Перейти к материалам
истории

Свердловскому рок-клубу исполнилось 35 лет. Помните, кто там играл кроме «Наутилуса», «Чайфа» и «Агаты Кристи»? Если нет, то вот плейлист «Медузы» с самыми недооцененными группами третьей советской рок-столицы

Источник: Meduza

Март 2021 года выдался богатым на круглые даты российской рок-истории. Вслед за юбилеем Ленинградского рок-клуба свое 35-летие отмечает не менее легендарный вечный побратим и конкурент из Екатеринбурга. Свердловский рок-клуб просуществовал всего пять лет — с 1986-го по 1991 год — но внес более чем осязаемый вклад в историю советской рок-музыки. Свердловск был (да и остается) настоящей третьей столицей русского рока. Если в Ленинграде в 1980-е царили «Кино», «Алиса», «Аквариум», в Москве — «Звуки Му», «Браво», «Центр», то в Свердловске — «Наутилус Помпилиус», «Чайф» и «Агата Кристи». Последней группой, принятой в Свердловский рок-клуб, стали «Смысловые галлюцинации».

Но это далеко не все, кого стоит упомянуть. «Медуза» вспомнила еще десяток музыкантов и групп СРК, сегодня незаслуженно забытых. К сожалению, в стриминговых сервисах их наследия почти не найти, но зато доступны архивные видеоматериалы на ютьюбе. Подробнее о свердловских рок-группах можно почитать в книгах (этой и этой) «архивариуса уральского рока» Дмитрия Карасюка. Он же собрал практически весь аудиоархив СРК в торрентах (ссылку на него мы дать не можем, но желающие с легкостью найдут его сами).

«Урфин Джюс»

Родиной свердловского рока считается Архитектурный институт, где в творческой студии появилась одна из первых значимых городских рок-групп «Сонанс». Записав в 1980-м свой единственный альбом «Шагреневая кожа», коллектив распался на два враждующих состава «Урфин Джюс» и «Трек», которые своим творческим соперничеством подстегивали развитие всей остальной местной сцены. В «Урфине» всем заправлял Александр Пантыкин, сегодня носящий негласный титул «дедушки уральского рока». Группа репетировала на базе фабрики детских игрушек «Радуга», от которой получила гарантийное письмо на запись альбома на Свердловской киностудии. Там в 1982 году музыканты записали двойной арт-роковый альбом «15» (назван по числу композиций, на обложку поместили игру-головоломку пятнашки). Запись обошлась «Радуге» в значительную по тем временам сумму в пять тысяч рублей. Кроме того, музыканты сумели наладить неплохую систему подпольной дистрибуции, разослав несколько сотен копий альбома по всей стране. Несмотря на очевидную избыточность и затянутость, диск считался прорывным для своего времени и принес первую славу уральскому року по стране. Поэтому пластинка заслуженно включена в главный справочник советской рок-музыки «100 магнитоальбомов советского рока» Александра Кушнира.

Один из хитов пластинки — «Человек наподобие ветра»

«Трек»

Если «Урфин Джюс» тяготел к прог-року, то его конкуренты из «Трека» — к хард-року и более актуальному в мировом контексте на тот момент пост-панку. Группа вела замкнутый образ жизни, оставаясь сторонницей анонимного искусства, и, разумеется, обрастала разными мифами и слухами о себе. Они никак не оформляли обложки своих альбомов и не придумывали для них названий, присваивая лишь порядковые номера. В своей почти фанатичной сосредоточенности на музыке «Трек» достиг почти недосягаемых исполнительских высот. Что заметно диссонировало с текстами песен, которые сочинял по остаточному принципу уже на готовые треки местный поэт Аркадий Застырец. Пик творчества коллектива пришелся на начало 1980-х, период самых жестких гонений на рок-музыкантов в СССР. Не выдержав давления властей, группа распалась в 1984 году, но ее участники потом отметились во многих других коллективах СРК. В 21 веке «Трек» несколько раз мимолетно возвращался на сцену с единичными выступлениями.

Песня «Клей» с финального альбома «Трек III»

Настя Полева

Первая леди уральского рока, чей титул никому даже не приходит в голову оспаривать. В ее сольном проекте «Настя», неизменном участнике фестивалей СРК, переиграли едва ли не все самые заметные музыканты города. Для Полевой сочинял Бутусов, она пела с «Чайфом», и, да, в песне «Трека» выше тоже звучит именно ее голос. Свои лучшие песни, впрочем, она написала самостоятельно. Например, трогательный «Танец на цыпочках», получивший приз зрительных симпатий на фестивале 1989 года. В середине 1990-х Полева переехала в Петербург. Новых альбомов у нее не выходило с 2008 года.

«Каталог»

Проект Александра Сычева, зародившийся в стенах той же студии Архитектурного института. Варьировался от акустического дуэта в две гитары до полноценного состава, исполнявшего все подряд от фолка до блюза и кантри. Сычев сочинял уйму материала, но, вопреки названию, совсем не стремился его каталогизировать. Музыкант трагически погиб в 1990-м году, попав под поезд. Незадолго до этого он уничтожил практически весь свой архив. То, что удалось сохранить, с недавнего времени появилось в стримингах под названием «Каталог оригинальный». Среди прочих на этом сборнике выделяется песня «Хэмингуэй» — трогательное признание в любви к американскому писателю напополам со светлой грустью советского человека, который знает заграницу только по его книгам и никогда туда не вырвется. В 2016 году вышел трибьют «Отражения», в котором песни Сычева исполнили Чичерина, «Курара», «Чайф» и другие уральские артисты.

