Перейти к материалам
истории

Митинг. Точнее — акция памяти В Москве прошли два мероприятия в память о погибших в Кемерово; одно организовали городские власти, другое — обычные москвичи

Meduza
Евгений Фельдман для «Медузы»

Вечером 27 марта в центре Москвы прошли две акции в память о погибших во время пожара в кемеровском торговом центре. Одно, на Пушкинской площади, еще накануне начали готовить в фейсбуке, другое, на Манежной — решили в срочном порядке провести московские власти. Несмотря на то что акции были организованы по-разному, корреспондент «Медузы» Евгений Берг и у стен Кремля, и на традиционном месте оппозиционных митингов увидел искренне скорбящих москвичей.

Туристы из Азии не слишком хорошо понимали, зачем им дали гвоздики. Они стояли с цветами посреди Манежной площади, беспомощно озираясь. Вокруг с такими же гвоздиками ходили несколько сотен людей. В 17:00 вечера 27 марта в центре Москвы городские власти организовали акцию памяти погибших в пожаре в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня».

Днем ранее главный редактор «Кинопоиска» Елизавета Сурганова и сооснователь образовательного проекта «Арзамас» Филипп Дзядко позвали пользователей фейсбука почтить память погибших 27 марта в 19:00 на Пушкинской площади. По словам источника «Эха Москвы», «высшее городское руководство» Москвы решило «перехватить повестку», когда оппозиционный политик Алексей Навальный перепостил ссылку на это мероприятие, — и организовало свое.

По всей видимости, акцию на Манежной готовили в спешке — мэрия сообщила о ней лишь в час дня, а в начале шестого, когда мероприятие уже официально началось, организаторы еще натягивали баннер с надписью «Кемерово, мы с тобой». Перед ним на длинном постаменте лежали мягкие игрушки с магазинными бирками на ушах, красные гвоздики, стояли лампадки, с которых не успели снять этикетки, и фотографии детей с заблюренными лицами.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Гвоздики и мягкие игрушки раздавали молодые люди в белых накидках с капюшонами; девушка, несущая в толпу коробку лампад, сказала корреспонденту «Медузы», что все они — «волонтеры из разных организаций», в частности, она сама — из «Мосволонтера». Цветы и лампады раздавали всем желающим, в том числе туристам, но многие приходили на площадь со своими цветами.

В самом начале акции цветы возле мемориала возложил мэр Москвы Сергей Собянин; не дав комментариев прессе, он быстро уехал. Вслед за Собяниным на Манежную площадь пришли сенатор Валентина Петренко и артист Тимати. Всего на Манежной площади одновременно находилось несколько сотен человек, но они постоянно сменяли друг друга; многие их тех, кто положил гвоздики, надолго возле памятника не задерживались. Некоторые крестились, глядя на кремлевскую стену — и быстро отходили обратно в сторону Тверской.

Несколько больших групп мужчин и женщин средних лет стояли возле памятника маршалу Жукову, чего-то ожидая. Одна из женщин в этой толпе сказала корреспонденту «Медузы», что они с коллегами приехали из «одного учреждения», не уточнив, из какого. Женщина отметила, что они по собственной инициативе решили приехать на Манежную, когда узнали, что на площади можно будет почтить память погибших. Мужчина, стоявший в другой части этой толпы, на вопрос о том, что побудило его приехать на акцию, ответил: «Лучше нам не распространяться. Здесь же много людей, которые сами пришли, поспрашивайте их». В какой-то момент вся толпа пошла с цветами к мемориалу.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

На Манежной площади было много молодых людей. Три девушки, представившиеся студентками МПГУ и РГГУ, сказали, что пришли, потому что «даже если не можешь поддержать семьи погибших материально, важно поддержать их морально». Несколько человек, представившихся сотрудниками «Молодой гвардии», сказали, что приехали на Манежную, «в том числе потому, что у коллеги в Кемерово погибли родственники».

Через сорок минут после начала акция на Манежной площади начала подходить к концу. Несколько десятков человек продолжали нести цветы, волонтеры снимали белые накидки; мужчина в черной кожаной куртке заботливо собирал осколки разбившейся лампады. Возле памятника Жукова, двумя руками прижав плюшевого медведя к груди, молча стояла женщина.

* * *

«Вот мы только зашли на площадь, а уже видим молодых людей с черным плакатом „Кемерово“, — говорила в микрофон журналистка, таща за собой оператора. — Очень много людей собралось на этом митинге. Точнее — на акции памяти».

В семь часов вечера вокруг памятника Пушкину собрались приблизительно две тысячи человек, уже через полчаса — вдвое больше. В отличие от Манежной площади, где дежурили несколько машин скорой помощи, за акцией на Пушкинской следили только полицейские — несколько десятков человек в форме ходили вдоль металических заборов, отгораживающих толпу от проезжей части. Еще три или четыре автозака затаились под широким помостом, соединяющим Пушкинский сквер и театр «Россия». Почти ровно год назад, 26 марта 2017 года здесь прошла одна из самых многочисленных акций протеста оппозиции — тогда полиции было значительно больше.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Организаторы решили, что это будет молчаливая акция — и действительно, поначалу все на площади молчали. В этой тишине люди с гвоздиками и розами медленными ручьями текли к постаменту памятника; на нем, среди горы цветов, стояли такие же, как у кремлевской стены, лампадки и лежали мягкие игрушки — тоже с бирками из магазинов. В нескольких метрах от памятника, в центре толпы, несколько человек выложили свечками на гранитной плитке слово «Кемерово».

«Передавайте зажигалки», — попросили активисты. Вместе с зажигалками над головами стали передавать цветы. Кто-то раздавал черные листы с датой «25.03.18» и надписью «Помним», некоторые зажгли в руках церковные восковые свечи. В небо полетели белые шары. На какое-то время в толпе появились Алексей Навальный с женой Юлией, политики Григорий Явлинский и Дмитрий Гудков; они не давали комментариев и пытались раствориться в толпе.

Около 20:00 несколько женщин, стоявших в центре толпы, стали звать собравшихся на Манежную площадь: «Мы так и будем гореть, если власть останется та же». Несколько минут на них не обращали внимание, затем — начали просить не шуметь, после — стали ругать. Толпа вдруг перестала быть молчаливой. Одни начали скандировать лозунги: «Россия без Путина», «Тулеева в отставку», «Путин — палач Беслана», реже — «Кемерово, мы с тобой» и просто «Правду!». Другие пытались их успокоить.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Стоявшая в нескольких десятках метров от толпы Елизавета Сурганова сказала «Медузе», что не знает, как относиться к происходящему. «Когда только все собрались, была звенящая тишина, я такого никогда не видела. Мне как-то это было ближе», — сказала она и направилась в метро. Толпа начала редеть. Молодой человек с черным плакатом «Кемерово» забрался на постамент и попытался заводить собравшихся новыми кричалками; его поддерживало меньше половины оставшихся на площади.

Около девяти вечера кто-то предложил устроить минуту молчания — не сразу, но собравшимся удалось добиться тишины. После этого молодые люди, разложившие свечки на гранитной плитке, попросили собравшихся перенести все цветы и лампады к постаменту памятника Пушкину.

Акция закончилась, но на площади еще оставались около 500 человек. С постамента выкрикивали лозунги, в толпе яростно спорили о количестве погибших в «Зимней вишне» детей.

Гора цветов, сложенных у памятника Пушкину, достигала человеческого роста.

Евгений Фельдман для «Медузы»
Евгений Фельдман для «Медузы»

Евгений Берг