и детской картины «Суперпапа». По сведениям «Медузы», речь идет об ущербе сумме в сорок миллионов рублей. Однако, как объясняют источники в фонде, ни о каком хищении здесь речи не идет, деньги были потрачены на кинопроизводство — все отчеты об этом есть. «Продюсеры не могут вернуть кредит, но это же не значит, что что-то было похищено», — говорит собеседник «Медузы».

По его словам, все утвержденные процедуры были соблюдены, все экспертизы пройдены, да и решение о финансировании того или иного фильма принимается не директором фонда, а попечительским советом.

Министерство хочет контролировать финансы фонда. И рынок высокобюджетных фильмов

С 2013 года на кинопроизводство из бюджета выделялось от 4,8 до 6 миллиардов рублей в год, эта сумма практически поровну делилась между министерством культуры и фондом. Плюс к этому Фонд кино ежегодно выделяет еще и свои собственные средства — это еще около миллиарда рублей, которые он получает из возвратных средств — и реинвестирует в отрасль.

За счет этих собственных средств у Фонда кино появляется больше возможностей для финансирования. Источник «Медузы» не исключает, что среди мотивов, по которым министр хочет взять Фонд кино под собственный контроль, есть и финансовый интерес: «За эти годы фонд накопил собственный оборотный капитал — почти четыре миллиарда рублей, и если ты полностью им руководишь, то можешь сделать их невозвратными и распределять так, как тебе нравится — хоть на финансирования „Танков 2“».

До сих пор распределение бюджетных средств Фондом кино всегда осуществлялось по одной и той же схеме. Сначала все присланные заявки проходили через сценарную рабочую группу, которую возглавляет режиссер Владимир Хотиненко. После одобрения сценарной группы проект рассматривал экспертный совет — его возглавляет генеральный директор «Студии „ТРИТЭ“» Никиты Михалкова Леонид Верещагин. После публичной защиты проекта его авторами экспертный совет составлял рейтинг будущих фильмов — по приоритетности их финансирования. Этот список брал Владимир Мединский, и у него было право корректировать перечень. Финальное решение принимал попечительский совет Фонда кино.

«Не было ни одного случая, когда министр высказывался против тех фильмов, которые поддержал наш экспертный совет. — рассказывает собеседник „Медузы“ в Фонде кино. — Он имеет право, которым не раз пользовался: направить в фонд письмо с просьбой поддержать определенный проект, даже если его нет в нашем списке». Некоторые из проектов, поддержанных министром, в итоге проваливались в прокате и оказывались среди должников фонда.

Источники «Медузы» говорят, что министерство хочет полностью контролировать заявки, которые приходят в Фонд кино. Сейчас оно отвечает только за авторское, дебютное, экспериментальное и детское кино. «Конкуренция с зарубежными фильмами в прокате происходит, конечно, в сегменте так называемого зрительского кино. И тот факт, что министерство чувствует себя вне зоны безоговорочного контроля над этим сегментом, для него всегда был крайне дискомфортным», — считает продюсер Роднянский.

По его словам, подходы Минкульта и Фонда кино при выборе проектов для финансирования существенно отличаются: «Задачи ведомства связаны еще и с идеологическим компонентом». При этом, как объясняет Роднянский, Фонд кино никогда не был «диссидентствующим органом». «Они всегда были в поиске наиболее перспективных проектов для увеличения доли российского кинематографа в кинопрокате — с чем и преуспели. Этими же проектами гордилось и министерство культуры и всячески из продвигало», — рассказал продюсер.

«Если смотреть на показатели, то никаких следов финансовой неэффективности Фонда кино вы не найдете, — говорит кинокритик и член экспертного совета фонда Антон Долин. — Наоборот, последние три года показывают, что фонд очень успешен в решении своих задач — поднимать престиж и собираемость российского зрительского кино в прокате. Поэтому любое недовольство министра Фондом кино может быть связано с конкуренцией за бюджеты и за власть в этой отрасли».

За те пять с половиной лет, что Малышев руководит фондом доля зрителей российских фильмов выросла с 16,4% в 2012 году до 25,6% в 2017-м, а сборы российского кино за тот же период увеличились с шести миллиардов рублей до 13 миллиардов.

У министра и директора фонда есть и личный конфликт

Как рассказал собеседник «Медузы» в Фонде кино, зимой 2017 года у Антона Малышева и Владимира Мединского произошел персональный конфликт из-за разведения дат двух космических релизов — «Салюта-7» и «Времени первых». По словам источника, исполнитель одной из главных ролей и продюсер фильма «Время первых» Евгений Миронов пришел в администрацию президента и попросил, чтобы именно его картине был отдан приоритет. Министр Мединский пообещал артисту, что сможет это устроить.

Фонд кино вынес этот вопрос на экспертизу, чтобы профессионалы отрасли решили, у какого из фильмов больший прокатный потенциал — успешная прокатная судьба одной картины обеспечила бы зрительский интерес и к другой. Большинство экспертов фонда проголосовали за «Салют-7». Но Мединский настоял на «Времени первых».

