разбор

Минюст считает, что менять «дадинскую» статью необязательно. Фактчек «Медузы»

Meduza
12:46, 17 мая 2017

Министр юстиции России Александр Коновалов

Фото: Александр Щербак / ТАСС / Vida Press

Министр юстиции России Александр Коновалов заявил, что ведомство не планирует готовить поправки к статье Уголовного кодекса о неоднократных нарушениях на митингах, по которой осудили активиста Ильдара Дадина. По словам Коновалова, когда Конституционный суд постановил пересмотреть дело Дадина, он не обязывал власти страны менять закон. «Медуза» объясняет, действительно ли решение КС по этой статье не является обязательным.

Цитата

На пресс-конференции по случаю открытия Санкт-Петербургского международного юридического форума Коновалов сказал (цитата по РИА Новости): «Каких-то планов по подготовке поправок сейчас нет. Но постановление Конституционного суда по делу Дадина и не предусматривало внесение поправок».

«Фонтанка» приводит другую цитату, которая дополняет точку зрения главы Минюста: «Если я правильно помню, постановление Конституционного суда не предполагает обязательной подготовки поправок к проекту. Речь, возможно, шла об ошибках в терминах. Конкретных планов у нас сейчас нет».

Фактчек

Реплика министра юстиции о том, что Конституционный суд вообще не предлагал внести поправки в закон, не соответствуют действительности. Однако, поясняя свои слова, Коновалов верно заметил: это были только рекомендации, а не требование.

В феврале 2017 года Конституционный суд признал, что статья 212.1 УК РФ (о неоднократных нарушениях на уличных акциях) не противоречит Конституции России. Суд постановил, что законодатель правомочен исправить статью для устранения выявленных недостатков. То есть исполнение решения остается на усмотрение парламента. В других случаях, чтобы обязать законодателя внести исправления, КС использует слово «надлежит».

Дело не в том, что у Конституционного суда не было возможности обязать парламент что-то исправить, даже если противоречий Конституции нет. Такое сочетание встречалось, например, в решении 2016 года, которое касалось участия признавшего вину фигуранта уголовного дела в процессе против сообщников. Тогда КС постановил, что парламенту надлежит исправить закон, хотя Конституцию он формально не нарушает. Почему этого не было сделано сейчас, неизвестно.

Помимо этого Коновалов утверждает, что речь в постановлении КС шла «об ошибках в терминах». Это также не соответствует действительности, ведь суд предложил законодателю изменить не только формулировки «дадинской» статьи, но и меры наказания.

В частности, суд указывал, что отправлять в колонию надо лишь тех, кто не просто много раз нарушил порядок пикетирования, но причинил реальный ущерб или вред здоровью окружающих. Если явного разграничения не будет, то каждый конкретный судья волен сам решать (с учетом позиции КС), когда назначать за это преступление штраф, а когда — реальный срок.

Михаил Зеленский