истории

Все в порядке. Никто ничего не выкрикивает Как в Москве полиция блокировала штаб Алексея Навального. Репортаж Саши Сулим

Meduza
15:36, 6 июля 2017

Координатор московского штаба Алексея Навального Николай Ляскин и сотрудник московской полиции у здания штаба на Садовнической набережной, 6 июля 2017 года

Татьяна Макеева / Reuters / Scanpix / LETA

6 июля московская полиция блокировала предвыборный штаб Алексея Навального в Москве — в помещении установили решетки, срезали замки и ручки, перед входом выставили охрану. Возбуждено дело по уголовной статье «самоуправство» — якобы компания, которая сдала представителям Навального помещение в субаренду, сделала это незаконно; в самом штабе это категорически отрицают. Журналистка «Медузы» Саша Сулим съездила к заблокированному штабу политика.

Московский штаб Алексея Навального, объявившего о своих президентских амбициях, въехал на первый этаж здания на Садовнической набережной 29 мая 2017 года. Утром 6 июля сотрудники Фонда борьбы с коррупцией, основанного Навальным, и волонтеры кампании не смогли открыть дверь в офис: ручки и замки были спилены, на окнах появились решетки, а с установленных полторы недели назад камер наружного наблюдения срезали провода.

«Чистой воды девяностые! Человека похитили, за ночь поставили решетки, спилили ручки и замки и ходят там спокойно!» — возмущался координатор московского штаба Навального Николай Ляскин. Его заместитель Виталий Серуканов рассказал «Медузе», что в два часа ночи на связь перестал выходить дежуривший в штабе волонтер кампании Александр Туровский — его телефон не отвечал, и никто не знал, где он находится. Позднее выяснилось, что волонтера задержали — «за неповиновение законному требованию полицейского».

Уже на следующий день Туровский рассказал, что ночью в штаб ворвались оперативники, которые повалили его на пол и избили; затем следователь расспрашивал его о работе штаба.

«Чоповцы, которые охраняют здание, говорят, что внутри проводятся следственные действия ОВД ЦАО [Центрального административного округа Москвы]», — пояснил Серуканов. Он добавил, что через окно видно, как по штабу ходят какие-то люди. «Скорее всего, у нас был похищен принтер, часть агитационных материалов и личные вещи наших сотрудников», — предположил он.

Ляскин и Серуканов повторяли журналистам, что «весь этот беспредел» связан с «большим агитационным уикендом», который команда Навального объявила на 8 и 9 июля по случаю выхода политика на свободу (оппозиционер с 12 июня находится под арестом за нарушение правил проведения уличной акции и сопротивление полиции). Только в Москве планируется одновременно запустить 200 агитационных точек у выходов из метро.

Длинноволосый волонтер по имени Филипп рассказывал своим товарищам, как отпросился из университета, когда узнал про блокирование штаба: «Я сказал, что дело государственной важности». На вопрос «Медузы», знают ли в вузе, где именно он работает волонтером, Филипп ответил отрицательно: «Не буду же я среди преподавателей агитировать, хотя с историком было бы интересно» (после антикоррупционных акций 26 марта руководители многих вузов, например Владимирского государственного университета или Петербургского института театра и кино, призывали студентов не ходить на новые митинги — либо утверждали, что Навальный занимается экстремизмом).

Сотрудники полиции, подогнавшие к штабу автозак, на вопросы волонтеров монотонно отвечали, что охраняют порядок. Их сопровождал человек в штатском — заместитель начальника уголовного розыска отдела МВД по району Замоскворечье, майор полиции Евгений Тихомиров. С требованием объяснить, что происходит, к нему подошел Николай Ляскин.

Тихомиров рассказал, что сейчас в производстве находится уголовное дело по статье 330 УК РФ — самоуправство. «С семи утра дознаватель проводил обыск в помещении, проводил выемку документов, возможно техники», — сказал майор. На вопрос, есть ли претензии к Фонду борьбы с коррупцией или штабу Алексея Навального, Тихомиров ответил: «Нет, конечно. Были нарушены условия сдачи в аренду помещения».

