Перейти к материалам
истории

Доверяли водителю, отклонились от маршрута. Все подробности поездки российских журналистов в ЦАР — и все версии их гибели

Meduza
Фотографии Александра Расторгуева, Кирилла Радченко и Орхана Джемаля около Центрального Дома журналистов в Москве, 1 августа 2018 года
Фотографии Александра Расторгуева, Кирилла Радченко и Орхана Джемаля около Центрального Дома журналистов в Москве, 1 августа 2018 года
Максим Шеметов / Reuters / Scanpix / LETA

В ночь на 5 августа в Россию будут доставлены тела журналистов Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко. Они хотели снять фильм о российских наемниках в Центральноафриканской республике и были убиты там. Все обстоятельства убийства, как и все обстоятельства самой командировки журналистов в ЦАР, до сих пор неясны. «Медуза» собрала вместе сведения из всех источников, поговорила с людьми, которые сами жили и работали в ЦАР, — и составила максимально полную картину гибели Расторгуева, Джемаля и Радченко и того, что ей предшествовало.

Журналисты не говорили о своей поездке властям ЦАР или РФ — но связывались с сотрудником ООН и предположительно надежным водителем

Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко прибыли в Центральноафриканскую республику (ЦАР) 27 июля — как утверждают их партнеры из издания «Центр управления расследованиями» (ЦУР), чтобы снять фильм-расследование про работающих в стране российских «инструкторов» из частной военной компании «Вагнер». «Расследование являлось совместным продуктом [журналистов и издания]. К моменту поездки оно длилось уже несколько месяцев», — сообщал ЦУР в своем телеграм-канале. Издание финансировало съемку «из денег нашего инвестора Михаила Ходорковского».

Чтобы никто не мог помешать расследованию, группа не дала о себе знать ни местным властям, ни российскому посольству. ЦУР сообщил, что за помощью они обратились только к сотруднику миротворческой миссии ООН по имени Мартин (его фамилия неизвестна). «Проблемы безопасности были в числе приоритетных, они обсуждались с сотрудником ООН, с ним же обсуждались подходящие в плане безопасности маршруты», — говорится в телеграм-канале издания.

Миротворцы ООН, вошедшие в ЦАР в 2014 году, чтобы остановить многолетнюю гражданскую войну, хоть и не остановили насилие окончательно, сейчас контролируют большую часть территории республики. Пресс-секретарь миссии Владимир Монтейро 1 августа уточнил, что журналисты не информировали ООН о своем приезде, а сама организация не занимается выдачей аккредитаций представителям СМИ.

Как рассказывали в ЦУР, перед приездом группы сотрудник ООН Мартин выходил на связь «примерно раз в два дня». По состоянию на 1 августа (через сутки после убийства журналистов) издание все еще не могло связаться с ним — было даже неясно, «в курсе ли он, что группа к нему уже не приедет». Удалось ли связаться с Мартином к моменту публикации этого материала, «Медуза» выяснить не смогла, — главный редактор ЦУР Андрей Коняхин сообщил, что не может говорить, поскольку занимается родственниками погибших; его заместитель Анастасия Горшкова не ответила на звонки и сообщения.

В ЦУР говорили, что Мартин же посоветовал группе водителя. Местный журналист Анри Гроте сообщил, что водителя зовут Бьенвеню Ндувокама. ЦУР утверждает, что имя водителя есть в базе данных французских журналистов, где собраны контакты проверенных людей в ЦАР.

Журналисты пытались попасть на военную базу в Беренго. Российские военные находятся там официально

28 июля Ндувокама отвез расследователей на главную базу российских инструкторов в поместье Беренго — там жил и похоронен самопровозглашенный император Центральной Африки Жан Бедель Бокасса, правивший страной с 1966 по 1979 годы (в 1980-х его судили, обвиняя, в частности, в госизмене и каннибализме).

Поместье находится в 60 километрах от столицы страны Банги. Российская база создана здесь с разрешения ООН: военные из РФ должны обучать обращению с оружием и тактике батальоны правительственных сил.

Инструкторы поставили прямо рядом с могилой Бокассы несколько палаток. На странице в Facebook президента ЦАР Фостена-Арканжа Туадера появились фотографии с тренировок по рукопашному бою, которые россияне проводят для африканских военных — а также фото «советника президента [ЦАР] по безопасности Валерия Захарова». 15 января 2018 года британское аналитическое агентство Stratfor первым сообщило со ссылкой на свои источники, что гражданские инструкторы принадлежат к ЧВК «Вагнер».

Последний раз Беренго появлялось в новостях в конце июля: по сообщению местных журналистов, вдова императора Бокассы обратилась к президенту Туадера с просьбой убрать инструкторов из поместья, где покоится прах ее мужа.

