Перейти к материалам
истории

Выборы в Европарламент: кто выиграл (спойлер: не ультраправые) Главные итоги голосования

Источник: Meduza
Olivier Hoslet / EPA / Scanpix / LETA

Главные партии Европы проиграли

Европейская политическая система многие десятилетия строилась на конкуренции двух политических сил — правоцентристов (христианские демократы в Германии, консерваторы в Великобритании, последователи Шарля де Голля во Франции) и левоцентристов (социал-демократы в Германии, социалисты во Франции, лейбористы в Великобритании). При этом в Европарламенте они многие годы фактически формировали коалицию, вместе выступая за дальнейшую интеграцию внутри Евросоюза. По итогам выборов, прошедших 23-26 мая, именно поражение этих сил оказалось самым чувствительным: 42 места потеряла Европейская народная партия, 41 место — Прогрессивный альянс социалистов и демократов. Впервые в истории Европарламента они получили меньше половины мандатов — 329 из 751.

Больше всего мест правоцентристы потеряли в Германии — там их представляет партия, в которую входит канцлер Ангела Меркель. Хотя эта партия и одержала победу, она получила на 7 процентных пунктов голосов меньше, чем у нее было. Почти на 13 процентных пунктов уменьшилась популярность французской партии «Республиканцы». Компенсировать этот результат отчасти удалось благодаря успехам в Швеции, Греции и еще нескольких небольших государствах. Среди них Венгрия, но там Европейская народная партия формально представлена политической силой нынешнего премьера Виктора Орбана, который уже давно выступает с критикой ЕС и считается крайне правым. В свою очередь, левоцентристы потеряли особенно много мест во Франции и Германии, а также в Великобритании, Италии и Румынии.

Полномочия Европарламента не так велики, поэтому выборы в него считаются своеобразным индикатором настроений в европейском обществе. Немецкий журнал Der Spiegel констатирует, что «время уютного мейнстрима ушло».

Но и националисты не победили

Либеральные эксперты больше всего опасались успеха тех партий, которые выступают за усиление национальных государств, ужесточение иммиграционной политики и ослабление общеевропейских структур. Наиболее радикальный сценарий в жизнь не воплотился: националисты и евроскептики укрепили позиции, но не так существенно, как многие ожидали.

Больше всего голосов крайне правым принесла Италия: там «Лига» вице-премьера Маттео Сальвини набрала на 29 процентных пунктов больше, чем пять лет назад. Французское «Национальное объединение», которое возглавляет союзница Сальвини Марин Ле Пен, одержало победу у себя в стране, но результат оказался почти таким же, как в 2014 году — чуть меньше 25%.

Значительно менее успешными для крайне правых оказались результаты в Австрии и Германии. Эксперты едины в том, что на результат в этих странах оказал влияние скандал с участием австрийского вице-канцлера Хайнца-Кристиана Штрахе — видеозапись, на которой он обещал предполагаемой «племяннице российского олигарха» огромное влияние в Австрии, появилась за неделю до выборов. В результате его Австрийская партия свободы потеряла 2,5 процентных пункта голосов, а по сравнению с результатами национальных парламентских выборов — почти 10 процентных пунктов. Победу одержала бывшая союзница Штрахе по правительственной коалиции — Австрийская народная партия, получившая больше 35%. При этом на следующий день после выборов ее лидер, канцлер Себастиан Курц, получил вотум недоверия в австрийском парламенте.

«Альтернатива для Германии» набрала 11%, что на четыре процентных пункта больше, чем на прошлых выборах. Но это меньше, чем на выборах в Бундестаг, прошедших в 2017 году.

В общей сложности у националистов и евроскептиков из разных фракций будет около 170 мандатов в Европарламенте. Вероятно, Сальвини постарается сколотить единую националистическую группу. Впрочем, как полагают эксперты, сделать это будет непросто, так как националисты из разных стран едины в критике нынешних властей, но о будущем Европы зачастую держатся принципиально разных мнений.

