Перейти к материалам
истории

Всем смешно, включая судью Суд потребовал, чтобы Навальный и Офицеров оставались в Кирове до 10 февраля. Навальному все равно

Meduza
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

1 февраля судья Алексей Втюрин, пересматривающий дело «Кировлеса», запретил политику Алексею Навальному и бизнесмену Петру Офицерову покидать Киров. Суд избрал в их отношении меру пресечения в виде подписки о невыезде. Подсудимые подписывать эту бумагу отказались. Навальный явно не собирается исполнять это решение. История с мерой пресечения оказалась неожиданностью не только для стороны защиты, но и для прокуроров; ее инициатором стал сам Втюрин. Накануне по ходатайству прокуратуры судья вынес постановление о приводе Навального в зал суда, после чего в офис политика приехали судебные приставы — они в итоге отправились вместе с политиком в Киров. Корреспондент «Медузы» Саша Сулим рассказывает об очередном удивительном заседании суда по «Кировлесу».

Алексей Навальный зашел в зал суда ровно в девять утра и громко пожелал журналистам доброго утра. Следом за политиком свои места заняли его адвокат Ольга Михайлова, предприниматель Петр Офицеров и его защитница Светлана Давыдова. Гособвинители Сергей Богданов и Евгений Черемисинов уже были в зале — они сидели неподвижно, как непременные декорации второго процесса по делу «Кировлеса».

Судья появился спустя 20 минут; его секретарь объявила, что подсудимые были доставлены в суд приводом, а причина, по которой сегодня нет одного из адвокатов Навального Вадима Кобзева, неизвестна.

Навальный и Давыдова заявили, что в суд «приводом никого не доставляли». «Я купил билет и приехал в Киров сам», — объяснил Навальный. Позже пресс-секретарь политика Кира Ярмыш рассказала журналистам: приставы действительно прилетели в Киров тем же рейсом, что и Навальный, а утром поехали вместе с ним на такси к зданию суда (о том, как осуществлялась «доставка» оппозиционного политика в Киров, читайте тут).

Адвокат Навального Ольга Михайлова напомнила суду, что о невозможности присутствовать на заседании ее коллеги Вадима Кобзева она уже предупреждала — 1 февраля он занят на другом процессе. Михайлова также заявила, что и она не должна была присутствовать в Кирове, поскольку является одним из адвокатов в деле об убийстве политика Бориса Немцова — заседание по этому процессу было запланировано на 1 февраля, но его перенесли из-за внезапной болезни одного из присяжных (пересмотр дела «Кировлеса» происходит с аномальной скоростью).

Давыдова, объясняя отсутствие своего подзащитного Офицерова на заседании 27 и 30 января, предоставила суду документы о причинах его неявки: ему вызвали скорую, предпринимателя госпитализировали. Однако уже 31 января Офицерова спешно выписали из больницы по неизвестной причине. Давыдова также предупредила суд, что, если Офицерову станет плохо, заседание придется прервать.

Сама Давыдова тоже обращалась за медицинской помощью, и врачи выписали ей больничный до 2 февраля (копии консультации кардиолога и терапевта предоставлены суду). Кроме того, адвокат попросила, чтобы суд показал ей письмо начальника ИК-18 в Ямало-Ненецком автономном округе: там содержится подзащитный Давыдовой, она должна была отправиться в колонию на этой неделе, но отложила поездку из-за внезапно объявленного карантина. «Не думаю, что начальник колонии стал бы меня извещать по собственной инициативе о том, что в колонии объявили карантин», — добавила адвокат.

Алексей Навальный, его адвокат Ольга Михайлова (слева) и защитница Петра Офицерова Светлана Давыдова. 1 февраля 2017 года
Алексей Навальный, его адвокат Ольга Михайлова (слева) и защитница Петра Офицерова Светлана Давыдова. 1 февраля 2017 года
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Перед тем как сторона обвинения начала представлять свои доказательства, к судье обратился Алексей Навальный. «Не понимаю, почему вы терпите это вмешательство в правосудие», — заметил политик. Он добавил, что отмены и переносы процессов адвокатов, карантин и незаконная выписка из больницы говорят о том, что процессом кто-то дирижирует. Политик попросил судью Алексея Втюрина сказать людям, вмешивающимся в процесс, что «Навальный и Офицеров недовольны этими мерами — и что однажды все они будут расследованы».  

После выступления Навального слово перешло к стороне обвинения. Прокуроры представили несколько ходатайств, но расслышать, чего именно они касались, можно было с трудом. Несмотря на скверную акустику зала, судья и прокуроры старательно игнорировали микрофоны (в отличие от стороны защиты).

Одно из ходатайств прокуратуры касалось приобщения к делу документов о судимости Навального по делу «Ив Роше» и его привлечения к административной ответственности. На вопрос политика, что доказывают эти документы, прокурор Богданов сказал:

— Ничего не доказывает. Характеризует.

— То, что меня судит российский суд, характеризует меня с положительной стороны, — сказал на это Навальный.

Он и его адвокат Михайлова пояснили суду, что 2 февраля Европейский суд по правам человека должен вынести решение по семи жалобам политика; кроме того, в ближайшее время станет известен вердикт Страсбургского суда и по делу «Ив Роше». «Если вы будете учитывать в этом процессе приговор по „Ив Роше“, а он потом будет отменен, случится коллизия», — предупредила адвокат Михайлова. Полистав несколько минут УПК, судья решил документы к делу все-таки приобщить.

Примерно в это же время Петр Офицеров написал в фейсбуке: «В этом сезоне „Кировлеса“ никогда еще не было столько камер и прессы. За спиной прямо слышно, „как кинокамеры массово мотают пленку“. А прокуроры, как обычно, не соблюдают УПК, даже в процессуальном плане». Алексей Навальный вел прямую трансляцию процесса в своем твиттере (как водится, отвлекаясь на посторонние темы).