Егор Белкин

Муж Насти Полевой, герой ранних короткометражек Алексея Балабанова, основатель группы «Р-клуб» (в 1981-м получившей гран-при самого первого в Свердловске рок-фестиваля, прошедшего на базе Архитектурного института, а через пять лет открывавшей уже первый фестиваль собственно Свердловского рок-клуба), гитарист «Урфина Джюса», а затем и «Наутилуса». В 1985-м Белкин записал знаковый сольный альбом «Около радио» на стихи поэта Ильи Кормильцева. Песня «Братство по ветру» позднее прочно обосновалась в репертуаре «Насти», а «Соня любит Петю» и вовсе считается неформальным гимном Свердловского рок-клуба. 

«Апрельский Марш»

Еще одна свердловская группа, строившая свое звучание на прог-роке и новой волне, а название подсмотревшая в рассказе Хорхе Луиса Борхеса. Карьера «Апрельского марша» складывалась нестабильно: на первом фестивале СРК они с треском провалились, и свой первый записанный магнитоальбом старались не распространять, признав его неуспешным. В начале 1990-х известность «Марша» вышла за пределы города — усилиями своего земляка Михаила Козырева музыканты выступили на первом «Максидроме» в Москве, а их томный хит «Сержант Бертран» попал в радиоротацию. Его гипнотический припев «Потому что я люблю тебя» заиграет новыми красками, если знать историю реального сержанта Бертрана (спойлер: он был некрофилом). 

Живое исполнение «Сержанта Бертрана» на концерте 1993 года на Шаболовке для «Программы А», сразу вслед за ним идет разудалый кавер на «Take Me To The River» (причем версии Talking Heads, а не оригинальной от Эла Грина)

Макс Ильин

Макс Ильин дебютировал на первом фестивале рок-клуба в 17 лет — как приглашенный гитарист группы «Метро». После чего тут же собрал собственную «Группу Макса Ильина» (в свое время через нее прошли и Сергей Бобунец, и барабанщик «Агаты Кристи» Андрей Котов, и бывшие участники «Чайфа»). Впрочем, наибольшей известности Ильин добился уже в следующем десятилетии со своим проектом «Собаки Качалова» и песней «Каждый день война», которая не вылезала из эфиров модных столичных радиостанций и телеканалов. На фоне нее совсем затерялись ранние, не менее достойные композиции — например, «Чаепитие в горящем доме», словно предвосхищающая знаменитый мем «This is fine».

«Чаепитие», исполненное в рамках презентации альбома «Разные песни», осень 1992 года

«Водопад имени Вахтанга Кикабидзе»

Группа-загадка из небольшого провинциального городка Верхотурье, выпускавшая даже не альбомы, а сатирические радиоспектакли (чем-то похожим занимались разве что московские концептуалисты из коллектива «Мухоморы»). В арсенале «Водопада» присутствовали, казалось бы, совсем не рок-н-рольные балалайка и баян, детские ксилофоны и клавишные, да и собственные голоса они намеренно коверкали, меняя скорость записи — по легенде, чтобы КГБ было труднее вычислять авторов и преследовать их за антисоветскую деятельность. Главным произведением «Водопада» был и остается диск «Первый Всесоюзный панк-съезд», включенный в ту же сотню альбомов советского рока по версии Александра Кушнира.

Выступление «Водопада имени Вахтанга Кикабидзе» на IV фестивале СРК с песней «Я объявляю мораторий»

«Ассоциация»

Группа с, возможно, самым длинным названием в истории русского рока — полностью оно звучит как «Ассоциация содействия возвращению заблудшей молодежи на стезю добродетели» (фраза позаимствована у Герберта Уэллса). Это сайд-проект саксофониста «Наутилуса» Алексея Могилевского, основанный вместе с рано умершим гитаристом Николаем Петровым; по сути «Наутилус» без Бутусова. В разгар деятельности СРК группа выпустила шесть альбомов. Возможно, материал у «Ассоциации» был не самый хитовый и часто выезжать ей приходилось на каверах своей основной группы, но стилистически музыканты находились на самом острие моды. Послушайте, например, песню «Отрываюсь словно уши у Ван Гога» — это всамделишный мэдчестер с хлесткими гитарами и танцевальными ритмами и клавишными.

«Инсаров»

Проект, который не имеет никакого отношения к Феде Инсарову (он же Feduk). Это группа бывшего басиста группы «Чайф» Антона Нифантьева и его супруги Алины, игравшая на рубеже 90-х передовой дримпоп, который не затерялся бы и на британском лейбле 4AD. Однако их альбом «Бритва» сегодня вряд ли найдешь даже в Екатеринбурге. Сейчас Нифантьев работает звукоинженером на местной студии-лейбле «Panda-Music». Одно из последних его заметных появлений случилось в гимне новой волны уральского рока «Курара Чибана», где он солирует на домре и мандолине.

Песня «Голод» с альбома «Бритва»

Еще больше из истории русского рока

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александр Филимонов

Фото в анонсе: Екатерина Карасюк / Архив Свердловского рок-клуба

Реклама