Самую большую победу одержали либералы и «Зеленые»

Наибольший прирост голосов получили те партии, которые поддерживают сохранение и развитие Евросоюза, но дистанцируются от традиционных правящих групп. Это Альянс либералов и демократов за Европу (на 40 мандатов больше, чем в 2014 году) и «Зеленые» (плюс 20 мест).

Либералы во многом обязаны успехом результатам партии «Вперед, республика!» президента Франции Эмманюэля Макрона, которая набрала 22,5% и лишь немного уступила националистам Марин Ле Пен. Этот результат можно оценивать по-разному. С одной стороны, сторонники Макрона получили на 12 процентных пунктов больше, чем пять лет назад. С другой, на выборах в парламент Франции в 2017 году за них проголосовала почти половина избирателей. Либералы также выиграли выборы в Чехии, Дании, Эстонии и Люксембурге.

«Зеленые» особенно успешно выступили в Германии, получив второе место после христианских демократов и набрав на 9 процентных пунктов больше, чем в 2014 году. Это соответствует тенденции последнего года — экологическая партия становится второй по популярности политической силой: она обошла социал-демократов и не дала приблизиться к себе правопопулистской «Альтернативе для Германии». Эксперты ожидают, что теперь тему защиты окружающей среды постараются перехватить и другие большие партии.

С учетом результатов выборов законодательный процесс внутри Европарламента станет значительно более запутанным, чем прежде. Чтобы принять какой-то закон, центристским группам придется искать поддержки либералов или «зеленых». Как пишет Der Spiegel, «избиратели поддержали партии с ясным посланием [элите]: либо вы договариваетесь сейчас, либо будет поздно».

Партия «Брекзита» одержала сокрушительную победу в Великобритании

В Великобритании выборы в Европарламент стали, возможно, последними в истории этой страны. Они вообще не должны были состояться, но правительство не сумело договориться с парламентом об условиях выхода из ЕС. «Брекзит» планировался на конец марта 2019 года, в итоге его отложили до 31 октября.

Голосование в Великобритании прошло еще до того, как премьер-министр Тереза Мэй объявила о досрочной отставке, и закончилось крахом как для правящей Консервативной партии, так и для оппозиционных лейбористов. Консерваторы получили чуть больше 9% (на 15 процентных пунктов меньше, чем в 2014 году), лейбористы — 14% (на 11 процентных пунктов меньше). Победителем стала партия «Брекзита», возглавляемая главным идеологом выхода Великобритании из ЕС Найджелом Фараджем. Она набрала больше 30% голосов. По мнению экспертов, такой результат лишний раз свидетельствует о глубине политического кризиса, в котором оказалась британская партийная система из-за неспособности главных политических сил договориться между собой. При этом социологические опросы показывают, что если бы состоялся повторный референдум о выходе Великобритании из ЕС, голоса распределились бы примерно поровну.

Когда Соединенное Королевство все же выйдет из Евросоюза, кресла британских депутатов будут распределены пропорционально между другими странами. Это несколько ослабит позиции либералов в Европарламенте, поскольку в Великобритании они получили много голосов — 20%. В большинстве государств, которым достанутся мандаты, их результат хуже.

Явка на выборах повысилась впервые за все годы существования Европарламента

С 1979 года, когда были проведены первые всеобщие выборы в Европейский парламент, явка на них постоянно снижалась. Это давало основания говорить о нехватке легитимности у властных структур Евросоюза. На этот раз явка составила 51% против 33% на предыдущих выборах. Это самый высокий показатель с 1994 года.

Успехи популистских партий в последние годы объясняют, среди прочего, их способностью мобилизовать протестный электорат и апатией сторонников традиционных партий. Полученные при относительно высокой явке результаты могут свидетельствовать о том, что интеграционные и антинационалистические идеи тоже могут привлекать европейцев.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Дмитрий Карцев

Реклама