В апреле 2017 года этот фильм первым вышел в прокат — и заработал около 550 миллионов рублей. «Салют-7» появился в кинотеатрах спустя полгода и собрал на 200 миллионов больше.

«После этой истории Мединский предложил Малышеву уволиться, — говорит источник „Медузы“. — Министру не понравилось, что ему пришлось взять на себя обязательства [обеспечить лидерство „Времени первых“], которые по факту он не смог выполнить».

Министерство и фонд борются за состав попечительского совета. Он решает, какие фильмы получат государственное финасирование

Летом 2017 года министерство культуры представило в правительство список людей, которые могли бы войти в попечительский совет Фонда кино. По словам знакомого с ситуацией источника, это была попытка поменять состав попечительского совета — добавить туда людей из Минкульта, которые бы обеспечили тотальное большинство при голосовании. Однако фонд сумел от этого защититься.

«На внесенный список правительство кивнуло и назначило Эрнста и Тимакову — и вместо подконтрольных, министр получил очень проблемных для него людей», — рассказывает источник. Тогда же из попечительского совета со скандалом ушел давний союзник Мединского Никита Михалков. Режиссер обвинил Тимакову в «латентной русофобии» и способствовании «разрушительным процессам» «под прикрытием демократии». Он также заявил, что решения в совете принимаются на основании «телефонного права и подковерной политики». При этом генеральный директор «Студии „ТРИТЭ“» Никиты Михалкова Леонид Верещагин до сих пор возглавляет экспертный совет фона, а фильмы студии («Легенда № 17», «Движение вверх» и другие) регулярно получают финансирование.

Источники «Медузы» считают, что если сейчас в состав совета фонда войдут лояльные люди, то все решения фонда будут похожи не те, что принимает Минкульт. «Результат мы увидим не сразу, все-таки кинопроизводство долгий процесс. Но спустя два-три года, если система будет скорректирована в сторону большей лояльности, это скажется на сборах и на доле российского кино, которые начнут падать», — говорит собеседник «Медузы».

По мнению Антона Долина, нынешний состав экспертного совета Фонда кино работает эффективно, потому что состоит из разных представителей индустрии: в него входят как независимые эксперты, так и аналитики рынка, и влиятельные продюсеры и режиссеры. «Я ни разу не видел, чтобы при обсуждении или кулуарно перед голосованием кто-то пытался оказать на кого-то политическое или идеологическое давление. Все исходят исключительно из того, есть ли у конкретного фильма шанс найти своего зрителя», — говорит Долин.

По словам Долина, Минкульт не раз выдавал деньги заведомо провальным, но «идеологически правильным» фильмам: «Всем было очевидно, что фильм Владимира Бортко о Донбассе и очередная часть „Гардемаринов“ Светланы Дружининой о взятии Крыма вряд ли привлекут большое количество зрителей. Тем не менее министерство культуры поддержало оба эти проекта».

Новым директором Фонда кино может стать Лариса Солоницына. Она возглавляет музей кино, и там от нее просили избавиться

Поздно вечером 18 сентября стало известно, что Владимир Мединский намерен предложить на должность директора Фонда кино Ларису Солоницыну.

Режиссер Никита Михалков и Лариса Солоницына в музее кино, 19 октября 2017 года
Режиссер Никита Михалков и Лариса Солоницына в музее кино, 19 октября 2017 года
Никита Симонов / Агентство городских новостей «Москва»

В 2014 году она была назначена директором Музея кино; на этом посту она сменила киноведа и историка кино Наума Клеймана, который руководил музеем более 20 лет. Сразу после назначения в музей Солоницына в рамках «наведения порядка в неэффективном учреждении» уволила несколько сотрудников — остальные усомнились в ее компетентности и спустя несколько месяцев написали письмо в департамент культурного наследия с просьбой вмешаться в конфликт. Еще одно письмо было направлено Владимиру Мединскому — сотрудники написали министру о невозможности работать с новым директором. Ни к каким видимым результатам эти письма не привели, и в октябре 2014 года команда научных сотрудников московского Музея кино ушла в отставку. 

Источник из киноиндустрии так охарактеризовал возможное назначение Солоницыной: «Это ****** [катастрофа], за гранью добра. Она убила музей кино. Это же просто худшее, что могло быть. У Мединского никого нет, индустрию он боится — вот и берет [таких]».

Пока решение о том, кто возглавит Фонд кино принято не было. Антон Малышев так прокомментировал информацию о его возможной приемнице: «Вне зависимости от кадровых решений я уверен, что отстроенная система Фонда кино будет продолжать работать также эффективно».

Лариса Солоницына от разговора с «Медузой» отказалась. В министерстве культуры «Медузе» сказали до подписания официальных документов никаких комментариев не будет.

Саша Сулим