Перейти к материалам
истории

«Фиксер договорился с повстанцами, водитель в курсе» Издание ФАН опубликовало переписку журналистов, убитых в ЦАР. Коротко

Meduza
Французский военный патруль на улице в Банги
Французский военный патруль на улице в Банги
Thomas Koehler / Photothek / Getty Images

Издание Федеральное агентство новостей опубликовало расшифровку и скриншоты переписки Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко с главным редактором «Центра управления расследованиями» (ЦУР) Андреем Коняхиным и журналистом Родионом Чепелем. Журналисты были убиты 30 июля 2018 года в Центральноафриканской республике (ЦАР), где они снимали фильм о наемниках из российской частной военной компании «Вагнер». Судя по интерфейсу чата, люди, передавшие сотрудникам ФАН документ, получили доступ к компьютеру Расторгуева. Источник «Медузы» в ЦУР подтвердил подлинность переписки. «Медуза» коротко пересказывает ее.

Опубликовавшее переписку журналистов издание Федеральное агентство новостей неоднократно связывали с бизнесменом Евгением Пригожиным, которого также считают владельцем «фабрики троллей» и спонсором ЧВК «Вагнер» (именно о ней собирались снимать фильм погибшие журналисты). Как ранее рассказывала «Медуза», с фиксером в ЦАР Мартином журналистов познакомил военный корреспондент ФАН Кирилл Романовский. В материале ФАН с перепиской журналистов Романовский не упоминается; в настоящий момент он в составе финансируемой редакцией ФАН группы журналистов находится в ЦАР и расследует гибель Джемаля, Радченко и Расторгуева.

Переписка начинается 9 июля. Участники — Джемаль, Радченко, Расторгуев, а также главный редактор ЦУР Андрей Коняхин, сотрудник издания Анастасия Кулагина и журналист Родион Чепель — обсуждают покупку авиабилетов, бронирование гостиниц и оформление визы. Расторгуев цитирует справку о том, что ЦАР — крайне опасная страна, для путешествия по которой необходима вооруженная охрана. Другие участники переписки не комментируют сообщение; в дальнейшем вопросы безопасности не обсуждаются. 

Из переписки следует, что у журналистов не было четкого плана действий: так, поехать на военную базу в Беренго, где предположительно находились российские наемники, они решили, прочитав об этом материал во французском СМИ. Журналисты должны были въехать в страну по туристической визе, однако имели при себе международные пресс-карты на английском языке; также Коняхин предложил им сделать «табличку [ООН] для машины». Впоследствии, уже когда журналисты были в ЦАР, Коняхин попросил их сжечь пресс-карты, зафиксировав этот процесс на камеру. Зачем это было необходимо, из переписки неясно; Коняхин упоминает о необходимости «договориться с министерством печати и коммуникаций». 

ЦУР выделил журналистам суточные на еду из расчета по 40 долларов в день на каждого, 2150 долларов на жилье и 2250 долларов на водителя-переводчика. Еще 1500 долларов были выделены на прочие траты — в том числе взятки. Журналисты купили техники на 500 тысяч рублей; Александр Расторгуев также вез собственную аппаратуру. Предполагалось, что, прибыв в ЦАР, журналисты попытаются попасть на военную базу рядом с границей, а затем поедут в город Бамбари, где находится Мартин (город находится неподалеку от золотых приисков, где предположительно работают российские наемники). Коняхин упоминает, что фиксер «договорился с повстанцами, чтобы вас пропустили, водитель в курсе».

В обсуждении сообщается, что все пошло не по плану сразу по прибытии съемочной группы в ЦАР. Журналисты прилетели ранее намеченного срока; их никто не встречал. Участники переписки долго не могли связаться с фиксером Мартином; в какой-то момент обсуждалась идея найти русскоязычного помощника на месте, но в итоге было принято решение ехать к Мартину в Бамбари. Из переписки неясно, был ли водитель, с которым журналисты в итоге выехали из столицы ЦАР, нанят до поездки: в переписке упоминается человек по имени Бьенвеню, однако его фамилия не совпадает с публиковавшейся в СМИ фамилией водителя, задержанного после убийства.

Расторгуев и его коллеги рассказывали, что все вокруг пытаются их обмануть и никто не говорит по-английски — приходилось пользоваться голосовым переводчиком на телефоне. Местные жители казались журналистам «запуганными» и препятствовали попыткам вести съемку. «Местные плохо воспринимают камеру. Не дружелюбно. Похоже на гордость», — пишет Кирилл Радченко. Кроме того, россиянам пришлось платить за бензин и дать несколько взяток представителям местных властей.

Последние сообщения в переписке датируются ночью на 30 июля. Главред ЦУР Коняхин убеждает участников съемочной группы, что водитель «соучаствует в вымогательстве [взятки]», и призывает обсудить в машине по дороге к Мартину «негативный опыт». Последнее сообщение Коняхина датировано 9 утра 31 июля: «Привет, вы доехали?» — спрашивает он. За несколько часов до того Джемаль, Радченко и Расторгуев были убиты на дороге из Сибю в Декоа.

Пересказал Григорий Левченко