Перейти к материалам
истории

Юлии Савиновских, которая удалила себе грудь, так и не вернули приемных детей. Суд решил, что она считает себя мужчиной

Meduza
Юлия Савиновских и Евгений Соков в Орджоникидзевском районном суде. 5 октября 2017 года.
Юлия Савиновских и Евгений Соков в Орджоникидзевском районном суде. 5 октября 2017 года.
Вова Жабриков / URA.RU / ТАСС

В декабре 2017 года Свердловский областной суд отменил решение об изъятии приемных детей из семьи Юлии Савиновских, которая сделала операцию по удалению груди и вела под чужим именем блог от лица трансгендера. Дело было направлено на пересмотр. 5 февраля Орджоникидзевский районный суд Екатеринбурга снова встал на сторону опеки, объяснив это в том числе тем, что Савиновская якобы идентифицирует себя как мужчина.

Суд по сути объявил брак Юлии Савиновских однополым, «а в однополой семье дети воспитываться не должны», заявил ее адвокат Алексей Бушмаков. В мотивировочной части решения, фрагмент которого он опубликовал 12 февраля, сказано: «идентификация Савиновских Ю. В. себя в качестве представителя мужского пола с учетом состояния ее в браке с мужчиной, стремление к принятию социальной роли, свойственной мужскому полу, по своей сути противоречит принципам семейного законодательства нашей страны, традициям и менталитету нашего общества».

По словам адвоката, в решении также говорится о «педагогической запущенности» и «не соответствующем возрасту» развитии детей — при том, что пара взяла детей из детского дома с серьезными заболеваниями, а органы опеки не предоставили документов о проведении каких-либо обследований.

Савиновских будет обжаловать решение суда. «На каком у нас основании суд вообще выносит такие решения [об идентификации в качестве мужчины]? У меня паспорт, в конце концов, есть. Я никогда не обращалась за сменой паспорта», — заявила она «Медузе». По словам адвоката, мнение судьи основывается на том, что Савиновских «ведет себя как мужчина: позиционировала себя в Сети, как мужчина, вела инстаграм от имени мужчины». «Нет ни одной нормы закона, на которую судья бы сослалась», — сказал Бушмаков «Новой газете». По его мнению, у них есть «большие перспективы доказать свою правоту в Европейском суде по правам человека».

По словам Савиновских, у органов опеки не было претензий к выполнению супругами обязанностей опекунов. «У них есть претензии к личной жизни. Но область их ответственности, область их компетенции заканчивается там, где начинается моя личная жизнь. Они не вправе контролировать ее», — сказала она.

В январе Юлия Савиновских прошла психолого-психиатрическую экспертизу, назначенную судом по ходатайству СК. Эксперты заключили, что у нее нет психического расстройства, которое «оказывало бы негативное влияние на состояние и развитие детей», представляло для них опасность и мешало бы обеспечивать их потребности. Результаты экспертизы были получены лишь 13 февраля — на заседании 5 февраля суд отказался дождаться их и отложить рассмотрение дела. «Опека настаивала на том, что доказательств достаточно, и суд принял решение не откладывать заседание», — рассказала Юлия Савиновских.

Супруги не видели детей с сентября. По словам Савиновских, они дважды встречались с ними после изъятия, но после того, как суд в первый раз поддержал органы опеки, встречи запретили. Добиться того, чтобы детей (мальчиков четырех и пять лет) отпустили домой на новогодние праздники, им также не удалось. «Сказали: вы никто, звать вас никак», — рассказала она. По ее словам, дети, скорее всего, по-прежнему находятся в социально-реабилитационном центре; они могут пробыть там в общей сложности год. Издание Znak.com в декабре сообщало, что их анкеты выставлены на усыновление.

В январе в СМИ появились сообщения о том, что Савиновских якобы «призналась в смене пола» в интервью Ксении Собчак. Поводом для этого, в частности, стали слова ее мужа Евгения Сокова: он сказал, что если бы Савиновских и решила сменить пол, то он все равно любил бы «ее, его». Никаких признаний в интервью не было — Савиновских рассказала, что испытывала дискомфорт из-за своей груди, и после знакомства с трансгендерами поняла, что «операции, которые они делают — это то, что ей давно было нужно». «Я вынашивала детей, рожала детей, кормила детей этой грудью — можно мне немножко пожить сейчас для себя в том виде, в котором я хочу? Я хочу носить платья с открытой спиной, я хочу носить футболки на голое тело, хочу носить купальники без поддерживающего белья», — сказала она. Отвечать на вопрос Собчак «В какой момент ты ощутила себя трансгендером?» она отказалась. В комментарии для «Медузы» Савиновских сказала, что интервью Собчак в суде не упоминалось.

Виктор Давыдов, Саша Сулим