Расторгуева, Джемаля и Радченко, как сообщали представители ЦУР, в Беренго не пустили, потребовав у них разрешение министерства обороны ЦАР. Тогда журналисты отправились в другие районы республики, где, как написано в докладе ООН от 23 июля (.pdf), «размещены российские инструкторы».

Погибшие хотели снять золотые прииски. Их контролировали боевики, а теперь там, возможно, работает российская горнодобывающая компания

По данным ООН, одно из мест размещения российских военных — город Сибю, центр префектуры Кемо. Маленький городок находится на пересечении двух дорог: Одна идет через Декао на север к оплоту мусульманских повстанцев в Кага-Бандоро; вторая — на восток, в город Бамбари. В докладе ООН сообщается, что в Сибю «задействованы» российские инструкторы, а в Бамбари их часто видят в составе колонн правительственных сил — без сопровождения россиян колонны не могут проехать по занятым мусульманскими повстанцами территориям. 10 июня, по сообщению ООН, инструкторы даже приняли участие в вооруженном столкновении с боевиками из группировки «Союз за мир в Центральной Африке».

Картографические данные © 2018 Google, ORION-ME

В ЦУР утверждают, что из Сибю журналисты должны были отправиться в Бамбари. Там они собирались встретиться с Мартином из миссии ООН — «он должен был предоставить информацию по ситуации с российскими военными инструкторами и помочь со съемками золотых приисков Ндассима».

Ндассима — местечко в пятидесяти километрах на севере от Бамбари, где находится крупнейший в стране золотоносный район. В 2010 году, до начала гражданской войны в ЦАР, право на его разработку в течение 25 лет купила канадская компания Axmin. В 2013 году мусульманские повстанцы из оппозиционной властям ЦАР коалиции «Селека» захватили прииски, а Axmin эвакуировала сотрудников и приостановила работы.

В 2014 году агентство Reuters писало, что повстанцы кустарным способом добывают в шахтах по 15 килограмм золота в месяц. По данным ООН, контроль над Ндассимой до сих пор удерживают мусульманские отряды «Союза за мир в Центральной Африке» и «Народного фронта возрождения Центральноафриканской республики» — на эти группировки сейчас раскололась «Селека». Об участии россиян в разработке золота эксперты ООН не упоминают.

Axmin до самого последнего времени планировала вернуться на свои золотые прииски, как только появится такая возможность. В декабре 2017 года в отчете для инвесторов компания писала, что ее представитель встретился с вице-мэром Бамбари, чтобы «обсудить ситуацию и выразить желание компании вернуться на шахты»; о последствиях встречи Axmin не сообщила. «Медуза» не смогла связаться с представителями Axmin.

В октябре 2017 года глава МИД России Сергей Лавров встретился в Сочи с президентом ЦАР Туадера. В частности, они обсудили «значительный потенциал для партнерства в сфере разведки полезных ископаемых». Тогда же в ЦАР появились две российские компании — горнодобывающая Lobaye Invest и охранная Sewa Security Service. Французские СМИ предполагали, что обе они связаны с Евгением Пригожиным — бизнесменом и ресторатором, которого считают главным организатором и спонсором ЧВК «Вагнер». 18 июля исследовательский французский сайт africaintelligence.com написал, что одна из главных целей российских компаний — прииски Ндассима.

Российские журналисты отклонились от маршрута

30 июля Расторгуев, Радченко, Джемаль и их водитель прибыли в Сибю. Заместитель главного редактора ЦУР Анастасия Горшкова рассказала «Би-би-си», что к тому времени у журналистов возникли сомнения в надежности водителя. Накануне, 29 июля, машину группы остановили два полицейских (куда в этот момент ехали журналисты, неясно), которые потребовали взятку; их требования переводил водитель. По словам Горшковой, главный редактор ЦУР Коняхин был уверен, что полицейских на Джемаля, Расторгуева и Радченко навел именно водитель Ндувокама, — однако сами журналисты в этом сомневались и сотрудничество с водителем решили не прерывать.

Как позже сообщило министерство коммуникаций и связи ЦАР, на блокпосту в Сибю правительственные военные посоветовали журналистам не ехать дальше, потому что уже было темно (солнце в ЦАР 30 июля зашло в районе шести вечера). Те не согласились с этой рекомендацией.

Из города машина выехала не на восток, в сторону Бамбари и золотых приисков, а на север — по лесной дороге в Декоа. «Причины и обстоятельства отклонения от маршрута нам неизвестны, — сообщили в ЦУР. — Оперативного контакта с Орханом, Александром и Кириллом у нас в тот момент не было, поскольку вне городов в ЦАР практически нет связи».