— Все в порядке. Никто ничего не выкрикивает, — успокаивал собравшихся Тихомиров.

— Мы хотим зайти внутрь, забрать наши вещи, — говорил ему Ляскин.

— Хотите забрать вещи — пишите заявление, — реагировал майор.

Сотрудники штаба попробовали войти внутрь. Около десяти минут в окружении журналистов они пытались взломать дверь — пока на звуки не пришли сотрудники ЧОП с полицейскими и не блокировали вход. «Я здесь для порядка. Никаких проникновений», — говорил усатый охранник. «Если будут хамски проникать, обращайтесь, будем применять меры», — напутствовал его сотрудник полиции.

К зданию подошла женщина, которая также арендует тут помещение — она планирует открыть салон красоты над штабом Навального. Однако дверь в ее комнату также была заблокирована, причем еще 3 июня; личные вещи и деньги ей, по ее словам, не отдают до сих пор. «Вы же понимаете, что выполняете незаконные приказы», — обратился Ляскин к охраннику, тот в ответ даже не изменил выражения лица.

Ляскин оставил этот бесперспективный разговор и решил подбодрить волонтеров, начав раздавать им небольшие пачки листовок. «Сегодня обычный день, давайте проведем его как всегда, будем раздавать листовки, рассказывать людям об Алексее Навальном и его программе», — говорил он. Начался дождь, вся команда переместилась в арку соседнего дома, там же поставили стол, принесли ноутбук и даже генератор. Работа действительно продолжилась.

— Вот вы готовы взять на себя станцию метро «Дмитровская»? — обратился Ляскин к одному из волонтеров.

— А сколько часов нужно стоять? — уточнил тот.

— С 14:00 до 17:00. Ничего сложного. Мы спокойно общаемся с людьми, рассказываем о Навальном.

Представитель собственника здания, где находится штаб Навального, адвокат Павел Зайцев 
Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

Работу импровизированного штаба прервало появление представителя доверенного лица собственника здания, компании «Балчуг Эстейт», адвоката Павла Зайцева. Он сказал, что его клиент заключил договор с компанией «Паритет МГ» (она и сдала офис штабу Навального), по которому субаренда запрещена. «Вранье!» — отреагировал Ляскин. Окруженный плотным кольцом полицейских, Зайцев продолжил: «Вместо этого сюда въехали неизвестные лица, провели перепланировку, принесли ущерб зданию более чем на миллион рублей». Он также заявил, что штаб Навального, как и другие физические и юридические лица (не уточняя, кто именно), находятся в здании незаконно.

К штабу подъехал руководитель предвыборной кампании Навального Леонид Волков. 6 июля он собирался открывать региональный штаб в Оренбурге, но решил остаться в столице. «Утром был ограблен склад нашего федерального штаба: полиция украла листовки, 205 тысяч газет, значки и браслеты. Видимо, их тоже будут проверять на экстремизм», — возмущался Волков. Он сказал, что следственные действия 6 июля проходят также в штабах в Вологде, Новосибирске и Орле, а у штабов в Пензе, Самаре и Великом Новгороде «дежурят личности в штатском» — ждут, когда подвезут тираж.

«Но мы все равно проведем субботник», — заверил всех Волков, имея в виду агитационную акцию, запланированную на выходные. «Можно с вами сделать селфи?» — спросила одна из волонтерок.

Следственные действия в штабе продолжались. Волонтера Туровского днем доставили в Замоскворецкий суд — по делу о неповиновении законному требованию полицейского, но ему стало плохо, и его увезли на скорой в институт Склифосовского. По состоянию на 18:00 Туровского все еще обследовали врачи — в частности, делали томограмму и пункцию; полицейские все это время дежурили рядом.

Саша Сулим