истории

«Другая жизнь» и «Severe»: две картины о природе и человеке Фильм об Алтае (от автора «Счастливых людей») и видеоинсталляция о Севере

Meduza

«Медуза» продолжает рассказывать обо всех фильмах, участвующих в конкурсной программе фестиваля документального кино «Артдокфест» (пройдет в декабре 2017 года в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге). В этот раз президент фестиваля Виталий Манский представляет две этнографические картины — «Другая жизнь» Дмитрия Васюкова и «Severe» Игоря Елукова.

Виталий Манский

режиссер-документалист

Сегодня я бы хотел представить два фильма — «Другая жизнь» и «Severe». «Severe» — английское слово, обозначающее суровый, холодный. Оба фильма условно можно отнести к этнографическому кино. И здесь я должен сразу предупредить, что этнографическое кино — абсолютно не синоним слову «скука». Рассказывая о фильме «Другая жизнь» режиссера Дмитрия Васюкова, стоит начать с предыстории.

А предыстория такова: в 2008 году в финал премии «Лавр» в разделе «Сериал» проходят три сериала. Один — очень блокбастерный сериал ВГТРК про архитектуру, второй — сериал Первого канала «Одноэтажная Америка» с [Владимиром] Познером и [Иваном] Ургантом в главных ролях. А третий — каким-то чудом затесавшийся сериал «Счастливые люди» производства, как сейчас помню, ООО «Мир рыбалки». Где он был в эфире, я на тот момент даже не знал. В партере сидят все номинанты, включая Владимира Владимировича и его молодого товарища, и вдруг вскрывается конверт, и растерянный вручант произносит имя победителя: «Счастливые люди», Дмитрий Васюков. И действительно, часть зала, которая смотрела кино, взрывается аплодисментами. Потом этот «Мир рыбалки» в качестве копродюсера взял никто иной, как Вернер Херцог, и выпустил адаптированную европейскую версию «Счастливые люди из России» под уже своим брендом «Вернер Херцог представляет».

Другая жизнь | Трейлер | Артдокфест-2017 | Конкурс
Artdocfest

И еще маленькая ремарка: когда я снимал фильм «Труба», и где-то там в провинциальной России столкнулся с металлургами — мы сидели с ними в их каптерке, — они спрашивают: а что вы за кино такое снимаете? И я им пытаюсь как-то сложноподчиненно объяснить, что это за кино, и мне один из металлургов говорит: а, ну, это как «Счастливые люди». Я, конечно, был совершенно потрясен, потому что считал, что документальное кино металлурги не смотрят по определению. Но вот «Счастливые люди» оказались тем мостиком, который мне помог выстроить нашу коммуникацию, сказать: да, как «Счастливые люди». И это очень позитивная, важная и при этом этнографическая картина.

Я совершенно не понимаю, почему Дмитрия Васюкова не поддерживает в его творчестве государство — я не вижу здесь никаких противоречий с государственной культурной политикой. Но тем не менее новую картину «Другая жизнь» — которую мы с удовольствием берем в конкурс, хотя она длится 2 часа 30 минут, — финансировал сам Дмитрий с помощью денег, собранных на «Планете». На производство фильма он собрал более 5 миллионов рублей — это очень большая сумма.

«Другая жизнь» — фильм об Алтае. С одной стороны, он сделан в такой же плавной созерцательной манере, как «Счастливые люди»; с другой стороны, мне кажется, что драматургически в фильме появились уже другие интонации — интонации большого художника, мыслителя, который способен создавать не только описательную, но и очень вовлеченную историю. В этом фильме есть сквозные линии, мы наблюдаем колоссальные человеческие драмы человека и природы, и вот одна из них по уровню драматизма могла бы стать самостоятельным произведением — не хуже «Старика и моря» Хэмингуэя.

SEVERE | Трейлер | Артдокфест-2017 | Конкурс
Artdocfest

«Severe» — тоже в каком-то смысле этнографический фильм, черно-белый. Для читателей, которые внимательно следят за «Артдокфестом», можно сделать отсылку к фильму позапрошлого года «Саламанка». Так вот «Severe» очень художественно яркая и выразительная картина. Когда я ее смотрел — а она пришла на отбор в потоке, — я не мог определить, кто же автор фильма. Казалось, я знаю всех работающих людей, но досмотрев до конца — а я не хотел себя сбивать с этого наслаждения от просмотра фильма, — я дождался финальных титров и обнаружил, что не знаю эту фамилию. Это Игорь Елуков.

Я полез искать, и выяснилось, что Елуков — не совсем кинематографист, а фотохудожник, который каким-то образом оживил собственные фотографии. Даже не то чтобы оживил — просто в какой-то момент вместо фотоаппарата взял камеру и начал снимать видео, заинтересовался движением, движущимся изображением. Потом мы узнали, что изначально он делал этот проект именно как видеоинсталляцию, которая выставлялась в Швейцарии. Потом Елуков решил, что эту видеоинсталляцию можно смонтировать в фильм.

В этом фильме нет героя. Мы видим Север, мороз, природу. Чистый арт с какими-то вспышками жизни, одна сменяет другую. И хотя это черно-белая картина, она передает всю гамму цвета, звука и всю гамму холода, который пробирает зрителя до костей. Очень эмоциональная, проникающая под кожу картина, эффектная и самая артовая в этом году. Так что этот фильм очевидно отвечает за слово «арт» в названии фестиваля «Артдокфест».

P. S. Об остальных фильмах конкурсной программы «Артдокфеста — 2017» можно прочитать тут.