Предполагалось, что на заседании 1 февраля подсудимые будут давать показания, которые должны стать доказательствами стороны защиты. Перед этим адвокаты Михайлова и Давыдова представили несколько ходатайств. Все они так или иначе касались исключения из материалов дела прослушки телефонных разговоров Навального и Офицерова (по версии защиты, они были получены незаконно), а также комплексной психолого-лингвистической экспертизы (адвокаты настаивают, что она составлена с процессуальными нарушениями). Все ходатайства защиты суд отклонил.

Во время перерыва на обед Навальный сказал журналистам, что ход процесса полностью повторяет первый «Кировлес»: «Все это делается, чтобы помешать ходу моей избирательной кампании». Иностранная съемочная группа попросила Навального дать им комментарий на английском, политик предложил записать его отдельно, иначе «канал „Россия“ (его сотрудники утром присутствовали в зале суда — прим. „Медузы“) скажет, что это предательство с моей стороны».

Алексей Навальный дает интервью иностранным журналистам. 1 февраля 2017 года
Алексей Навальный дает интервью иностранным журналистам. 1 февраля 2017 года
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

После обеда судья часто удалялся в совещательную комнату. После полуторачасового отсутствия судьи Втюрина Навальный пошутил: «Мы вас так мало видим сегодня». В ответ на это суд инициировал вопрос об избрании меры пресечения Навальному и Офицерову — поскольку они не явились на два заседания. Предложение судьи стало неожиданностью не только для стороны защиты, но и для прокуроров. Они буквально не знали, как реагировать, и попросили 15 минут на «обсуждение».

Судья заявил, что он сделал запрос в гостиницу, в которой живут Навальный и Офицеров, — касательно сроков их пребывания в отеле. У Навального бронь на один день, у Офицерова — до 3 февраля. «Раз пошла такая переписка с отелем, скажите им, что я свои сырники утром ждал целых 40 минут», — острил Навальный.

Немного придя в себя после «обсуждения», прокуроры все же поддержали инициативу суда по избранию меры пресечения в виде подписки о невыезде — но решение о месте пребывания и сроках действия подписки оставили на усмотрение суда.

Адвокаты попросили отложить решение и направить запросы в авиакомпании и «РЖД», чтобы удостовериться, что Навальный и Офицеров не планируют покидать Киров в ближайшие дни. Защитница Офицерова также попросила направить запрос в одну из московских больниц, чтобы получить доказательство «уважительной причины неявки» ее подзащитного. Судья ходатайства отклонил и предложил защите высказаться по поводу «инициативы» об избрании меры пресечения.

Навальный заявил, что не понимает, о чем именно они должны высказаться, поскольку судья Втюрин не обозначил ни сроки, ни город, в котором должны находиться обвиняемые под подпиской о невыезде. «Даже на первом заседании такого вопроса не возникало, — напомнил политик и добавил: — Мы приехали, чтобы довести суд до конца». Он сообщил, что в любом случае не собирается покидать город до пятницы, 3 февраля, а также напомнил о праве подсудимого и его близких на личную жизнь: семья и работа обоих подсудимых — в Москве. «Я не буду давать подписку о невыезде, но уведомляю суд, что намерен являться на все заседания», — сказал Навальный. Адвокат Михайлова указала судье, что для избрания меры пресечения нужны основания, которые так и не были озвучены судьей.

(В 2010 году президент Дмитрий Медведев расширил список нетяжких преступлений, по которым была упразднена мера пресечения в виде заключения под стражу, — в этот перечень вошла и статья 160 УК РФ, по которой судят Навального и Офицерова. Даже если политик откажется исполнять решение суда, Втюрин не сможет назначить ему иную меру пресечения по 160-й. Впрочем, сопротивление назначенной мере пресечения может быть расценено судом как нарушение другой статьи, касающейся неисполнения решений суда, — ст. 110 УПК.)

«У Офицерова малолетние дети, а у меня в субботу в Санкт-Петербурге открывается штаб избирательной кампании — не знаю, что больше времени требует: дети или штаб», — продолжал иронизировать Навальный.

Спустя час Втюрин огласил решение: Навальному и Офицерову запрещено покидать Киров с 1 по 10 февраля, а их временным «местом жительства» суд признал гостиницу «Хилтон Гарден Инн Киров».

«Вы смотрели фильм „Москва слезам не верит“? — обратился Навальный к судье. — Так вот, я как в том фильме: уважаю, но пить не буду». Политик отказался подписывать расписку, адвокаты добавили, что будут обжаловать решение суда. Сторона защиты спросила, кто будет оплачивать пребывание подсудимых в довольно дорогом отеле; Навальный поинтересовался, можно ли пользоваться мини-баром.

Навальный отчитывает судью
Meduza

Издевательские замечания политика Втюрин встретил смехом — кажется, особенно ему понравилась шутка про мини-бар.

На выходе из зала Навальный заявил журналистам, что происходящее «еще раз доказывает, что весь процесс связан с избирательной кампанией». «Мы публично огласили график открытия штабов: в субботу я должен был открывать первый штаб в Санкт-Петербурге — и тут же судья выходит с инициативой о подписке о невыезде». По словам политика, это делается для того, чтобы он не смог ездить по регионам. Впрочем, добавил Навальный, он считает решение суда незаконным и не собирается его соблюдать.

Следующее заседание суда начнется в девять утра 2 февраля. В субботу, 4 февраля, Алексей Навальный собирается в Петербурге открывать свой предвыборный штаб.

Саша Сулим

Киров