Дорогу, по которой ехала машина с российскими журналистами, подробно описывает Филип Кляйнфельд, автор независимого расследования событий в Декоа — там в 2014-15 годах миротворцы ООН из Бурунди и Габона заставляли местных женщин и девочек заниматься с ними сексом. «Дорога Сибю — Декоа хоть и с твердым покрытием (одна из немногих в стране), еще долго не дает забыть о себе хрустом в костях и слоем грязи на одежде», — пишет Кляйнфельд. 70 километров побитого асфальта почти полностью пролегают через тропический лес, на всем пути встречается лишь десяток крошечных деревушек.

Люди, ездившие по этой дороге, утверждают, что она относительно безопасна

«Медуза» поговорила с двумя людьми, которые передвигались по дороге из Сибю в Декоа в апреле и мае этого года, — журналистом Филипом Кляйнфелдом и старшим научным сотрудником правозащитной организации Human Right Watch Льюисом Маджем.

Оба рассказали, что днем дорога до Декоа безопасна. На ней есть блокпосты, но они контролируются правительственной жандармерией, а не боевиками. Оба также отметили, что повстанцы из распавшейся «Селеки» не встречаются вплоть до города Кага-Бандоро, который находится намного севернее Декоа. По словам Мадж, ночью путь по дороге Сибю-Декоа становится опаснее, но все равно убийство трех журналистов ему кажется «странным». «Сам бы я ни за что не поехал там ночью — можно встретить диких животных или случайно сбить идущего по дороге человека. Кроме того, на дорогах встречаются грабители, но они обычно никого не убивают», — сказал Мадж.

Ни Мадж, ни Кляйнфелд не смогли предположить, зачем журналисты отклонились от маршрута и не поехали напрямую в Бамбари. Кляйнфелд утверждает, что дорога в Бамбари «определенно более опасна». Мадж «экстремально опасной» ее не считает, но добавляет, что качество покрытия там еще хуже, чем у дороги на север. Правда, как сообщает правительство ЦАР, в июле правительственная делегация доехала почти до Бамбари, чтобы проверить, как идет реконструкция дороги. Чиновники остались довольны.

Существует несколько версий того, как убили журналистов. Какая из них достоверная — непонятно

31 июля Мэр Сибю Анри Депеле заявил, что на журналистов устроили засаду около 22:00 — их машину обстреляли из кустов по обочинам дороги. «Трое журналистов погибли сразу же», — сказал он.

Несколько информационных агентств — например, AFP, — сообщили 31 июля, что россиян сначала остановили на блокпосту, а потом убили. Французская газета Le Monde 1 августа утверждала, что одного из членов группы убили сразу, а двоих расстреляли позже.

Полиции и следствию выживший водитель Бьенвеню Ндувокама рассказал, что через 33 километра пути их остановили десять вооруженных людей — и открыли огонь. Ему удалось укрыться и выжить.

1 августа издание Parlames Centrafrique со ссылкой на собственные источники написало, что журналистов сначала похитили, затем допросили, потом убили; оно первым опубликовало фотографию тел Джемаля и Расторгуева с пулевыми ранениями. Без указания источника информации Parlames Centrafrique обвинило в убийстве людей из группировок, вышедших из коалиции «Селека».

2 августа пресс-секретарь правительства ЦАР Анж Максим Казаги рассказал РБК, что ночью на дороге в Дакоа журналистов остановила группа из примерно десяти человек «в тюрбанах», говоривших по-арабски, и потребовала отдать автомобиль. Один из журналистов стал сопротивляться, атакующие открыли огонь, убив того на месте, двое других скончались от ранений. Казаги добавил, что по ночам дорога «кишит налетчиками, повстанцами и вооруженными бандитами».

В этот же день министерство информации страны уточнило, что нападавшие точно говорили не на французском или санго — двух государственных языках ЦАР. Местный сайт corbeaunews.ca со ссылкой все на того же водителя (не уточняя, из какого источника были получены его слова) сообщил, что журналисты «видимо, понимали язык нападавших».

Где сейчас находится выживший водитель, достоверно неизвестно. Утром 3 августа местный журналист Анри Гроте сообщил, что он содержится под стражей в столице ЦАР Банги, в отделе расследований Национальной жандармерии. Parlames Centrafrique утверждает, что водитель выздоравливает после ранения в госпитале в неназванном городе. Издание обещает опубликовать его подробный рассказ о случившемся.

Утром 4 августа тела журналистов были доставлены из Банги в Париж. Временный поверенный в делах России в ЦАР Виктор Токмаков сказал, что в Москву тела перевезут в ночь на 5 августа.

Евгений Берг, Полина Еременко, Дмитрий Кузнец, Саша Сулим